уведомление о состоявшейся уступке прав требования

Понятие и порядок совершения цессии

Цессия — это уступка кредитором третьему лицу требования к должнику (ст. 388 ГК). Верховный суд пояснил, что такая сделка может осуществляться в силу предусмотренного законодательством типа договора, смешанного соглашения или сделки, не описанной в правовых актах. Например, цессия может проводиться в рамках соглашения о дарении, продажи имущественного права и т. д. (постановление Пленума ВС от 21.12.2017 № 54).

Уступка требования осуществляется в следующем порядке:

Эксперты КонсультантПлюс детально рассказали о нюансах и порядке уведомления должника об уступке права требования. Чтобы все сделать правильно, получите пробный доступ к системе и переходите в Готовое решение. Это бесплатно.

Какие проводки составляются у сторон при оформлении договора цессии, узнайте здесь.

Унифицированной формы уведомления не существует, однако, исходя из ст. 385 ГК, такой документ должен содержать информацию, однозначно определяющую цессионария как нового кредитора, а также очерчивать границы перешедших к нему прав.

Необходимо внимательно подходить к формулированию положений уведомления. Надлежащими признаются, например, уведомления в форме товарной накладной с указанием на совершенную цессию (постановление ФАС Московского округа от 21.10.2009 № КГ-А40/10714-09), счет-фактура с таким же указанием (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.11.2010 по делу № А43-44139/2009).

Не считается надлежащим уведомлением, к примеру:

Если указанные данные не соответствуют требованию об однозначной идентификации нового кредитора и определении объема его прав или использована ненадлежащая форма уведомления, то должник вправе либо приостановить исполнение и затребовать от цедента подтверждения произошедшей цессии, либо исполнить обязательство первоначальному кредитору.

Чтобы избежать этих последствий, рекомендуем воспользоваться образцом уведомления должника об уступке права требования.

Когда нужно согласие должника на уступку требования и как его оформить, узнайте в КонсультантПлюс. Если у вас нет доступа к системе К+, получите пробный онлайн-доступ бесплатно.

Итоги

Таким образом, единого бланка уведомления об уступке требования не существует, поэтому стороны должны самостоятельно составить такой документ (либо воспользоваться приведенным образцом уведомления о цессии). Составленный документ должен однозначно указывать на нового кредитора, а также определять его правомочия.

Источник

Уступка прав требований: что нужно знать и как не ошибиться

Автор: Евгения Степанова, адвокат, руководитель Московского филиала Ростовской областной коллегии адвокатов «Советник»

Материалы газеты «Прогрессивный бухгалтер», февраль 2020 г.

Уступка права требования к контрагенту в его пользу либо уступка права требования к третьему лицу несмотря на свое широкое распространение и кажущуюся простоту правовой конструкции часто вызывает затруднения при заключении и исполнении договора, особенно если сделку исполняют сами предприниматели либо их бухгалтерский отдел. Поскольку на практике более распространена уступка требования по денежному обязательству, мы будем говорить именно о такой разновидности цессии, отметив, что закон допускает и уступку права неденежного исполнения.

Уступка прав требований должна быть законна

Заключение договоров уступки права требования (договоров цессии) является одним из самых распространенных механизмов коммерческого взаимодействия между субъектами предпринимательства. Цессию стороны используют зачастую не только как сделку по уступке права требования за деньги, но и как механизм осуществления взаиморасчетов и взаимозачетов между собой.

Законодательному регулированию уступки права требования посвящена глава 24 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) «Перемена лиц в обязательстве». Кроме того, к ознакомлению рекомендуется Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений гл. 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», посвященное сформированному судебной практикой пониманию основных аспектов уступки прав.

Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону. Важно исследовать специальное законодательство той сферы правоотношений, которая затрагивает уступку прав.

Не допускается, например, уступка прав по договору об ипотеке или обеспеченному ипотекой обязательству, права по которым удостоверены закладной: такая сделка ничтожна (ст. 47 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»). При заключении договора путем проведения торгов уступка прав также обладает особенностями: если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора (ст. 448 ГК РФ). Также не допускается, в частности, уступка преимущественных прав покупки доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (ст. 21 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Кроме того, ГК РФ общим положением о переходе прав к другому лицу запрещает переход прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью.

Также закон не разрешает осуществлять уступку права требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, без согласия последнего.

Вместе с тем отдельно стоит сказать о запрете или ограничении уступки права (требования), которые стороны нередко прописывают в заключаемом ими договоре (купли-продажи, займа, комиссии и проч.), стараясь защитить свои права и не допустить перехода права требования к третьим лицам и изменения личности своих кредиторов.

Законодатель указывает, что соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения основного договора. То есть даже если договор, на основании которого возникло переуступаемое требование по денежному обязательству, запрещает уступать права требования по нему, уступка все равно будет законной.

Что касается уступки права на получение неденежного исполнения, отметим, что она может быть запрещена или ограничена соглашением между сторонами основного договора. Если такой запрет был согласован сторонами (цедентом и должником), а затем право было уступлено по договору цессии, такой договор может быть признан недействительным по иску должника только в случае, если цессионарий знал или должен был знать о наличии указанного запрета на уступку.

Важна форма сделки

Уступка требования должна быть совершена в той же форме, что и сделка, на которой она основана. То есть для сделки в простой письменной форме уступка права (требования) по ней должна быть оформлена сделкой в простой письменной форме; для сделки в нотариальной форме уступка также должна быть заверена нотариально. Если же сделка требует государственной регистрации, соглашение об уступке должно быть зарегистрировано в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Уведомление имеет значение

Важно внимательно отнестись к оформлению и направлению уведомления о состоявшейся уступке в адрес должника. ГК РФ устанавливает, что уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо от того, первоначальным (цедентом) или новым кредитором (цессионарием) оно направлено. Однако должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору, за исключением случаев, если уведомление о переходе права получено от первоначального кредитора.

На практике это означает, что, если уведомление направляет новый кредитор, ему следует приложить к уведомлению копию договора уступки права, на основании которого право (требование) перешло к отправителю уведомления. Для исключения злоупотреблений со стороны должника в части непредставления ему доказательств перехода права, рекомендуем при наличии возможности направлять уведомление о состоявшейся уступке от лица первоначального кредитора.

Эффективным на практике также является подписание обеими сторонами договора цессии уведомления о состоявшемся переходе права, которое стороны оформляют одновременно с подписанием договора цессии. Физическое направление уведомления более заинтересованным в этом новым кредитором в данном случае не имеет принципиального значения, т.к. документ исходит, в том числе, от первоначального кредитора.

Очень важным является незамедлительное направление грамотно оформленного уведомления о состоявшейся уступке с доказательствами перехода права (в случае необходимости) на верный юридический и фактический адрес должника, поскольку он будет считаться исполнившим обязательство надлежащим образом, если исполнит его перед цедентом до получения уведомления.

Возмездный характер цессии

Важно соблюсти требования закона о возмездном характере цессии, чтобы не допустить признание сделки недействительной, а равно осуществить замену стороны в процессе, если переуступаемое право (требование) по обязательству было установлено в судебном порядке.

По общему правилу договор цессии может быть безвозмездным, так как стороны сделки вправе самостоятельно определять, будет ли их договор возмездным или нет (п. 4 ст. 421, ст. 423 ГК РФ). Вместе с тем, безвозмездная цессия (а равно цессия по заниженной цене относительно размера уступаемого права (требования)) может быть квалифицирована как дарение, если будет установлено намерение цедента одарить цессионария (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54 г. Москвы «О некоторых вопросах применения положений гл. 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»).

Законом строго ограничен круг лиц, которые вправе заключать безвозмездные договоры (в частности, договор дарения): такой договор не могут заключить между собой коммерческие организации, индивидуальные предприниматели, а равно индивидуальный предприниматель и коммерческая организация (пп. 4 п. 1 ст. 575, п. 3 ст. 23 ГК РФ). Договор, заключенный с нарушением этого правила, будет признан недействительным. Поэтому уступка права между субъектами предпринимательской деятельности в обязательном порядке должна быть возмездной, ее возмездность должна быть обоснована и доказана: уступка может быть оплачена не только деньгами, но и иным встречным предоставлением.

ВАС РФ в своих постановлениях придерживается стабильной позиции о том, что отсутствие в договоре цессии условия о цене передаваемого требования само по себе не является основанием для признания его недействительным или незаключенным. В таком случае цена требования, в частности, может быть определена по правилу п. 3 ст. 424 ГК РФ. Вопрос о возмездности сделки должен решаться в зависимости от реальных намерений сторон с учетом фактически сложившихся между ними отношений. Иными словами, важно, чтобы из смысла договора уступки и иных его положений было очевидно, что стороны предполагали договор возмездным (из Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120).

Особенностью обладает безвозмездная уступка, имеющая место быть в отношениях между основным и дочерним обществами, где под дочерним понимается такое общество, в котором основное общество в силу преобладающего участия в уставном капитале, либо в силу договора, либо иным образом определяет решения дочернего общества. Согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 04.12.2012 № 8989/12, не потерявшему актуальности и по сей день, положения ГК РФ, запрещающие дарение между коммерческими организациями, направлены на защиту участников юридического лица – дарителя и защиту имущества этого юридического лица (чтобы оно отчуждалось только за эквивалентное встречное предоставление). При передаче имущества от дочернего общества основному (и наоборот) интересы миноритарных участников обществ, которые могут быть ущемлены такими сделками, защищаются специальными положениями законодательства о хозяйственных обществах (например, о праве требовать выкупа акций или приобретения обществом доли в уставном капитале, об одобрении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность участников хозяйственного общества). В связи с этим к указанным сделкам положение о запрете дарения между коммерческими организациями не применяется.

Кроме того, НК РФ предусмотрена возможность не учитывать при определении налоговой базы дохода в виде имущества, безвозмездно полученного Обществом от своего участника (акционера), размер вклада (доли) которого в уставном капитале этого Общества составляет более 50% (абз. 2, 4 п.п.11 п.1 ст. 251 НК РФ), а равно и в случае передачи имущества от организации, уставный капитал которой более чем на 50 % состоит из вклада (доли) получающей организации (абз. 3 пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ), то есть от дочерней компании основной.

Напомним здесь также, что согласно Указанию ЦБ РФ от 07.10.2013 № 3073-У юридические лица и индивидуальные предприниматели ограничены лимитом равным 100 000 руб. при производстве между собой расчетов наличными средствами в рамках одной сделки (в том числе, и сделки уступки права (требования). Это следует помнить при производстве расчетов по обсуждаемой сделке.

Источник

Уведомление должника о заключении договора цессии

Получен исполнительный лист, исполнительное производство не возбуждалось. 15 сентября 2021 г. заключен договор цессии. Надо ли в этой ситуации уведомлять должника о заключении договора? При подаче заявления в суд о процессуальном правопреемстве направляется ли заявление должнику, прикладывается ли к заявлению в суд квитанция об отправке?

В гражданском законодательстве нет четко сформулированных норм, которые обязывали бы первоначального и (или) нового кредитора уведомлять должника о состоявшейся уступке требования. Необходимость уведомить должника о том, что право требования перешло к другому лицу, продиктована не столько предписаниями закона, сколько здравым смыслом. Действительно, каким образом должник сможет догадаться о том, что исполнить обязательство нужно новому кредитору, если никто (ни первоначальный, ни новый кредитор) не уведомит его об этом?

Поэтому уведомить должника о состоявшейся уступке требования надо, причем чем скорее, тем лучше. Это будет разумным и добросовестным поведением — как по отношению к должнику, так и по отношению к своим собственным интересам. Не следует забывать о п. 3 ст. 382 ГК РФ, где указано, что новый кредитор несет риск неблагоприятных для него последствий, вызванных тем, что должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. А именно, обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу. Так что если должник, не уведомленный об уступке требования, исполнит обязательство старому кредитору, то никакие претензии должнику в связи с этим предъявляться не могут.

Уведомить должника о состоявшейся уступке требования могут как первоначальный, так и новый кредитор. Однако правовые последствия уведомления несколько различаются в зависимости от того, кто именно направит такое уведомление должнику. Если должника уведомит первоначальный кредитор, уступивший свое право требования, то такому уведомлению должник может поверить без каких-либо дополнительных подтверждений. Если же должника уведомит новый кредитор, то должник вправе не исполнять ему обязательство до получения подтверждения от первоначального кредитора (п. 1 ст. 385 ГК РФ, п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»).

Если говорить о процессуальных моментах, связанных с подачей в суд заявления о процессуальном правопреемстве, то надо иметь в виду следующее. Ни гражданское, ни арбитражное процессуальное законодательство не регламентируют процедуру подачи в суд (арбитражный суд) заявлений и ходатайств (в частности, о процессуальном правопреемстве) с той же степенью тщательности, с которой регламентирована процедура подачи исков. Ни в ГПК РФ, ни в АПК РФ прямо не говорится о том, что при подаче заявления о процессуальном правопреемстве необходимо направлять копии заявления всем заинтересованным лицам, а к самому заявлению, направляемому в суд (арбитражный суд), прикладывать доказательства такового направления.

Однако трактовать такого рода ситуацию можно по-разному, что и подтверждает судебная практика. Суды общей юрисдикции в основном исходят из того, что заявление о процессуальном правопреемстве не является исковым заявлением, его подачей не инициируется возбуждение гражданского дела, в связи с чем применение положений гл. 12 ГПК РФ (в частности, о направлении копий заявления заинтересованным лицам и приобщении доказательств направления) в данном случае недопустимо (см., например, апелляционное определение Московского городского суда от 28.09.2016 № 33-34644/2016). Арбитражные суды, напротив, применяют в таких случаях в порядке аналогии закона положения п. 1, 3 ч. 1 ст. 126 АПК РФ, регламентирующие порядок подачи исковых заявлений, в соответствии с которыми к заявлению в арбитражный суд прилагаются уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление другим лицам, участвующим в деле, копий заявления и приложенных к нему документов, которые отсутствуют у других лиц, участвующих в деле, а также документы, подтверждающие обстоятельства, на которых основаны требования (см., например, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 22.05.2019 № Ф06-46736/2019).

Видимо, подход арбитражных судов следует признать более взвешенным, поскольку судопроизводство в нашей стране основывается, помимо прочего, на принципах состязательности и равноправия сторон. Если процессуальному оппоненту не будет предоставлена возможность заблаговременного ознакомления с заявлением и формулирования своей позиции по данному заявлению, то вряд ли в такой ситуации можно говорить о реальной состязательности и реальном равноправии. Поэтому, подавая заявление о процессуальном правопреемстве (независимо от того, адресовано оно арбитражному суду или суду общей юрисдикции), ориентироваться надо все-таки на такой порядок действий, который предполагает направление должнику копии заявления и предоставление суду почтовой квитанции об отправке.

Источник

Статья 385. Уведомление должника о переходе права

1. Уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено.

Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору, за исключением случаев, если уведомление о переходе права получено от первоначального кредитора.

2. Если должник получил уведомление об одном или о нескольких последующих переходах права, должник считается исполнившим обязательство надлежащему кредитору при исполнении обязательства в соответствии с уведомлением о последнем из этих переходов права.

3. Кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право (требование), и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого права (требования).

Комментарий к ст. 385 ГК РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи является логическим продолжением правил п. 3 ст. 382 (см. коммент. к ней).

При направлении цессионарием уведомления о состоявшейся уступке должнику у последнего могут возникнуть сомнения в наличии и обоснованности соответствующих прав цессионария. В подобной ситуации комментируемая статья дозволяет должнику не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления доказательств состоявшейся уступки. При этом закон не уточняет объема и характера необходимой информации. В качестве достаточного доказательства могут рассматриваться, в частности, уведомление должника первоначальным кредитором (цедентом) о состоявшейся уступке требования либо иное письменное подтверждение факта уступки, исходящее от первоначального кредитора (например, предоставление должнику акта, которым оформляется исполнение обязательства по передаче требования). Надлежащим доказательством прав цессионария может считаться сам договор уступки или его копия. Однако комментируемая статья не предусматривает обязательности предоставления должнику в качестве доказательства перемены кредитора соглашения, на основании которого цедент принял обязательство передать требование цессионарию (см. п. 14 письма ВАС N 120).

2. Непредоставление должнику надлежащих доказательств уступки по своим правовым последствиям приравнено к неуведомлению должника. В обоих случаях должник не несет никакой ответственности перед цессионарием, а исполнение, осуществленное им цеденту, считается надлежащим и прекращает обязательство.

Уведомление, направленное первоначальным должником, во всех случаях должно считаться достаточным подтверждением уступки. При таких обстоятельствах исполнение, произведенное должником в адрес первоначального кредитора, не может считаться надлежащим и не освобождает должника от ответственности за неисполнение обязательств перед цессионарием. Ссылка должника на отсутствие доказательств во внимание приниматься не должна.

4. Пункт 1 комментируемой статьи лишь дает должнику право не исполнять обязательство новому кредитору, но не освобождает должника от лежащей на нем обязанности.

5. В силу п. 2 комментируемой статьи цедент должен передать цессионарию документы, удостоверяющие уступленное требование, и сообщить ему сведения, необходимые для его осуществления.

Указанная обязанность цедента не должна отождествляться с обязанностью передать само право (требование). Соответственно, момент перехода права к цессионарию не зависит от исполнения цедентом обязанности по передаче документов, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Уклонение цедента от передачи цессионарию документов, удостоверяющих переданное последнему требование, само по себе не свидетельствует о том, что данное требование не перешло к цессионарию (п. 11 письма ВАС N 120).

Конкретный перечень документов, подлежащих передаче цессионарию, может быть указан в соглашении сторон. При его отсутствии цедент обязан передать все находящиеся у него документы, которые могут быть использованы для удостоверения передаваемого требования (подтверждающие его возникновение, существование, объем и т.д.).

Если срок передачи документов не установлен соглашением сторон, указанная обязанность должна быть исполнена в разумный срок (см. ст. 314 ГК и коммент. к ней). Разумным должен считаться срок, позволяющий цессионарию реализовать свое право в отношении должника (см.: Новоселова Л.А. Права и обязанности цедента и цессионария // Гражданин и право. 2003. N 3. С. 68).

Документы должны предоставляться в подлинниках. Однако если цедент имеет обоснованный интерес в том, чтобы оставить упомянутые документы за собой (например, ввиду того, что он уступил только часть требования), он обязан передать лишь надлежащим образом заверенные копии этих документов (см.: Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования. С. 28).

Поскольку обязанность по предоставлению документов вытекает не из договора цессии, а из обязательственной сделки, лежащей в его основании, при неисполнении цедентом указанной обязанности цессионарий может приостановить исполнение своих обязательств по каузальной сделке либо отказаться от этой сделки и потребовать возмещения убытков (см. ст. 328 ГК и коммент. к ней).

6. Сведения, которые цедент обязан сообщить цессионарию, включают в себя условия осуществления требования (место, срок, способ исполнения и т.д.), данные о существующих обеспечениях, сведения об имеющихся и возможных возражениях должника (в том числе его праве на зачет), а равно об обстоятельствах, опровергающих указанные возражения.

Обязанность цедента сообщать необходимые сведения по смыслу п. 2 комментируемой статьи распространяется и на обстоятельства, ставшие известными ему и после уступки.

Судебная практика по статье 385 ГК РФ

Суд апелляционной инстанции правомерно руководствовался статями 309, 310, 382, 385, 410, 412 Гражданского кодекса Российской Федерации, постановлениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки».

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 210, 308, 385, 388, 395, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 39, 154, 158 Жилищного кодекса Российской Федерации, исходили из того, что ответчиком не представлены доказательства оплаты оказанных услуг. Расчет процентов за пользование чужими денежными средствами судами проверен и признан правильным.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 8, 307, 309, 310, 382, 384, 385, 388, 431, 614 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходили из доказанности наличия задолженности ответчика перед истцом в размере 557 407 руб. 11 коп., проверив представленный истцом расчет неустойки, суды признали его неверным в связи с отсутствием оснований для начисления неустойки на задолженность по акту от 31.05.2017 N 11, поскольку в материалы дела не представлено доказательств предъявления этого акта обществу ранее 27.12.2017, пересчитав подлежащую взысканию с ответчика неустойку, определили ее в размере 106 128 руб. 93 коп.

В пункте 20 указанного постановления разъяснено, что если уведомление об уступке направлено должнику первоначальным кредитором, то по смыслу абзаца второго пункта 1 статьи 385, пункта 1 статьи 312 ГК РФ исполнение, совершенное должником в пользу указанного в уведомлении нового кредитора, по общему правилу считается предоставленным надлежащему лицу, в том числе в случае недействительности договора, на основании которого должна производиться уступка.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 309, 310, 312, 382, 384, 385, 388, 389, 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», установив нарушение застройщиком прав участника строительства по своевременной передаче объекта, в связи с чем участник строительства отказался от дальнейшего исполнения договора долевого участия в строительстве, пришли к выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика процентов за пользование денежными средствами, право взыскания которых участник долевого строительства добровольно передал истцу.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 307, 309, 310, 330, 382, 385 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», установив факт нарушения ответчиком согласованного сторонами срока передачи объекта долевого строительства участнику, пришли к выводу о наличии оснований для взыскания неустойки за нарушение срока передачи объекта долевого участия и штрафа, применив статью 333 ГК РФ.

Источник

Операционные системы и программное обеспечение