увеличение процентов по кредиту

Аналитика Публикации

Процентная ставка по кредиту: когда банк вправе повышать ее в одностороннем порядке

Правоприменительная практика в настоящее время сталкивается с обилием споров о правомерности повышения банком в одностороннем порядке процентных ставок по выданным кредитам и досрочного истребования кредита в случае просрочки его возврата по повышенной процентной ставке.

Нормативное регулирование вопроса

В соответствии со ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другим законом или договором. Таким образом, повышение процентной ставки в заключенном кредитном договоре в одностороннем порядке будет правомерным, только если в договоре прямо предусмотрено право банка на такое повышение.

Аналогичное правило закреплено в ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности». Так, указанная норма устанавливает запрет для банка как кредитной организации изменять процентные ставки по кредитам, за исключением случаев, когда это прямо предусмотрено законом или договором.

Впрочем, законодатель не предоставил кредиторам абсолютной свободы действий по одностороннему повышению процентной ставки, даже когда это возможно. С учетом значительного объема выданных кредитов и прямой зависимости между их плановым возвратом и платежеспособностью участников рынка необходим был способ воздействия на произвольное неправомерное повышение процентной ставки кредитными организациями.

Такой механизм был предложен судебной практикой. Как указано в информационном письме Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре», банк может изменить условия кредитования, но должен действовать согласно принципам разумности и добросовестности (п. 3). Таким образом, правоприменитель вводит дополнительные критерии для определения правомерности одностороннего повышения процентной ставки банком.

Принцип разумности и добросовестности раскрывается в постановлении Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 № 13567/11 по делу № А71-10080/2010-Г33: при реализации предусмотренного кредитным договором права в одностороннем порядке изменять условия кредитования банк должен действовать в допустимых пределах осуществления гражданских прав и доказать наличие оснований, с которыми по условиям договора связана возможность одностороннего изменения банком размера платы за кредит.

Названные принципы приняты в продолжение положений п. 4 ст. 450 ГК РФ: «Сторона, которой положениями Гражданского кодекса, другими законами или договором предоставлено право на одностороннее изменение договора, должна при осуществлении этого права действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором». Следовательно, одновременное применение норм законодательства и выводов судебной практики позволяет выделить следующие критерии для первичного определения правомерности действий кредитной организации при повышении процентной ставки:

прямое предоставление такого права кредитору заключенным договором или законом;

разумное и добросовестное поведение кредитора при повышении процентной ставки.

Безусловно, при рассмотрении конкретного спора между кредитной организацией и заемщиком суду предстоит исследовать не только «сухие» условия кредитного соглашения, но и значительный объем фактических обстоятельств дела.

Значение имеют фактические обстоятельства

На текущий момент необходимо отметить, что судебная практика при оспаривании повышения процентной ставки по кредиту в одностороннем порядке складывается по большей части в пользу кредиторов-банков. Не смогло существенно изменить ситуацию и улучшить положение заемщика и принятое два года назад постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее — постановление о свободе договора). Указанное постановление предусматривает, что в тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения п. 2 ст. 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента (п. 9).

Следует отметить, что в судебной практике сформировался специальный подход, который предлагает судьям учитывать финансовое равноправие (или, напротив, неравноправие) сторон договора. Такой подход был применен Президиумом ВАС РФ в постановлении от 06.03.2012 № 13567/11 по делу № А71-10080/2010-Г33. В частности, высшая судебная инстанция указала, что в ситуации, когда участниками кредитного договора являются, с одной стороны, предприниматель, а с другой — крупный банк, в силу положений ст. 1, 10 ГК РФ должна быть исключена возможность кредитной организации совершать действия по наложению на контрагентов неразумных ограничений или по установлению необоснованных условий реализации контрагентами своих прав. Право банка на одностороннее изменение процентной ставки по кредиту, закрепленное в договоре, не означает, что заемщик, не согласный с такими изменениями, не может доказать, что одностороннее изменение договорных условий нарушает разумный баланс прав и обязанностей сторон, противоречит устоявшимся деловым обыкновениям либо иным образом нарушает основополагающие частноправовые принципы разумности и добросовестности.

Дополнительным доказательством отсутствия реальной возможности заемщика выразить свою волю при согласовании в дополнительных соглашениях размера процентной ставки в приведенном деле было условие кредитного договора об обязанности заемщика в короткий срок возвратить полученную сумму в случае несогласия с увеличением процентной ставки по кредиту.

При рассмотрении спора значение может иметь не только финансовое положение сторон, но и род деятельности заемщика. В том случае, если на заемщике лежит ряд значимых для общества функций, к нему должен быть применен соответствующий подход кредитора. Не может являться самоцелью создание экономически невыгодных для заемщика условий и, напротив, необоснованное обогащение кредитора, построенное на таких условиях.

В то же время слабая сторона, которая не могла повлиять на условия заключаемого договора, вправе обратиться в суд за защитой своих прав. Представляется, что наиболее верной формулировкой исковых требований в этом случае будет требование о признании повышения процентной ставки в одностороннем порядке недействительным (на основании ст. 10 ГК РФ) и взыскании неосновательного обогащения банка. При этом размер неосновательного обогащения будет определяться как разница между фактически уплаченными процентами и процентами, которые подлежали уплате по справедливой процентной ставке. Как показывает практика, отказывая в удовлетворении требований заемщиков, суды ссылаются на:

недоказанность факта недобросовестного поведения банка;

отсутствие доказательств возникновения неблагоприятных последствий (вреда) в результате согласования сторонами оспариваемых условий.

Напротив, положительные для заемщиков судебные акты зачастую основываются на детальном исследовании судами фактических обстоятельств спора. При этом такие обстоятельства учитываются судами в их совокупности. Так, в постановлении от 20.02.2016 № Ф05-17938/2015 по делу № А40-113521/2014 Арбитражный суд Московского округа согласился с выводами суда первой инстанции о том, что, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (п. 1 ст. 10 ГК РФ), с учетом отсутствия возможности заемщика действовать своей волей и в своем интересе при исполнении обязательств по договору, условия об одностороннем повышении банком процентной ставки по кредиту являются обременительными для заемщика и существенным образом нарушают баланс интересов сторон в пользу кредитной организации. Увеличение процента по кредиту не могло, по мнению суда, привести к защите имущественного интереса банка.

Кроме того, суд отметил, что повышение процентной ставки по кредиту противоречит ст. 310 ГК РФ и ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», из которых следует, что для одностороннего изменения обязательства недостаточно наличия в договоре только самого такого права — необходимо также закрепление в договоре конкретных случаев, при наступлении которых право на одностороннее изменение условий обязательства может быть реализовано. В рассматриваемом же договоре отсутствовала четкая формулировка критериев, при которых банк вправе увеличить процентную ставку, а также не были определены пределы повышения.

Еще одним показательным успешным примером защиты прав заемщика является постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11.03.2016 № Ф01-180/2016 по делу № А82-3023/2015. В указанном споре суды отклонили довод банка о том, что при увеличении процентной ставки кредитором были приняты во внимание кредитные ставки других банков в России, а также довод о повышении ставки рефинансирования. Дело в том, что банк не учитывал, что в периоды подписания им уведомления о повышении процентной ставки по кредитному договору и направления названного уведомления предпринимателю ключевая ставка Банка России соразмерно снижалась. Поскольку иного обоснования увеличения процентной ставки по условиям кредитного договора банк не представил, суды правомерно признали, что одностороннее увеличение банком процентной ставки по кредиту осуществлено с нарушением принципов разумности и добросовестности и влечет признание сделки, выраженной в таких действиях банка, недействительной на основании ст. 168 ГК РФ.

Также надо отметить, что при рассмотрении дел, связанных с обжалованием действий банка по одностороннему повышению процентной ставки, суды, как правило, толкуют противоречивые условия договора в пользу заемщика. Так, в постановлении Президиума ВАС РФ от 02.10.2012 № 6040/12 по делу № А40-63658/11-25-407 изложена позиция о том, что толкование неясных, неполных или противоречивых условий сделок, совершенных банками как субъектами, осуществляющими профессиональную деятельность на финансовом рынке, должно осуществляться в пользу другой стороны сделки либо лица, к которому обращена односторонняя сделка.

Аналогичная позиция изложена в п. 11 постановления о свободе договора, согласно которому при разрешении споров, возникающих из договоров, в случае неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора, в том числе исходя из текста договора, предшествующих заключению договора переговоров, переписки сторон, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, а также последующего поведения сторон договора (ст. 431 ГК РФ), толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия. Пока не доказано иное, предполагается, что такой стороной было лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере, требующей специальных познаний (например, банк по кредитному договору).

Эта позиция также нашла отражение в постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 24.02.2016 по делу № А50-7447/2015. В этом деле суд установил, что сторонами не были определены конкретные обстоятельства, при наступлении которых банк имеет право повышать процентную ставку, и потому истолковал неясно сформулированное условие договора в пользу заемщика. Он отметил, что банк, формулируя условия договора, предусматривающие его право на повышение в одностороннем порядке процентной ставки, должен приложить максимальные усилия к тому, чтобы соответствующие условия были ясными, недвусмысленными и понятными любому лицу, не обладающему специальными навыками в сфере финансов и не знакомому с принятыми в этой сфере обычаями. Абстрактные формулировки, допускающие двоякое толкование либо не позволяющие с точностью определить наступление указанного условия, подлежат трактовке в пользу заемщика (см. также другие примеры споров, разрешенных в пользу заемщика: постановления арбитражных судов Московского округа от 21.03.2016 № Ф05-1539/2016 по делу № А40- 68567/2015, от 28.01.2016 № Ф05-19821/2015 по делу № А40- 60386/2015, Поволжского округа от 14.06.2016 № Ф06-9052/2016 по делу № А65-19874/2015).

Дополнительным доказательством добросовестности поведения кредитной организации является соразмерность снижения процентной ставки (когда снижается показатель, влияющий на нее), то есть если повышение процентной ставки по кредитному договору «привязано» математически к ключевой ставке Банка России, то при ее снижении должна снижаться и процентная ставка по договору.

При этом для банка существенным становится определение календарного периода, в который необходимо проводить снижение или увеличение процентной ставки. Рассмотрим ситуацию, при которой ключевая ставка Банка России последовательно растет два календарных месяца. В начале третьего месяца кредитор направляет заемщику уведомление о повышении процентной ставки по кредитному договору, и в этот период появляется новое сообщение — о снижении ключевой ставки. В этом случае действия банка с большой долей вероятности могут быть признаны неправомерными, поскольку уведомление о повышении процентной ставки было направлено в тот момент, когда ключевая ставка уже начала снижаться.

Способы защиты прав заемщиков

Действующее законодательство и судебная практика предусматривают целый ряд способов защиты прав заемщиков при необоснованном повышении процентной ставки по кредитному договору, совершенном банком в одностороннем порядке. Основные способы защиты прав заемщика можно разделить на досудебные и судебные. Их эффективность различна, но в совокупности применения они могут предоставить достаточную степень гарантии прав более слабой стороны кредитного соглашения.

К досудебным способам следует отнести прежде всего переговорные возможности заемщика и банка. При подписании договора заемщику следует внимательно ознакомиться с условиями договора. В частности, ему следует обратить внимание на формулировки, связанные с условиями увеличения банком процентной ставки, во избежание возникновения негативных последствий. Заемщику также рекомендуется определить математические параметры такого увеличения и предусмотреть возможность снижения процентной ставки при снижении определяющего ее показателя (например, ключевой ставки).

Кроме того, для заемщика логичным представляется включить в договор условие о диспозитивном поведении сторон: либо кредитор реализует свое право на одностороннее повышение процентной ставки по кредитному договору, либо заемщик предоставляет, к примеру, дополнительное встречное обеспечение, а кредитор увеличивает процентную ставку по договору на некий усредненный показатель.

В случае оспаривания сделки по одностороннему повышению процентной ставки в суде заемщиком могут быть заявлены следующие исковые требования:

о признании недействительной сделки по одностороннему изменению процентных ставок по кредитному соглашению;

о признании недействительным кредитного соглашения в части (права банка на повышение процентной ставки по кредиту в одностороннем порядке);

о взыскании денежных средств как неосновательного обогащения (в случае, если заемщиком уже были уплачены денежные средства по увеличенной процентной ставке).

Как представляется, второй из указанных способов обладает самым большим объемом доказывания и является наиболее сложным по своему составу. При такой формулировке исковых требований заемщику предстоит доказать не только неправомерность конкретных действий банка по ситуационному изменению процентной ставки, но и изначальную недействительность этого условия кредитного договора.

Таким образом, чтобы повышение процентной ставки по кредитному договору в одностороннем порядке было правомерным, банку необходимо соблюсти ряд условий. Во-первых, такое право должно быть прямо предусмотрено в заключенном между сторонами договоре. При этом условие о повышении процентной ставки должно быть сформулировано ясно и однозначно. Повышение процентной ставки в одностороннем порядке не может быть поставлено в зависимость от событий, наступление которых не может быть четко определено каждой из сторон.

Во-вторых, повышая процентную ставку, кредитная организация должна действовать добросовестно и разумно. Под таким поведением подразумевается прежде всего повышение процентной ставки в строгой привязке к определяющему показателю. Такое повышение не может являться самоцелью и вести к неосновательному обогащению кредитора. При принятии решения об изменении условий договора банк должен руководствоваться целым рядом фактором: актуальным состоянием определяющего финансового показателя (например, ключевой ставки), видом деятельности заемщика, возможными социальными последствиями и пр.

На стадии заключения договора заемщику следует предусмотреть возможные негативные последствия повышения процентной ставки кредитором в одностороннем порядке и сформулировать такое условие кредитного договора максимально определенно. Предложения по формулировкам в кредитном договоре лучше направлять контрагенту в письменном виде, поскольку это будет дополнительным доказательством при возможном споре в суде.

Источник

Банки повышают проценты по ипотеке. Стоит ли покупать жилье сейчас

Почему выросли ипотечные ставки

Основной причиной повышения ставок по ипотеке стало ужесточение денежно-кредитной политики государства. Она, в свою очередь, призвана противодействовать разгоняющейся инфляции, которая по итогам октября 2021 года составила 8,13% в годовом выражении (данные Министерства экономики). Глава Центробанка Эльвира Набиуллина на заседании комитета Госдумы по финансовым рынкам 15 ноября 2021 года предупредила, что ключевая ставка будет повышаться и далее, а ее снижения до 5–6% не стоит ожидать ранее середины 2023 года.

«ЦБ обязательно должен вмешаться, чтобы предотвратить рост инфляции. Именно поэтому мы повысили ставку на последнем заседании до 7,5% и, возможно, будем рассматривать необходимость дальнейшего повышения на ближайших заседаниях», — заявила Эльвира Набиуллина во время выступления в Госдуме.

ЦБ РФ прогнозирует, что инфляция вернется к целевому уровню в 4% не раньше середины 2023 года, а следующие 1,5 года пройдут в условиях высоких инфляционных рисков.

Банк России шесть раз повышал ключевую ставку в течение года: в сумме с марта она выросла на 3,25 п.п. Последнее решение регулятор принял 22 октября, повысив ставку сразу на 0,75 п.п., до 7,5%. Следующее заседание ЦБ РФ, на котором будет рассматриваться вопрос об уровне ключевой ставки, запланировано на 17 декабря 2021 года.

Повышение ключевой ставки в конце октября до 7,5% ожидаемо привело к росту ставок по кредитным продуктам, в том числе по ипотечным. Сбербанк, который выдает каждую вторую ипотеку в стране, повысил базовые ставки по ипотеке на покупку квартир в новостройках до 8,8%, а на вторичное жилье — до 9,1%. Вслед за ним о грядущем увеличении ставок до 9% для новостроек и готового жилья с 22 ноября заявил ВТБ — второй по сумме выдаваемых ипотек игрок рынка. С 22 октября, с момента последнего заседания ЦБ РФ, ставки по ипотеке уже повысили девять кредитных организаций из топ-15, на который приходится самый большой объем выдачи ипотек в денежном выражении.

По данным «Дом.РФ», в январе 2021-го ипотечные ставки на новостройки и на вторичном рынке были на уровне 7,90% и 8,13% соответственно. Ставки перешли к росту в марте, когда Банк России начал ужесточать кредитно-денежную политику. На 7 ноября среди топ-15 ипотечных банков средневзвешенная ставка на новостройки составляла 8,64%, на вторичном рынке — 8,83%. По данным «ЦИАН.Аналитика», средневзвешенная процентная ставка по ипотеке на 14 ноября составляет 8,9% (ставка рассчитана на основе предложений восьми банков — партнеров ЦИАН, все они входят в топ-15 игроков ипотечного рынка).

Очередное повышение ключевой ставки вызвал новый раунд роста ставок по кредитам.

Упадут ли цены на жилье из-за роста ставок на ипотеку

Снижение цен на российском рынке жилья в прошлом наблюдалось только во время тяжелых кризисов — после макроэкономических и геополитических событий 1998, 2008 и 2014 годов. В текущей ситуации моментального падения цен вследствие повышения ключевой ставки ждать не стоит. Большинство экспертов склоняются к мысли, что максимум, на что может рассчитывать потенциальный покупатель жилья сейчас, это на стагнацию (замедление темпа роста) цен.

На рынке новостроек остаются фундаментальные причины, не позволяющие квадратному метру дешеветь, убежден руководитель «ЦИАН.Аналитика» Алексей Попов. «Это и эскроу-счета (при проектном финансировании у застройщиков нет стимулов продавать лоты на котловане по шоково низким ценам), и рост цен на строительные материалы и рабочую силу. Сейчас есть отдельные сегменты рынка и локации, которые показывают снижение средних цен предложения на 0,5–1% на протяжении месяца, но к словосочетанию «жилье дешевеет» это не имеет отношения», — отметил эксперт.

Эксперт рынка недвижимости Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский считает, что продавцам на фоне сжатого спроса придется идти на чуть большие уступки покупателям.

«Уже летом почти половина потенциальных заемщиков отказывалась от кредитов, понимая, что не потянет ежемесячный платеж. Сейчас таких кейсов станет еще больше, а продавцам придется смириться с тем, что рынок окончательно превратится в рынок покупателя, и снижать цены в объявлениях с готовностью падать еще ниже в процессе торга. Как результат цена продажи может быть ниже на 3–7% от того, за сколько квартира была изначально выставлена», — отметил эксперт.

На рынке новостроек до конца 2021 года цены вряд ли упадут существенно, даже несмотря на снижение спроса. «В целом рост ставок по ипотеке в долгосрочной перспективе поспособствует замедлению цен на жилье, но нельзя сказать, что из-за этого расценки на новостройки обвалятся. Скорее всего, эти явления мы увидим на рынке в начале 2022 года», — говорит совладелец девелоперской группы «Родина» Владимир Щекин.

На вторичном рынке, где значительную долю занимают физические лица, есть еще один фактор, который препятствует снижению цен: желание продавцов продать жилье подороже, и оно пока не ослабло. Движение цен вниз может пойти только тогда, когда продавцы поймут, что спрос существенно упал.

«Рынок вторичного жилья — это множество собственников, и даже с учетом роста ставок по кредиту, чтобы снизилась цена, должно пройти время. Цена объекта снижается, если долго нет звонков по рекламе, нет просмотров. Особенно, если мы говорим о физических лицах, которые самостоятельно выставляют объекты на открытых площадках. Рынок реагирует медленно. Должно пройти время, чтобы продавцы заметили отсутствие спроса», — рассуждает главный аналитик ГК «Миэль» Екатерина Бережнова.

Стоит ли покупать жилье в ипотеку сейчас

Согласно опросам ВЦИОМ и «Дом.РФ», в конце 2020 года 50% россиян считало покупку жилья наиболее надежным способом вложения и сохранения средств. При этом 28% рассматривают жилье в качестве инструмента инвестиций, намереваясь сдавать его в аренду, а 2% хотят его перепродать, получив таким образом прибыль. Большинство респондентов (66%) полагают, что покупка недвижимости — более выгодный способ вложения средств, чем банковский вклад. 58% опрошенных считают вложения в недвижимость не менее надежным, чем депозиты.

Есть ли смысл покупать квартиру в ипотеку в надежде, что даже с учетом переплаты ее стоимость через 10–20 лет обгонит инфляцию и принесет владельцу прибыль? Эксперты, опрошенные «РБК Инвестициями», разошлись во мнениях и объяснили, почему сомневаются в таком способе инвестирования.

«На бумаге любые расчеты на 10–20 лет будут свидетельствовать о том, что брать ипотеку выгоднее, чем копить деньги на покупку квартиры без привлечения банковского финансирования, — отмечает Алексей Попов. — Рост цен на жилье на длинных отрезках в России опережает инфляцию. И в большинстве случаев даже по сегодняшним ставкам и дальше будет ее опережать даже с учетом переплаты на обслуживание кредита. Правда, в таких моделях не учитывают затраты на обустройство и содержание жилья. Сложно спрогнозировать и то, как будет выглядеть российский рынок недвижимости в 2030–2040-х годах. С развитием удаленной занятости, сервисов по доставке товаров и услуг классические факторы ценообразования (транспортная доступность центров городов, близость к физическим объектам городской инфраструктуры) могут серьезно поменяться».

Эксперт рынка недвижимости Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский считает нелогичным ожидать, что квартира в ипотеку оставит покупателя в плюсе на любом временном горизонте. «Во-первых, занимая деньги у банка на 10–20 лет по текущим ставкам, отдать придется в два раза больше. Во-вторых, «грязная» доходность квартир в Москве — 3,7% годовых. «Чистая» — около или ниже нуля. Поэтому если жилье берется не под перепродажу или посуточную аренду, то речи о том, чтобы нивелировать инфляцию, идти не может».

Ставки по ипотеке в России слишком высоки и в долгосрочной перспективе, скорее всего, все равно будут опережать темпы роста цен на жилье, говорит Владимир Щекин и приводит пример расчета: «Если инвестор сейчас приобретает квартиру за ₽10 млн (берет в ипотеку ₽8 млн под 8,8% годовых), то за десять лет он в виде процентов выплатит банку ₽4,1 млн, а за 20 лет — ₽9 млн. То есть фактически при текущих ставках по ипотеке в перспективе десяти лет покупатель приобретает квартиру не за ₽10 млн, а за ₽14,1 млн, а в 20-летнем периоде — за ₽19 млн.

Чтобы инвестор мог выйти в ноль, квартира в эти сроки должна подорожать на 41% и 90% соответственно. Такой сценарий, конечно, не исключен, но делать столь рискованную и бесприбыльную инвестицию никто не будет. Правда, если инвестор сдаст квартиру в аренду по ставке, превышающей ежемесячный платеж по ипотеке, то тогда он выйдет в плюс и заработает».

Управляющий партнер компании «Метриум» Надежда Коркка обращает внимание, что в текущих условиях неопределенности планировать на столь значительный горизонт крайне затруднительно — спрогнозировать инфляцию через десять лет де-факто невозможно.

Екатерина Бережнова обращает внимание на то, что прогноз по рынку должен учитывать многие факторы: спрос и предложение, государственное регулирование, геополитическую ситуацию, курс валют, ситуацию на фондовом рынке, ипотечные ставки, которые тоже подвержены госрегулированию. Но отмечает, что, предусмотрев все, в недвижимости сложно прогнозировать даже на ближайшие полгода: «Как можно говорить о горизонте в 10–20 лет, если у нас на глазах, весной 2020 года, с наступлением пандемии все вдруг перевернулось с ног на голову. Никто не прогнозировал такого роста цен, не было таких прецедентов».

Председатель совета директоров «Базис Инвестмент Компани», экс-совладелец компании «Миэль-Недвижимость» Дмитрий Лебедев уверен, что на длинном горизонте — 10–20 лет — стоимость недвижимости гарантированно обгоняет рост инфляции.

«Недвижимость — инвестиция для долгосрочных инвесторов, которая позволяет сохранить и преумножить капитал. Использование ипотечных кредитов, безусловно, помогает таким инвесторам. Кредит — это как рычаг, который используется для поднятия тяжелого веса. При тех низких ставках, которые были до повышения, это особенно заметно. Например, стало понятно, что выгоднее покупать жилье, чем арендовать его», — отметил эксперт.

Больше новостей об инвестициях вы найдете в нашем телеграм-канале «Сам ты инвестор!»

Источник

Операционные системы и программное обеспечение