типология семейных ролей в соответствии со статусом родственных отношений включает

§ 7. Ролевая структура семьи

Основными параметрами ролевой структуры семьи являются характер главенства, определяющего систему отношений власти и подчинения, т.е. иерархическое строение семьи, и распределение ролей в соответствии с теми задачами, которые решает семья на данной стадии своего жизненного цикла.

Ролевая структура семьи в значительной степени определяется ведущими семейными ценностями, иерархия которых развивается на протяжении жизненного цикла семьи, отражая изменение значимости ее функций.

Главенство в семье определяет ее иерархию и организацию функционирования, характер принятия решений, меру участия членов семьи в управлении ее жизнедеятельностью, отношения власти — доминирование и подчинение.

Авторитарная система отношений означает сосредоточение функций управления и принятия решений в руках одного члена семьи. Демократическая система отношений — равноправное участие всех членов семьи в управлении и принятии решений. Тенденцией развития современной семьи является переход от авторитарной к демократической системе отношений, что, в первую очередь, обусловлено становлением правового и экономического равноправия мужчин и женщин. Главенство может носить единоличный характер (персональное главенство) и быть совместным. В первом случае все или большинство наиболее значимых для семьи функций оказываются сосредоточены в руках одного человека.

Отношения власти как доминирования — подчинения имеют и обратную сторону — принятие социальной ответственности главы семьи за ее благополучие и функционирование, что предполагает решение задач обеспечения безопасности семьи, определение ее целей и перспектив, координацию действий, направленных на достижение этих целей, создание психо-логической атмосферы уверенности и оптимизма в отношении прошлого, настоящего и будущего семьи.

Отношения доминирования — подчинения в семье могут быть охарактеризованы по следующим параметрам: кто именно доминирует в семье; основания (причины) доминирования; степень транзитивности отношений доминирования—подчинения; предполагает ли доминирование также и принятие ответственности доминирующим лицом [Дружинин, 1966].

Роль— это нормативно одобряемая модель поведения, ожидаемая от человека, занимающего определенную социальную позицию и позицию в межличностных отношениях. Содержание роли и ее выполнение регулируются нормами, т.е. определенными выработанными и принятыми группой правилами, которым необходимо следовать для реализации совместной деятельности [Андреева, 1980]. Существуют правила, предписания, касающиеся как принятия ролей, так и их исполнения. Важны также контроль за выполнением роли и санкции, как внешние, так и внутренние, направленные на восстановление баланса семейной деятельности за счет определенного воздействия на члена семьи, не выполняющего свою роль. Степень принятия членом семьи своей семейной роли определяет эффективность ее выполнения и, как следствие, успешность функционирования семейной структуры в целом.

В ролевой структуре семьи выделяют план конвенциональных и план межличностных ролей.

Конвенциональные роли предписаны социокультурным окружением, стандартизованы, определяют постоянные права и обязанности членов семьи, представляя собой перечень форм поведения и способов их реализации, регулируемых правом, моралью, традициями.

Ролевая структура семьи обеспечивает эффективное ее функционирование и удовлетворение потребностей всех ее членов с учетом следующих требований:

•ролевая согласованность — требование непротиворечивости ролей, образующих целостную систему, как в отношении ролей, выполняемых одним человеком, так и семьей в целом;

• выполнение роли должно обеспечивать удовлетворение потребностей личности в рамках семьи;

•принятые роли должны соответствовать возможностям личности, нельзя допускать «ролевой перегрузки»;

•выполнение ролей должно обеспечивать удовлетворение потребностей всех членов семьи.

Конвенциональныероли могут быть классифицированы по различным основаниям. Типология семейных ролей в соответствии со статусом родственных отношений включает роли мужа, жены, родителей — матери и отца, детей — сына и дочери, сиблингов — брата и сестры, прародителей — бабушки и дедушки и пр. Подчеркнем, что набор прав и обязанностей в соот- ветствии с родственным статусом определяется историческими, культурными, этническими особенностями семьи и значительно варьируется в зависимости от перечисленных факторов.

В основу классификации ролей Ф. Ная [Nye, 1976] положен функциональный принцип, позволяющий выделить следующий набор ролей: «кормилец» семьи, хозяин (хозяйка) дома, ответственный за уход и воспитание младенца, воспитатель детей, сексуальный партнер, «семейный психотера-певт», несущий ответственность за поддержание родственных связей, орга-низатор досуга и развлечений (рекреационная функция семьи), организатор семейной субкультуры. При распределении конвенциональных ролей наблюдается полоролевая дифференциация, которая определяется особен-ностями представлений супругов о ролях мужчин и женщин в обществе и семье, особенностями полоролевой идентичности и реальным распределе-нием ролей в семье между супругами [Алешина, Борисов, 1989].

Остановимся на характеристике функциональных ролей в семье. Роль «кормильца» соответствует выполнению функции обеспечения материаль-ного благополучия семьи. В традиционной семье эта роль принадлежит му-жу. В Современной, как правило, работают оба супруга. Выполнение роли «кормильца» фактически предопределяет решение вопроса о власти и гла-венстве в семье.

Роль хозяина (хозяйки) дома реализует функцию организации и поддержания быта. В традиционной семье эта роль отводится жене. В эгалитарных семьях эти ролевые функции распределяются примерно поровну с учетом культурных стереотипов и представлений о роли мужчины и женщины в «поддержании семейного очага». Как правило, они совмещаются с ролью «министра финансов» семьи, ответственного за проектирование семейного бюджета и держателя кошелька. Традиционно такую роль играет жена, однако все чаще и чаще наблюдается тенденция совместного ее выполнения.

Роль ответственного за воспитание младенца выделяется из воспитательной функции семьи и выступает обособленно по причине теснейшего взаимодействия ребенка в младенческом возрасте с близким взрослым. Возможности выполнения родителем, принимающим на себя функцию воспитателя младенца, других функций крайне ограниченны. Традицион-ные нормы предписывают выполнение этой роли матери. В современной эгалитарной семье ее достаточно успешно выполняют отцы, однако нет, по- жалуй, ни одной другой роли, где тенденция традиционализации распреде-ления семейных ролей проявляла бы себя настолько сильно. Так, кормление грудью — биологически обусловленная функция матери; предпосылки синхронности взаимодействия матери и ребенка закладываются еще в пе-риод пренатального развития; наконец, опережающие темпы формирования материнской родительской позиции по сравнению с родительской позицией отца делают именно мать наиболее адекватной фигурой для формирования первой социальной потребности ребенка в контакте со взрослым и в привязанности.

Реализация роли воспитателя детей (более старшего возраста), предполагающая управление процессом социализации, морального развития, становления компетентности, как правило, осуществляется обоими родителями.

•уровнем образования. Общая тенденция состоит в том, что чем выше уровень образования отца, тем более активен он в воспитании ребенка;

• полом ребенка. Считается, что отец уделяет больше внимания сыну, а мать — дочери, но если межличностные отношения родителей характеризуются любовью и нежностью, то уровень эмпатии и активность участия отца в воспитании дочери могут быть выше;

•возрастом ребенка. Чем старше ребенок, тем больше включен отец в процесс его воспитания, однако налицо преимущества более раннего включения отца в воспитание ребенка, проявляющиеся, по крайней мере, в трех направлениях. Во-первых, возрастает вероятность формирования безопасной привязанности в отношениях ребенка с отцом. Во-вторых, формирование отцовской родительской позиции осуществляется по типу возрастания компонентов безусловного принятия ребенка. В-третьих, благодаря совместной с матерью воспитательной деятельности возникает необходимая основа для выработки единой родительской позиции, помогающей избежать непоследовательности и противоречивости семейного типа воспитания.

Роль сексуального партнера включает проявление активности и иници-ативности в сексуальном поведении. Традиционно роль лидера в сексуаль-ных отношениях отводится мужу, однако в последнее время ситуация вы-глядит далеко не так однозначно в связи с ростом активности женщин.

Роль «психотерапевта» обеспечивает удовлетворение потребностей чле-нов семьи в эмоциональном взаимопонимании, поддержке, безопасности, ощущении личностной самоценности и является ключевой в современной семье. Традиционно она отводится женщине в силу признания ее большей эмоциональной чувствительности, однако в действительности дело обстоит так далеко не всегда. Муж в роли семейного «психотерапевта», как правило, укрепляет свою лидерскую позицию и реальное главенство в семье.

Перечисленные роли имеют скорее «внутренний» характер и не пред-полагают выхода за пределы границ семейной системы. Наряду с ними можно говорить и о семейных ролях, реализуемых в контексте более широ-кого социального окружения, осуществляющих посредническую функцию между семьей и социальной средой. К ним относятся роли ответственного за поддержание родственных связей, организатора досуга и семейной суб-культуры.

Роль ответственного за поддержание родственных связей предполагает лидерство в организации общения с родными и близкими, участие в семейных ритуалах, церемониях, праздниках, осуществление необходимой материальной и психологической поддержки нуждающимся членам расширенной семьи, социального контроля. Традиционно эту роль исполняла жена, сейчас нет четкого приоритета, принятие этой роли определяется характером родственных отношений и личностными особенностями членов семьи.

Роль организатора семейного досуга, реализующего рекреационную функцию семьи, направлена на планирование и проведение выходных дней и отпусков. Важность этой роли возрастает в современной ситуации дефицита межличностного общения в семье. Организация досуга способствует либо сплочению, либо деструкции семьи. Принятие и исполнение этой роли определяется личностными качествами супруга (активностью, компетентностью, организационными способностями).

Роль организатора, творца семейной субкультуры, своеобразного духовного лидера семьи, определяющего ее интересы, культурные запросы, увлечения, возникла относительно недавно и отвечает функции духовного общения и обеспечения условий для культурного роста членов семьи. Как правило, эту роль принимает на себя наиболее компетентный и заинтересованный член семьи. Исполнение ролей организатора семейного досуга и организатора семейной субкультуры достаточно часто совмещает один член семьи в силу их содержательной близости. Семейная культура включает ритуалы и обряды жизненного цикла, сопровождающие основные семейные события (помолвка, свадьба, рождение детей, похороны и пр.). Семейная праздничная культура — новогодние обряды, празднование дней рождения, юбилеев, других знаменательных дат семейного календаря — имеет ритуально-игровой характер, определяет историю семьи, выполняя функцию ее интеграции и укрепления сплоченности, обеспечивает формирование ее самосознания. Семейный этикет регламентирует поведение членов семьи, задает его нормативность. Особенность его — в сочетании свободы поведения («фамильярности») и высокой устойчивости моделей поведения, обеспечи-вающих возможность предвосхищения поведения членов семьи и согласо-ванность их действий без жестких ограничений [Разумова, 2000].

Межличностные роли определяют характер межличностного взаимо-действия, включая роли покровителя, опекуна, опекаемого, друга, сексу-ального партнера.

Типичной проблемой ролевой структуры современной семьи, где оба супруга работают, является ролевая перегруженность и дилемма идентичное- ти работающей женщины. Сущность такого ролевого конфликта в несовместимости ролевых ожиданий и невозможности выполнения субъектом, занимающим определенный социальный статус, предписанных и принятых им ролей. Причина возникновения ролевого конфликта работающей женщины связана с невозможностью успешного выполнения ею большого количества ролей — семейных и профессиональных — в силу противоречивости, предъявляемых к ним требований; отсутствием необходимых физических ресурсов для полноценного выполнения ролей; чрезмерностью требований к выполнению ролей, устанавливаемых самой женщиной [Алешина, 1989; Гаврилица, 1998]. В патриархальной культуре женщине всегда приписывали роли «домохозяйки» и «хранительницы домашнего очага». Эти нормативные роли до сих пор признаются как типичные для женщин, определяющие их женственность и тендерную роль, в конечном счете их идентичность. Достаточно часто профессиональная деятельность женщины рассматривается как «смещение» ее предназначения на незначимые цели, потому что разделение труда между полами в семье якобы оправдывается большей приспособленностью женщин к заботе о других, к материнству, к уходу за детьми и их воспитанию, к заботе о других (Т. Парсонс). Противо-речивое отношение к участию женщин в семейной и профессиональной сферах ныне обусловлена «двойным стандартом приоритетов». С одной стороны, производственная активность слабого пола — необходимое усло-вие жизнедеятельности и социального прогресса общества, а с другой — высшим предназначением женщины и, соответственно, ядром ее идентич-ности провозглашаются дом, дети, забота о семье. Однако чрезмерная эмо-циональная и деятельностная фиксация на карьере или семье приводит к эмоционально-личностным нарушениям. «Захваченность» карьерным рос-том чревата эмоциональным обеднением, отсутствием личной жизни, а по-груженность в семейные проблемы ограничивает возможности творческой самореализации, приводит к зависимости и социальной изоляции. Показателями ролевого конфликта являются отсутствие одобрения и поддержки работы жены со стороны мужа, неуважительное отношение к ее профессиональной деятельности; чувство вины перед семьей, испытываемое работающей женщиной; ощущение раздвоенности между семьей и работой, переживание острой нехватки времени. Показано, что особенности мотивации профессиональной деятельности женщины влияют-на характер протекания такого конфликта. Если доминирующим является мотив обеспечения материального благополучия семьи, то ролевая напряженность возрастает, а если — социального признания, успеха, достижений, то ролевая конфликтность и уровень внутренней напряженности снижаются. Особенно резко возрастает фрустрированность, когда женщине не удается успешно, с ее точки зрения, реализовать позицию матери, а приоритет ценности материнства у нее достаточно высок [Гаврилица, 1998]. В то же время данные исследования условий и факторов психического здоровья женщины свидетельствуют о большей благополучности работающих жецщин. Это объясняется тем, что, согласно теории аккумулирования ролей, расширение набора ролей, выполняемых субъектом, и сфер его самореализации приводит не только к росту напряженности, но и к формированию более высокой толерантности к неудачам и жизненным невзгодам. Неуспех в одной области самореализации может быть с лихвой компенсирован успехом в другой. Кроме того, работающая женщина получает возможность более полно контролировать свою жизнь, автономию и самостоятельность, что в итоге находит отражение в большей ее удовлетворенности семейной жизнью.

Можно выделить три основные стратегии разрешения ролевого конфликта работающей женщины, различающиеся в зависимости от степени активности самой женщины в ситуации, вызывающей фрустрацию. Первая стратегия состоит в изменении социально-экономических условий жизни женщины, вторая — в осуществлении структурных изменений семьи, которые позволили бы женщине успешно сочетать семейную роль с профессиональной. Третья стратегия направлена на изменение установок и ценностных ориентации женщины через разрешение ценностно-смыслового конфликта и построение собственной иерархии социальных ролей. Если женщина осуществляет осознанный выбор той или иной сферы самореализации — профессиональной или семейной — и оценивает свою деятельность в этой сфере как успешную, то происходит снижение ролевого конфликта. Если ее ценностный выбор в пользу семейной или профессиональной сферы так и не осуществляется, то сначала происходит утрата интереса к работе, затем — стремление уделять больше внимания себе и семье и, наконец, отказ от профессиональных ролей в пользу семейных. В исследовании О. А. Гаврилицы [ 1998] было также показано, что психологический пол женщины, а именно степень выраженности маскулинности или фемининности, в значительной степени обусловливает разрешение ролевого конфликта. Сильная выраженность маскулинных или фемининных полоролевых ка-честв облегчает выбор профессиональной или семейной сферы и способствует более успешной адаптации к ней.

Принятие ролей осуществляется в соответствии с социокультурными нормами и стандартами, определяющими критерии оценки успешности выполнения ролей. Ролевое поведение характеризуется степенью идентификации исполнителя с ролью, т.е. степенью принятия ответственности за выполнение роли, ролевой компетентностью, сформированностью мотива- ционного и операционно-технического компонентов ролевого поведения; конфликтностью роли, т.е. противоречивостью в сознании человека поведенческих моделей, необходимых для реализации роли [Эйдемиллер, Юс- тицкис, 1999; Алешина, 1994]. Значительное влияние на ролевое поведение оказывает фактор родительской семьи каждого из супругов. Можно выделить два возможных типа воздействия этого фактора на принятие и испол-нение роли: 1) повторение (воспроизведение) в собственной семье характе- ра распределения семейных ролей и исполнение усвоенных ролей в той форме, в какой они исполнялись в родительской семье; 2) отвержение семейного уклада родительской семьи. Одной из причин отвержения может стать неблагополучие детско-родительских отношений в семье одного из супругов.

Принятие семейных ролей в значительной мере определяется также влиянием особенностей мотивационно-потребностной и ценностно-смысловой сфер членов семьи, а также личностных их особенностей, например зависимости/автономии в принятии решений.

Серьезным фактором, в значительной мере определяющим характер принятия межличностных ролей в семье, являются сиблинговые взаимоотношения в собственной семье супругов. Модель отношений с братьями и сестрами, позиция в этих отношениях с легкостью переносится на собственного супруга и детей, определяет претензии на лидерство, отношение к вопросу о власти, сотрудничестве, кооперации, соревновательности.

Репертуар усвоенных в детстве и подростковом возрасте межличностных ролей и опыт их исполнения переносится супругами в свою семейную жизнь, определяет характер межличностного взаимодействия [Черни- ковД998].

Можно выделить несколько вариантов сочетания ролевых ожиданий в зависимости от сиблинговых позиций:

• комплементарный брак — взаимодополняющие сиблинговые позиции супругов. Например, позиции старшего и младшего ребенка. В случае ком- плементарности наблюдается наиболее благоприятный вариант формирования ролевой структуры: есть взаимодополняющие ожидания, готовые стереотипы межличностных ролей и опыт их исполнения;

•частично комплементарный брак — частичное совпадение сиблинго- вых позиций супругов. Например, позиции среднего и старшего ребенка лишь частично оправдывают ожидания супругов в отношении межличностного взаимодействия;

•некомплементарный брак — тождественность сиблинговых позиций супругов, ведущая к конкуренции в борьбе за присвоение одной и той же межличностной роли.

Естественно, не существует жесткой зависимости формирования межличностных ролей и взаимодействия в семье от степени комплементарнос- ти сиблинговых позиций, хотя такое влияние несомненно. Длина и легкость пути к взаимопониманию определяются скорее личностными особенностями супругов. Степень комплементарности по-разному определяет характер межличностных ролей и показатель удовлетворенности браком на разных стадиях супружества. Чем моложе семья, тем сильнее выражено это влияние.

Впрочем, не только конфликтное сочетание межличностных ролей, но и сами роли могут оказывать психотравмирующее воздействие как на их ис- полнителя, так и на остальных членов семьи и семью в целом. Патологизи- рующие роли (X. Рихтер) в зависимости от их субъекта могут быть индиви-дуальными и семейными. Причины семейных патологизирующих ролей лежат в области нарушений в системе «семья — социальное окружение». Феномен патологизирующих ролей является показателем дисфункции семьи как целостной системы. К индивидуальным патологизирующим ролям относят роли вроде «семейный козел отпущения», «позор семьи», «любимчик», «бэби», «больной член семьи» и т.п. Исполнитель роли «козел отпущения» является чем-то вроде «громоотвода», служит мишенью для эмоционального отреагирования остальных членов семьи. Достаточно часто он спокойно относится к эмоциональным реакциям домочадцев и принимает эту роль, осознавая ее положительный эффект. «Позор семьи» выступает в качестве своеобразного экрана, на который «проецируются» остальные члены семьи, он признается семьей или отдельными ее членами виновником всех несчастий и, как правило, эту роль отвергает. «Любимчик» является как бы посредником между конфликтующими членами семьи, носителем эмоционального начала, объединяющего семью, и тем самым препятствует открытому решению проблемы. «Бэби» — вечное дитя независимо от возраста, ему прощаются все проступки и прегрешения, его роль — быть подтверждением достоинств остальных членов семьи, а также основой ее сплоченности в его опеке. Равно как и «больной член семьи» — основа для ухода от реально существующих проблем и объединения в заботе о «страдальце».

К патологизирующим семейным ролям, обусловленным нарушением связей семьи с социальным окружением, относят роли «семья-театр», «семья-крепость», «семья-санаторий» и др. Например, в «семье-крепости» превалируют враждебное отношение к социальному окружению, стремление к изоляции, социальному дистанцированию, агрессивные формы реагирования. «Семья-театр» как бы живет на сцене, выставляя напоказ заботу, ласку, взаимопонимание, оставаясь при этом «глухой» к потребностям и интересам своих членов в реальной жизни.

Генезис и функционирование патологизирующих ролей определяются действием защитных механизмов, обусловленных личностными проблемами каждого из членов семьи, а также нарушением функционирования семьи в целом.

В основе патологизирующих ролей лежат нарушения представлений членов семьи друг о друге, о себе и семье в целом — феномен «семейных мифов» [Ferreira, 1966; Мишина, 1983; Эйдемиллер, Юстицкис, 1999].

Источник

olhimiya

«Познание есть соучастие» (с)

жж врача-психотерапевта Константина Ольховского

Роль – понятие, в котором отражены и социальные, и индивидуальные особенности личности, взаимодействие внешних и внутренних аспектов ее развития. По Э Томасу и Б. Биддлу, «роль – это набор предписаний, которые определяют, каким должно быть поведение человека, занимающего определенную социальную позицию. В разных контекстах роль определяет предписание, описание, оценку и действие; в идее роли находят отражение скрытые и явные процессы, собственное поведение и поведение других, поведение, которое инициирует индивид, и поведение, которое направлено на него» (B.J. Biddle, E.J. Thomas, 1966, с. 29)

Таким образом, роли представляют собой паттерны поведения, регулируемые долженствованиями и ожиданиями, которые определяют как собственные поступки человека, так и поступки окружающих его людей. Кроме актуального поведения, в понятие «роль» включаются желания, цели, убеждения, чувства, социальные установки, ценности и действия, которые приписываются человеку. На характер распределения ролей в семье большое влияние оказывают семейные ценности и нормы.

Ролевая структура семьи является одним из наиболее изученных показателей семейных отношений. Исследовались ее различные аспекты: взаимосвязь полоролевой дифференциации и удовлетворенности супругов браком, роль ценностно-ролевой согласованности супругов в стабилизации брачно-семейных отношений, проблемы усвоения супругами ролей, ролевой конфликт карьероуспешных супругов и др.

Семейные роли – закрепленные за каждым из членов семейной системы наборы поведенческих паттернов, определяемые как индивидуальным (совокупность представлений о себе как носителе роли), так и микро-, макро- и мегасистемным уровнями функционирования семьи. Ролевая структура семьи предписывает ее членам что, как, когда и в какой последовательности они должны делать, взаимодействуя друг с другом (С. Минухин, Ч. Фишман, 1998).

В социальной психологии принята дифференциация на конвенциональные и межличностные, или неформальные роли. Конвенциональные роли – это определяемые традициями, моралью, юридическими нормами, системой социальных ценностей и т.п. стереотипизированные шаблоны поведения. Например, роль отца предполагает определенные обязанности по отношению к своим детям. Эти обязанности законодательно закреплены, и в случае их невыполнения общество накладывает на отца определенные санкции. Неформальные, или межличностные роли не являются общепринятыми: они более вариативны, зависят от того, что за человек выполняет эту роль. Например, конвенциональная роль «мать» может дополнятся неформальными ролями «заботливая мать», «строгая мать», «мама – лучший друг», «в нашей семье маман – честь, совесть и контролер» и т.д.

Выделяют следующие семейные роли:

Таким образом, ролевое поведение членов семьи может быть связано с выполнением определенных обязанностей и с поддержанием внутрисемейного взаимодействия.

Ролевая структура семейных отношений варьирует между полюсами «ригидная – гибкая», от строго распределенных ролей и жестких семейных правил до такого стиля семейного руководства, когда роли между членами семьи при необходимости могут изменяться. Например, в супружеской паре проявлением данных полярностей в ролевой структуре выступают, соответственно, традиционные и эгалитарные или равноправные браки.

В хорошо функционирующих семьях структура семейных ролей целостна, динамична, носит альтернативный характер и отвечает следующим требованиям:

• непротиворечивость совокупности ролей, образующих целостную систему, как в отношении ролей, выполняемых одним человеком, так и семьей в целом;

• обеспечение удовлетворения потребностей всех членов семьи при соблюдении баланса индивидуальные потребности – потребности других;

• соответствие принятых ролей возможностям личности;

• способность членов семьи гибко функционировать в нескольких ролях.

Показателем дисфункциональности семейной системы служит появление патологизирующих ролей, которые позволяют семье как системе сохранять стабильность, однако в силу своей структуры и содержания оказывают психотравмирующее воздействие на ее членов (Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис, 2001). Наличие патологизирующей роли у одного из членов семьи обычно служит маркером внутрисемейного нарушения. Именно поэтому в системном семейном подходе рассматривается вся система, внутри которой возникла та или иная патологизирующая роль, а не только ее носитель. Семья при этом выступает как среда, порождающая и/или поддерживающая те или иные психические расстройства, нарушения поведения, социальной адаптации и др.

Возникновение психопатологизирующих ролей – комплексный феномен. Их происхождение может быть связано с нарушениями функционирования различных уровней семейной системы.

Одним из наиболее частых примеров ролевой дисфункциональности является делегирование ребенку роли взрослого, что весьма типично для семей с проблемой алкоголизации, где мать спасает отца и страдает, а ребенок оказывается перед необходимостью стать маминой «опорой» – поддерживает ее, не огорчает, скрывая свои детские трудности. Нередко при этом ребенок используется («триангулируется») матерью для решения супружеских конфликтов: выдвигается как щит во время пьяных скандалов, участвует в переговорах с отцом на следующее утро, например, пытаясь «вразумить» его и т.д.

Семья с «ребенком-вундеркиндом» зачастую возникает из-за желания родителей компенсировать собственные неудовлетворенные потребности, например, в славе, признании, социальном успехе и др.
Также значимы механизмы трансгенерационной передачи, приводящие к повторению в семье определенных дисфункциональных паттернов, ведущих к искажению ролевой структуры.

Социальные кризисы также меняют систему семейных ролей.
Очевидно, что существует взаимосвязь между социальным статусом человека, наличием у него стабильной работы и его эмоциольнальным состоянием и готовностью/возможностью выполнять те или иные семейные роли.

Отметим, что в последние 50 лет современная семья зачастую описывается как семья с «ненормальной» ролевой структурой. Действительно, многие семьи не соответствуют традиционным, консервативным представлениям о ролевой структуре. Однако отметим, что изменения ролевой структуры – это изменения, отражающие трансформации института семьи. Сегодня традиционная нуклеарная семья – скорее исключение, нежели правило. Именно поэтому семейный психолог должен помнить, что не существует фиксированной ролевой структуры – в норме она является гибкой, находится в процессе непрерывного изменения и зависит от ряда индивидуальных, микро-, макро- и мегасистемных факторов и культурного контекста, в котором живет конкретная семья.

Источник

Операционные системы и программное обеспечение