сша и оаэ отношения

Секс, деньги, двойная жизнь: как работает «лоббистская машина» ОАЭ в США

Вполне возможно, что перемена настроения Байдена была вызвана усилиями лоббистов Абу-Даби, которые активно работают с американским политическим истеблишментом. За последние десять лет, с 2010 по 2020 годы, власти ОАЭ направили на вашингтонское лобби 132 716 000 долларов. Кто работает на Абу-Даби в Штатах и на что были потрачены эти деньги — разбиралась Международная редакция ФАН.

Предпосылки к зарождению эмиратского лобби в США

До 2008 года у Абу-Даби не было полноценного лобби в Вашингтоне. Эмираты заключали контракты с американскими партнерами через финансовые и туристические учреждения Дубаи. Фактически деятельность ОАЭ за рубежом ограничивалась рекламой путешествий и заключением инвестиционных сделок.

Этот подход создавал проблему для продвижения интересов эмиратских властей. В 2006 году ОАЭ столкнулись с жестким противостоянием в американском парламенте. Тогда компания Dubai Ports World пыталась приобрести британскую судоходную фирму Penisular& Priental Steam Navigation Company, в числе активов которой шесть портов в Соединенных Штатах. Среди них — грузовые терминалы в Нью-Йорке и Нью-Джерси, а также в Филадельфии, Балтиморе, Майами, Новом Орлеане и Тампе.

Администрация тогдашнего президента США Джорджа Буша-младшего одобрила сделку, но против нее выступили несколько законодателей во главе с председателем Комитета по национальной безопасности Палаты представителей Питером Кингом.

Сенаторы потребовали пересмотреть решение о продаже портов, ссылаясь на риски, возникшие после терактов 11 сентября 2001 года, когда захваченные боевиками «Аль-Каиды» 1 (запрещена в РФ) самолеты врезались в башни Всемирного торгового центра в Манхэттене.

Американские парламентарии напомнили, что атака 11 сентября частично финансировалась средствами, проходившими через банки Объединенных Арабских Эмиратов, и пообещали добиться расторжения контракта с Абу-Даби.

«Я использую все свое влияние, чтобы замедлить сделку», — заявил Питер Кинг.

16 марта 2006 года в Палате представителей США состоялось голосование, в результате которого сделка была заблокирована. А еще через несколько месяцев стало известно, что Dubai Ports World позже продала портовые активы нью-йоркской компании AIG Global Investment Group.

Это была первая крупная политическая война, с которой столкнулись Объединенные Арабские Эмираты в Соединенных Штатах. Абу-Даби сделал выводы после проигрыша, и в 2008 году ОАЭ поменяли свою дипломатическую стратегию.

Команда «Альфа»

Архитектором новой тактики Абу-Даби стал назначенный 22 июня 2008 года на должность посла ОАЭ в США Юсеф аль-Утейба. За время своей деятельности он не раз попадал в скандалы, в том числе и на сексуальной почве. Впрочем, подмоченная репутация не помешала ему попасть в список «100 самых влиятельных людей 2020 года» по версии Time.

Свой политический вес Юсеф аль-Утейба сумел заработать в том числе благодаря плотной работе с ЦРУ и щедрому финансированию крупных аналитических центров в Вашингтоне. Подобная деятельность помогала эмиратскому послу находить нужные бизнес-знакомства. Вашингтонский истеблишмент знал его как доверенное лицо наследного принца Мухаммада бин Заида Аль Нахайяна.

«Перед знакомством с ним мне рекомендовали этого парня, как одного из самых умных людей в ОАЭ и как человека, которому больше всего доверяет наследный принц Абу-Даби», — рассказал бывший сотрудник бушевской администрации Кристофер Харрисон.

В публичной среде американского посла ОАЭ знали как сторонника западного мышления, просвещенного и дальновидного человека. При этом закрытая от посторонних глаз часть жизни аль-Утейбы также оказалась «по-западному» свободной: дипломат щедро оплачивал не только торжества и званые ужины, но и гулянки в стриптиз-клубах с реками алкоголя и заказом проституток. Гостями подобных мероприятий становилось в основном окружение эмиратского дипломата, которое называло себя «командой Альфа».

Сутью стратегии Юсефа аль-Утейба стала вербовка талантливых людей и личностей, которые имеют свои ходы в кулуарах политического истеблишмента Соединенных Штатов. Эта вербовка происходила в том числе благодаря загулам с другими членами «Альфы».

«Солдаты» Юсефа аль-Утейбы

В интересах эмиратского посла работает целая плеяда лоббистов — людей, широко известных в узких кругах.

Хаджар аль-Авад

Уроженка Судана Хаджар аль-Авад начала карьеру лоббиста в 2008 году, когда стала помощницей посла ОАЭ в Соединенных Штатах. Американское гражданство она получила в 1996 году, вскоре после своего переезда.

Отучившись в Университете Джона Хопкинса, девушка получила сначала степень бакалавра в области международных отношений, а затем магистра в области международного развития и экономики. После завершения учебы аль-Авад устроилась в вашингтонский офис компании Chemonics International, которая занимается реализацией проектов в развивающихся странах в интересах Агентства США по международному развитию (USAID).

После назначения Юсефа аль-Утейбы на должность посла ОАЭ Хаджар заняла должность ведущего специалиста в офисе эмиратского дипломата. Помимо своих основных обязанностей она занималась решением юридических вопросов в дипломатическом ведомстве.

Главной задачей Хаджар аль-Авад стали контакты с членами и сотрудниками Конгресса США. Она координировала сеть лоббистов, нанятых посольством Объединенных Арабских Эмиратов.

Проработав семь лет в офисе эмиратского посла, в начале 2015 года Хаджар аль-Авад основала собственную компанию Hagir Elawad & Associates, а в 2017-м уволилась из офиса аль-Утейбы и заключила предварительный контракт с посольством ОАЭ на оказание услуг политического лоббирования и координации встреч официальных лиц Абу-Даби с представителями американских властей. Спустя год этот контракт был продлен.

В числе задач, которые посольство ОАЭ ставило Хаджар, оказалось лоббирование нескольких крупных инициатив Абу-Даби. Среди них — продвижение выгодной Эмиратам интерпретации войны в Йемене и получение гарантии оружейных сделок с Соединенными Штатами.

По данным Минюста США, посольство ОАЭ за услуги по лоббированию выплатило компании Хаджар аль-Авад 2 524 000 долларов.

Ричард Минц

Нынешнего управляющего директора Harbour Group LLC Ричарда Минца посольство ОАЭ наняло в 2009 году. Несмотря на свою достаточно яркую лоббистскую карьеру, он нечасто появляется на публичных мероприятиях, а в Сети почти не встретить его фотографий.

Широкой общественности имя Минца стало известно после произошедшей в 2017 году хакерской атаки, жертвой которой стал Юсеф аль-Утейба. Выяснилось, что эмиратский посол консультировался с лоббистом и давал ему некоторые поручения.

Сейчас Минца называют человеком номер один в окружении посла и движущей силой эмиратского лобби. Он принимает активное участие в схеме взаимоотношений посольства ОАЭ с американскими исследовательскими центрами, средствами массовой информации, а также с высокопоставленными чиновниками.

Контрактные выплаты, которые осуществляло посольство Объединенных Арабских Эмиратов компании Ричарда Минца, составили 1 858 000 долларов.

Компания Akin Gump

Лоббистская компания Akin Gump Strauss Hauer & Feld была основана в 1945 году юристами Ричардом Гампом и Робертом Штраусом (позднее ставшим послом США в Советском Союзе, а после 1991 года еще и России). С самого ее основания одной из задач Akin Gump было заключение сделок с правительством Соединенных Штатов.

Сотрудничать с этой фирмой дипломатическое представительство Абу-Даби начало в августе 2007 года. Тогда посольство ОАЭ заключило контракт с Akin Gump на предоставление целого комплекса услуг, в числе которых было улучшение имиджа ОАЭ, обеспечение инвестиционных и коммерческих сделок с Соединенными Штатами, а также политическое лоббирование и формирование связей с конгрессменами и членами правительства.

После заключения контракта в Akin Gump была сформирована группа поддержки посольства ОАЭ, в которую в числе прочих вошли:

К успешным проектам этой группы лоббистов относят давление на телеканал «Аль-Джазира», результатом которого стало распоряжение Минюста США о внесении канала в список иностранных агентов, и «ядерное соглашение», подписанное в 2009 году правительствами Эмиратов и Соединенных Штатов и завершившееся запуском атомной электростанции «Барака» 6 апреля 2021 года.

Сумма выплат, осуществленных посольством ОАЭ компании Akin Gump в период с 2011 по 2020 годы, составила 20 197 000 долларов.

Работа с исследовательскими институтами

Для усиления влияния ОАЭ в Соединенных Штатах Юсеф аль-Утейба не ограничивается контрактами с лоббистами. В последние годы дипломатическое представительство Абу-Даби включило в сферу лоббистской деятельности партнерство с исследовательскими центрами.

Эти институты играют важную роль в американской политике. Центры официально считаются независимыми, поэтому на их отчеты опираются чиновники правительства Соединенных Штатов, а также средства массовой информации.

Доверие к таким учреждениям было подорвано в 2014 году, когда газета The New York Times (NYT) представила результаты расследования, в котором рассказала, что «более дюжины известнейших вашингтонских исследовательских групп получили десятки миллионов долларов от иностранных представительств в последние годы, подталкивая американские власти к принятию решений, отражающих приоритеты стран-доноров».

«В этих сделках участвуют самые влиятельные мозговые центры Вашингтона, включая Брукингский институт, Центр стратегических и международных исследований и Атлантический совет. Каждый из них является крупным получателем зарубежных средств, готовит политические документы, проводит форумы и организует частные брифинги для высокопоставленных правительственных чиновников Соединенных Штатов, которые обычно согласуются с повестками дня иностранных правительств», — сообщила NYT.

Согласно результатам расследования, деньги поступают из стран Европы, Ближнего Востока и стран Азии. Ключевыми донорами стали нефтедобывающие страны, в числе которых и ОАЭ.

«Объединенные Арабские Эмираты — это главный партнер Центра стратегических и международных исследований, который негласно предоставил пожертвования в размере более 1 млн долларов, чтобы помочь построить новую блестящую штаб-квартиру центра из стекла и стали недалеко от Белого дома», — сообщили американские журналисты.

Помимо упомянутого исследовательского центра за последние десять лет посольство Эмиратов сконцентрировалось на сотрудничестве еще с пятью ключевыми институтами.

Фонд Хадсона

Этот исследовательский центр близок к неоконсервативному движению в Соединенных Штатах. Фонд Хадсона считается лоббистом Израиля и его деятельность во многом относится к табуированной теме принципов формирования внешней политики Вашингтона.

Вашингтонский институт политики Ближнего Востока

Учреждение регулярно отправляет своих исследователей в ОАЭ, его называют влиятельным мозговым центром, который отстаивает произраильскую политику. Институт является дочерней компанией Американо-израильского комитета по связям с общественностью.

Институт Ближнего Востока

Центр имеет филиал в Абу-Даби и власти ОАЭ контактируют с его представителями на постоянной основе. В период с 2016 по 2017 годы он получил от Абу-Даби по меньшей мере 20 млн долларов в виде финансовых пожертвований.

Центр американского прогресса

Хакерская атака на электронную почту Юсефа аль-Утейбы показала его связь с одним из ведущих научных сотрудников Центра американского прогресса Брайаном Катулисом. Известно, что данный исследовательский институт имеет тесные связи с Демократической партией США.

Американский институт предпринимательства

Это ведомство называет своими задачами «защиту человеческого достоинства, расширение человеческого потенциала и построение свободного и безопасного мира». Институт регулярно отправляет своих сотрудников в Объединенные Арабские Эмираты.

Отбились ли затраты

Нынешний уровень влияния лоббистов на взаимоотношения двух стран таков, что в 2015 году они сумели убедить бывшего министра обороны США Леона Панетту опубликовать в Los Angeles Times статью о необходимости вооружить союзников в Персидском заливе (в их числе, конечно, упомянуты ОАЭ), чтобы добиться баланса сил в регионе.

Последний контракт на продажу самолетов F-35, на который в конечном итоге согласился Джо Байден, также стал результатом усилий проплаченных посольством ОАЭ специалистов. Очевидно, что этим экспертам по связям с вашингтонским истеблишментом удалось на деньги Абу-Даби наладить весьма успешную схему по продвижению интересов заказчика, которая пока не думает прекращать свою работу.

Источник

США одëрнули ОАЭ из-за «вольности» по Сирии: «Не забывайте зверств Асада»

Соединëнные Штаты обеспокоены состоявшейся в минувший вторник встречей министра иностранных дел Объединëнных Арабских Эмиратов (ОАЭ) с президентом Сирии. Об этом вечером 9 ноября заявил официальный представитель американского внешнеполитического ведомства Нед Прайс, передало агентство Reuters.

Выступая на пресс-брифинге в Госдепартаменте, Нед Прайс призвал власти ближневосточных государств не забывать о «зверствах, совершëнных режимом Асада в Сирии».

Состоявшаяся встреча сигнализирует об улучшении отношений между Дамаском и ОАЭ, союзником США на Ближнем Востоке. Ранее власти Эмиратов поддерживали повстанцев, стремящихся свергнуть режим Асада, отмечает британское информагенство.

«Мы обеспокоены сообщениями об этой встрече и тем сигналом, который она посылает, — указали в Госдепе. — Как мы уже говорили ранее, нынешняя администрация (Джо Байдена) не намерена поддерживать какие бы то ни было усилия по нормализации (отношений) или реабилитации (имиджа) Асада, который является жестоким диктатором».

Как сообщало EADaily, министр иностранных дел ОАЭ Абдулла бин Зайед аль-Нахайян накануне прибыл с визитом в Дамаск, где провëл переговоры с сирийским лидером Башаром Асадом.

Соединённые Штаты исключают в ближайшей перспективе возможность нормализации отношений с правительством президента Сирии Башара Асада, заявил 11 марта на брифинге для журналистов глава пресс-службы Госдепартамента Нед Прайс.

Источник

США — ОАЭ: зеркало терроризма на Ближнем Востоке

Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) являются федерацией из семи эмиратов (княжеств). Каждый эмират по отдельности — это абсолютная монархия. Семь эмиров входят в Федеральный верховный совет. Они определяют из своего числа пожизненного президента ОАЭ. Традиционно правитель Дубая служит одновременно вице-президентом и премьер-министром ОАЭ. Город Дубай в ОАЭ является крупным коммерческим и финансовым центром для всего региона Персидского залива. Эмираты объединились в 1968 году после того, как Великобритания объявила о том, что она больше не будет обеспечивать безопасность в Персидском заливе. Приобретатели «наследства» Британской империи — США быстро сменили британцев в качестве «гарантов» стабильности для арабских «консервативных монархий» в стратегически важном регионе.

В настоящее время Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) являются одной из опорных точек США в зоне Персидского залива. Руководители ОАЭ, как и других стран т. н. Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), состоящего из Саудовской Аравии, Кувейта, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна и Омана, рассматривают Соединенные Штаты в качестве главного гаранта безопасности в регионе Персидского залива.

После изгнания Ирака из Кувейта отношения в военной области между США и ОАЭ углубились, и 25 июля 1994 года два государства подписали официальное Соглашение о сотрудничестве в области обороны (DCA). Образцом для этого соглашения послужило аналогичное соглашение США с Катаром. Это рамочное соглашение стало основой для взаимодействия США и ОАЭ в политической сфере для обсуждения совместных стратегических подходов к региональным спорам и конфликтам и для лучшей интеграции возможностей США и ОАЭ. Кроме того, DCA стало основой для разработки ОАЭ конкретных планов обороны в Персидском заливе. DCA облегчает совместное планирование с американцами.

На старте DCA дополнялось отдельным соглашением о статусе американских военнослужащих, расквартированных в ОАЭ. Однако после нескольких инцидентов ОАЭ аннулировали это дополнительное соглашение, после чего «правовыe инциденты» стали рассматриваться обеими сторонами «в зависимости от конкретного случая».

Попутно с американскими свои отношения с НАТО ОАЭ строят на основании «Стамбульской инициативы сотрудничества» от 2004 года. ОАЭ имеют статус «наблюдателя» в НАТО и в 2011 году направили своего посла в эту организацию. В начале 2017 года НАТО учредила отделение связи в Абу-Даби под эгидой посольства Дании. С оглядкой на НАТО в январе 2008 года ОАЭ и Франция подписали соглашение о разрешении военного присутствия французов в ОАЭ. Военные Франции в ОАЭ используют трехсотметровый причал в порте Зайид и авиабазу Дафра.

Напомним, что два государства ССАГПЗ — Бахрейн и Кувейт во взаимоотношениях с США имеют статус «крупного союзника, не являющегося членом НАТО». ОАЭ предпочитают другое — статус «ключевого партнера» США по обороне.

После вторжения американцев в Ирак в 2003 году американское военное присутствие в ОАЭ кратно возросло с 800 человек. По Соглашению о сотрудничестве в области обороны, на американских базах в ОАЭ в настоящее время размещено около 5 тыс. военнослужащих США. Американские военные в ОАЭ используют порт Джебель-Али (на окраине Дубая), аэродром в Аль-Дафре и военно-морские объекты в Фуджайре на берегу Оманского залива. Военно-морская база в Джебель-Али способна обслуживать ударные авианосцы и является самым загруженным военным портом, используемым ВМС США. Около 3,5 тыс американских военнослужащих из общего числа, размещенных в ОАЭ, используются для обслуживания военно-воздушной базы в Аль-Дафре. Первоначально здесь размещались только американские разведывательные самолеты U-2 и KC-10, но позднее ОАЭ разрешили расширить использование авиабазы, включая размещение на ней самолетов «АВАКС» и ударной авиации — эскадрилий F-15 и F-22 Raptor. Аль-Дафра — единственная американская заграничная база, где размещены F-22. Авиабаза в Аль-Дафре обслуживает также дальние разведывательные беспилотники RQ-4 Global Hawk.

Один из пунктов Соглашения о сотрудничестве в области обороны обуславливает обучение американцами войск ОАЭ. Ежегодно около 600−800 военнослужащих ОАЭ проходят подготовку и обучение в Соединенных Штатах, в основном по программе Foreign Military Sales, т. е. для подготовки персонала для использования приобретаемых ОАЭ у США вооружений. По отзывам военных наблюдателей подобного рода подготовка сказывается на качестве армии ОАЭ. Пилоты реактивной авиации ОАЭ, операторы батарей ЗРК HAWK и специальные оперативные силы высоко профессиональны, что они и продемонстрировали во время военной кампании в Ливии в 2011 году, а сейчас — против «Исламского государства» в Сирии.

В 2000 году ОАЭ организовали у себя «Объединенный центр воздушной войны» (AWC), в котором вместе с американцами занимаются воздушной и противоракетной обороной. С 2009 года пилоты ВВС ОАЭ участвуют в ежегодных учениях «Сокол пустыни» на авиабазе Неллис в Неваде. Среди пилотов реактивной авиации ОАЭ — несколько женщин, что необычно для исламской страны.

Современные вооружения и подготовленная армия позволяют ОАЭ оказывать политическое влияние в регионе, непропорционально превышающее размеры этой страны. Нынешняя способность ОАЭ проецировать свою силу в регионе является продуктом многолетнего сотрудничества с США в области обороны. Несмотря на то, что вооруженные силы ОАЭ невелики — примерно 51 тыс человек, ОАЭ участвовали в военных операциях под руководством США в Сомали (1992 год), на Балканах (конец 1990-х годов), Афганистане (с 2003 года), Ливии (2011) и сейчас против «Исламского государства» в Сирии (с середины 2014 года).

В ноябре 2010 года Агентство по сотрудничеству в области безопасности обороны (DSCA) уведомило Конгресс о двух потенциальных продажах ОАЭ, включая продажу 30 вертолетов AH-64 Apache.

Другим магистральным направлением сотрудничества с США является развитие ПВО и противоракетной обороны ОАЭ. ОАЭ входят в созданный США в марте 2012 года «Форум по стратегическому сотрудничеству между Соединенными Штатами и странами Персидского залива». Целью этой организации является координация сети противоракетной обороны в районе Залива, потенциально направленной против создаваемых ракетных сил Ирана.

В 2016 году президентская администрация уведомила Конгресс о возможной продаже ОАЭ систем защиты самолетов от ракетных угроз.

Самое интересное в сотрудничестве ОАЭ и США — это перспективы собственной военной ядерной программы ОАЭ. Речь идет еще об одной «исламской атомной бомбе». Мирный атом ОАЭ осваивают с разрешения и при тесном сотрудничестве с американцами. 15 января 2009 года Соединенные Штаты и ОАЭ подписали соглашение об американской помощи ОАЭ в разработке ее собственной ядерной энергетической программы. Отдельные конгрессмены тогда выражали озабоченность по поводу возможности утечки ядерных технологий в Иран и распространения их вообще в неспокойном регионе. Официальные лица в ОАЭ утверждали, что они взяли на себя строгие обязательства по проекту будущей АЭС. В ОАЭ спланировали потребность увеличения производства электроэнергии вдвое к 2020 году. Сделать это можно за счет освоения ядерной энергетики. В декабре 2011 года МАГАТЭ одобрило проект строительства АЭС в ОАЭ. Контракт на изготовление четырех реакторов для нее был передан корейской корпорации KEPCO. Ожидается, что первый реактор будет смонтирован в 2017 году, а остальные три — до 2020 года. Однако в октябре 2015 года должностные лица ОАЭ уведомили представителей США, что из-за июльского соглашения с Ираном США и четверки по поводу иранской ядерной программы (Совместный всеобъемлющий план действий) они больше не считают себя связанными обещанием о том, что в ОАЭ не будут обогащать уран. Подобное заявление более чем прозрачно по своему смыслу.

Внешняя политика и проблемы ОАЭ с другими государствами-монархии Персидского залива остаются центральным элементом политики безопасности этого государства. В прошлом «Договор Джидды» 1974 года ОАЭ с Саудовской Аравией формализовал доступ Саудовской Аравии к Персидскому заливу через коридор, проходящий через ОАЭ, в обмен на контроль ОАЭ над оазисом Бурайми. С подобным прецедентом ОАЭ в рамках ССАГПЗ по-прежнему опасаются уступить слишком много полномочий Саудовской Аравии. Поэтому в 2013 году ОАЭ вместе с другими мелкими государствами ССАГПЗ, за исключением Бахрейна, выступили против плана политического единства, предложенного Саудовской Аравией.

Однако, когда интересы совпадают, ОАЭ следует в русле политики Саудовской Аравии в регионе. Так, в марте 2011 года ОАЭ присоединились к возглавляемой Саудовской Аравией военной интервенции в Бахрейне. ОАЭ направили в Бахрейн 500 своих полицейских для поддержки местного монархического режима против восстания, поднятого шиитами.

В августе 2015 года возглавляемая Саудовской Аравией военная коалиция ввела сухопутные войска в Йемен. Соединенные Штаты оказывают поддержку усилиям антихуситской коалиции в Йемене в области разведки и материально-технического обеспечения. Однако между основными участниками коалиции — ОАЭ и Саудовской Аравией существуют некоторые трения в отношении любого возможного будущего политического урегулирования в Йемене. В интервенции участвовала одна бронетанковая бригада ОАЭ численностью 3 тыс человек. Кроме того, осенью 2015 года ОАЭ использовали в Йемене сотни наемников из Колумбии и других латиноамериканских стран — части наемников, которые ОАЭ собрали с помощью «частных военных подрядчиков» за рубежом. Пока ОАЭ потеряли убитыми в Йемене около 100 своих военнослужащих. Хуситской ракетой у берегов Йемена был серьезно поврежден один военный корабль ОАЭ. Специальные силы США и ОАЭ совместно вели операции против исламистских боевиков в Йемене в районе Мукаллы. В Йемене ОАЭ сражаются, в том числе, против возможного закрепления в нем Ирана.

ОАЭ утверждают, что Иран является основной угрозой для их страны и региона в целом. Так, например, лидеры ОАЭ выразили озабоченность в связи с соглашением США с Ираном по его ядерной программе в июле 2015 года. Правда, озабоченность по поводу любого потенциального «поворота» США в сторону Ирана уменьшилась в 2017 году при президенте Дональде Трампе.

ОАЭ в рамках ССАГПЗ в отличие от Катара, как правило, занимают жесткую позицию по отношению к Ирану. В январе 2016 года ОАЭ даже отозвали своего посла из Ирана после инцидента вокруг посольства Саудовской Аравии в Тегеране. В феврале 2016 года из-за поддержки Ираном ливанской «Хизбаллы» ОАЭ запретили своим гражданам ездить в Ливан, понизили статус дипломатических отношений с этой страной и присоединились к другим государствам ССАГПЗ в совместном заявлении о том, что ливанская Хезболла является террористической организацией.

Одним из факторов антииранской позиции ОАЭ остается территориальный спор с Ираном относительно нескольких островов в Персидском заливе — Большой и Малый Тунб и Абу-Муса. Острова имеют стратегическое местоположение перед входом в Ормузский пролив. В 1971 году еще при шахе Иран захватил эти острова. Позиция США заключается в том, что они не занимают никаких позиций в отношении суверенитета этих островов, но поддерживает призыв ОАЭ провести переговоры по этому спору. Вопрос не решается, но зато время от времени обостряет отношения ОАЭ с Ираном.

ОАЭ не доверяют Ирану и поэтому пытаются обеспечить свой экспорт нефти в ситуации, если стратегический Ормузский пролив будет перекрыт или заминирован иранцами. В июле 2012 года ОАЭ загрузили свой первый танкер нефтью в порту Фуджайра на берегу Оманского залива после завершения строительства нефтепровода к этому порту. Это нефтепровод позволяет в обход Ормузского пролива доставлять в портовый терминал около 1,5 млн баррелей сырой нефти в день, что составляет примерно половину пикового производства ОАЭ. Дополнительно ОАЭ планируют построить еще и крупный нефтеперерабатывающий завод вблизи этого терминала, а, возможно, и второй нефтепровод, выходящий там же, чтобы еще больше обезопасить свой экспорт нефти и нефтепродуктов с высокой добавленной стоимостью.

Особенностью внешней политики ОАЭ в Арабском мире стало выступление этой страны против исламистских движений, связанных с «Братьями-мусульманами». Эту позицию ОАЭ разделяют Саудовская Аравия, Бахрейн и в меньшей степени — Кувейт. Противодействие ОАЭ организациям, связанным с «Братьями-мусульманами», стимулировало вмешательство ОАЭ во внутренние дела Египта, Ливии, Сирии и палестинских территорий. По этому направлению ОАЭ столкнулись с Катаром, который повсеместно (только не у себя дома) поддерживает «братьев». В марте 2014 года ОАЭ, Саудовская Аравия и Бахрейн отозвали своих послов из Катара, и вернули их лишь в ноябре 2014 года после соглашения о том, что страны Персидского залива не будут подрывать интересы друг друга.

Правительство ОАЭ активизировало борьбу у себя с исламистами после избрания в 2012 году Мохаммада Мурси президентом Египта. В ноября 2014 года в ОАЭ местный филиал «Братьев-мусульман» — организация «Ислах» была объявлена «террористической», хотя она никогда не использовала насильственные методы. Официальные лица ОАЭ обвиняют «Ислах» в получении финансирования от египетских «Братьев-мусульман» и из Катара.

Несколько государств ССАГПЗ, в том числе ОАЭ, участвовали вместе с американцами и НАТО в авиаударах в Ливии в 2011 году для оказания помощи мятежникам в свержении ливийского лидера Муаммара Каддафи. После свержения Каддафи в начавшемся в Ливии хаосе ОАЭ и Катар диаметрально поддержали разные соперничающие группировки. Уже летом 2014 года авиация ОАЭ и Египта нанесла удары по отрядам исламистов в Ливии, связанным с «Братьями-мусульманами». Сейчас ОАЭ в нарушение резолюций Совета Безопасности ООН по Ливии используют авиабазу в восточной части этой страны для оказания военной поддержки ливийскому военному лидеру «фельдмаршалу» Халифе Хафтару, который возглавляет антиисламистскую военную кампанию в восточной части Ливии. Официально Соединенные Штаты не одобряют подобных действий ОАЭ в Ливии.

В Афганистане ОАЭ были одной из трех стран вместе с Пакистаном и Саудовской Аравией, признавших режим талибов в 1996—2001 годах. Но потом ОАЭ стали единственной из арабских стран, участвовавших в военной интервенции США и НАТО в Афганистане. Силы ОАЭ остались в Афганистане и после выхода союзных войск. В течение 2012—2014 годов ОАЭ развернули шесть самолетов F-16 на аэродроме в Кандагаре, которые поддерживают операции правительственных войск против талибов в этом трудном районе.

Что касается Израиля, то ОАЭ внешне не имеют официальных отношений с ним. Но здесь следует отметить то обстоятельство, что войска ОАЭ никогда не участвовали ни в одном крупном арабо-израильском вооруженном конфликте. По отношению к Израилю ОАЭ занимает проамериканскую соглашательскую позицию. Быстро выяснилось, что Израиль и ОАЭ имеют схожие позиции в отношение Ирана. Поэтому имеются сведения не только о дипломатическом, но и о каком-то сотрудничестве в области безопасности между ОАЭ и Израилем.

ОАЭ сотрудничали с администрацией Обамы по «разгрузке» от заключенных «террористов» тюрьмы США в Гуантанамо на Кубе. Из Гуантаномо заключенных переправляли в тюрьмы ОАЭ.

Для США, с точки зрения их безопасности, важен антитеррористический контроль за грузами, следующими из опасного региона в США. Порты и пограничный контроль ОАЭ контролируют грузы, направляемые в США через Дубайские терминалы, под прямым наблюдением американцев. Три сотрудника таможенного и пограничного управления США находятся в одном здании с подразделением разведывательной службы Дубая в Порт-Рашиде в Дубае.

Правительство ОАЭ поддерживает программы Министерства внутренней безопасности США для обеспечения полетов в США из ОАЭ, в том числе для сбора информации о пассажирах с использованием систем сканирования сетчатки глаза. Однако, как заметили американцы, Соединенные Штаты и ОАЭ иногда имеют различное видение того, кого считать террористами. Здесь, как оказалось, ОАЭ стремятся быть святее папы римского. Список террористических организаций ОАЭ включает в себя просветительские исламские организации в США и Европе, которые там не признаны террористическими.

Американский экспорт в ОАЭ в основном состоит из коммерческих самолетов, промышленного оборудования и материалов, других товаров. С 2015 года некоторые авиакомпании США жалуются своему правительству, что две авиакомпании ОАЭ — Emirates Air (Дубай) и Etihad Air (Абу-Даби), приобретающие гражданские авиалайнеры в США, пользуются недобросовестной конкуренцией, поскольку получают субсидии от своих правительств. Американские авиакомпании требуют пересмотреть «Соглашение об открытом небе» с ОАЭ. В итоге администрация Обамы отказалась пересматривать соглашение или предпринимать какие-либо действия против авиакомпаний, расположенных в Персидском заливе. Президент Трамп после февральской встречи 2017 года с руководителями авиакомпаний США ничего не сказал о том, что его администрация изменит позицию предыдущей администрации по этому вопросу.

Источник

Операционные системы и программное обеспечение