сша и казахстан отношения 2021

«Казахстан и Узбекистан помогут»: США предложили найти новых союзников против России и Китая

Почему именно Казахстан и Узбекистан

Наибольшие надежды Бохари связывает с Казахстаном, а также с Узбекистаном и Кыргызстаном. Казахстан после ухода Нурсултана Назарбаева с поста президента страны претерпел значительные изменения в сторону развития демократии, пишет американский аналитик. Будучи крупным и довольно развитым в экономическом отношении государством, Казахстан заинтересован в обеспечении своего суверенитета перед лицом опасных и мощных соседей – России и Китая. The Wall Street Journal не случайно называет Казахстан региональным лидером и утверждает, что он поможет в укреплении влияния США в регионе и в борьбе с Россией и Китаем.

Кроме того, отмечает Бохари, Казахстан – мусульманская страна, но с явной тенденцией к светскости, и поэтому он может стать примером светского государственного управления и соблюдения прав и свобод в исламском мире, что также будет стратегически выгодно США.

Узбекистан после смерти Ислама Каримова также распахнул границы для западных идей, пишет американский автор.

Поэтому на Ташкент тоже можно, как указано в СМИ США, делать ставку в борьбе против российского и китайского влияния. К тому же, нет никаких сомнений, что развитие отношений с Узбекистаном представляет для США интерес и в плане давления на Китай с помощью эксплуатации уйгурской тематики. Уйгуры – ближайшие родственники узбеков, и в США понимают, что обретя влияние на Ташкент, можно использовать территорию Узбекистана, а также Казахстана и Киргизии, как базы для дестабилизации обстановки в китайском Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР).

Что касается Киргизии, то в ней уже три раза происходили народные восстания, якобы свидетельствующие о стремлении народа к утверждению «демократических ценностей».

Реальность американских планов в Центральной Азии

Сотрудничество и даже союзничество с Казахстаном и Узбекистаном, по мнению Бохари, позволит Соединенным Штатам успешно противостоять российской и китайской экспансии и вернуть себе мировое лидерство. Таким образом, в США практически не скрывают своих планов относительно дальнейшего окружения России кольцом недружественно настроенных государств. Вслед за выстраиванием подобного кольца в Восточной Европе и Закавказье, Белый дом решил добраться и до Центральной Азии, обратив внимание на самые большие государства региона – Казахстан и Узбекистан.

Например, сейчас западные и прозападные масс-медиа активно запугивают Казахстан, что вслед за Донбассом и Крымом Москва обратит внимание на Северный Казахстан, где проживает многочисленное русское население, и либо попытается его присоединить, либо создаст там очередные непризнанные республики. Часть казахстанской аудитории, разумеется, подобному сценарию верит и укрепляется в своем негативном отношении к северному соседу.

Правда, насколько умен такой подход? Казахстан и Узбекистан никогда не смогут быть даже на региональном уровне конкурентами России и Китаю, но активизация американцев в регионе поспособствует лишь большему сближению Москвы и Пекина, для которых присутствие США будет представлять политическую и экономическую угрозу.

Источник

Назарбаев и Токаев впустили США на задний двор России

Казахстан поддержал план Вашингтона по созданию «Большой Центральной Азии»

Правительства Республики Казахстан (РК), США, а также Узбекистана, создали Центральноазиатское инвестиционное партнерство (ЦАИП) и пригласили страны региона к участию в нем ради их «процветания». Объявление было сделано за три дня до выборов в парламент РК.

Стороны пообещали инвестировать не менее 1 млрд. долларов в течение пяти лет в поддержку проектов, способствующих росту частного сектора и расширению экономических связей, торговли в Центральной Азии и на ближайших к ней территориях.

Инициатива будет работать через политическую платформу «C5+1» (США плюс страны региона). Ранее Сергей Лавров отмечал, что Вашингтон готовится злоупотребить этим форматом. В его планы входит продвижение проекта «Большая Центральная Азия» для вытеснения оттуда России.

Активизация США в РК происходит на фоне скандальной пикировки российских и казахстанских политиков, спорящих о принадлежности приграничных территорий. Масла в огонь добавила программная статья президента Касым-Жомарта Токаева националистической окраски.

Тем временем, на выборах в мажилис (парламент) РК победила пропрезидентская партия «Нур Отан». По предварительным данным, она набрала около 72% голосов. Также пятипроцентный барьер преодолели партия «Ак жол» (10,2%) и Народная партия Казахстана (9,54%).

Как это может отразиться на отношениях Казахстана с Россией?

— Трактовать создание этого нового инвестиционного партнерства иначе, как некий заход США на задний двор России, очевидно, сложно, — говорит руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. — Американцы пытаются таким образом подкрепить экономическую составляющую своего влияния в Центральной Азии.

В последнее десятилетие оно стагнирует. Товарообороты падают, инвестиционные показатели тоже откатываются назад или топчутся на месте. Крупные вложения западных денег в регион остались в 1990-х годах, когда энергетические ТНК входили в Казахстан. Это нефтегазовые проекты Карачаганак, до этого Тенгиз, а последней «звездой» стал Кашаган, с которым много проблем.

Остается только завидовать Китаю, который посадил Центральную Азию на кредитную иглу. Кого-то в большей степени, плотнее, кого-то слабее, но всех. Так что ЦАИП следует рассматривать во многом с позиции американо-китайского противостояния. Россия здесь вторая по значимости мишень. При этом для стран Азии это стандартная практика извлечения ресурсов отовсюду, откуда возможно.

Запад анонсировал свою якобы новую стратегию еще весной 2020 года, во время поездки главы Госдепа Майкла Помпео по окраинам постсоветского пространства. Он тогда был и в столице РК Нур-Султане, и в Ташкенте. Эта стратегия предполагала насыщение формата «С5+1» экономическим содержанием, чего этой институции как раз не хватало.

Теперь мы видим, как Вашингтон пытается материально заинтересовать регион, создать «подпорки» для своего присутствия.

«СП»: — Смена власти в Казахстане и в США как-то может отразиться на реализации планов Вашингтона?

— А в Казахстане новая власть? Не уверен. Результаты партии президента «Нур Отан» сопоставимы с цифрой, полученной «старой властью». Ни количественных, ни качественных изменений почти нет. Те же самые лица. Состав партии власти немного обновился за счет проведенных в прошлом году праймериз, но это не судьбоносные изменения и носят косметический характер. Власть в Казахстане, в отличие от американской, остается той же.

И это главная проблема РК. Ни о каком успехе или не успехе транзита власти, который начался еще весной 2019 года, говорить рано. Токаев, при всех положительных характеристиках, которые ему дают и в России, и в Китае, и на Западе связан в своих решениях, не самостоятелен на сто процентов. Фактор «полутранзита» делает Казахстан восприимчивым к американскому влиянию. США пытается использовать это для усиления своего присутствия.

«СП»: — А другие страны региона?

— Узбекистан, чей ВВП ниже казахского в 2−3 раза, интересен с точки зрения приватизации, но менее уязвим для внешнего влияния. Киргизия, где транзит власти перманентен, сложна и не интересна в экономическом плане. Для Туркмении и Таджикистана транзит власти становится актуальнее с каждым днем, но Таджикистан беден, а туркменские газовые поставки все законтрактованы Китаем. Попробуй потягайся. К тому же там железный занавес.

Остаётся Казахстан. Поэтому там будут действовать и пряником — ЦАИП, и кнутом, если это будет необходимо. Другое дело, что с жесткими мерами у американцев пока все складывается не очень. С китайцами они бороться не могут. И даже с российским влиянием они борются с трудом, что видно по Киргизии, куда США пытались заскочить в октябре, но не смогли. В Центральной Азии влиять через НКО сложнее. Поэтому задействуют реальные экономические рычаги.

Главный редактор информационного портала «Русские Казахстана» Илья Намовир из Кокчетава считает, что РФ и РК настолько близки, что вторжение в регион США (даже полувоенного характера) не сможет всерьез ухудшить двусторонние отношения.

— Если не брать в расчет потенциальных «черных лебедей», которые могут прилететь в любой момент, то в наступившем году в отношениях России и Казахстана вряд ли произойдут какие-то резкие изменения. Обе страны будут заняты восстановлением своих экономик после удара пандемии, и осложнять этот процесс не с руки ни одной, ни другой стороне, особенно учитывая огромное количество двусторонних промышленных, финансовых и торговых связей.

Казахстанские элиты будут также заняты внутренней борьбой за сохранение своего места и влияния в претерпевающей постепенные изменения политической системе страны. Перед российскими властями же стоит целый ворох внешнеполитических вызовов наряду с собственными внутренними проблемами, и поэтому наличие какой-то новой «точки напряжения» в отношениях с одним из своих ближайших (во всяком случае, декларирующего себя таким) партнеров явно не в интересах России.

А недавний скандал с высказываниями Никонова и Федорова скорее был способом выразить озабоченность российской стороны некоторыми политическими движениями своего союзника.

«СП»: — Какие именно? Проамериканскими?

— Строительство с участием Пентагона учебного центра для тренировок казахских пограничников под Алматой, антикризисного учебного центра по обучению специалистов по физической защите ядерных объектов в Усть-Каменогорске, поставку специализированного американского оборудования для оснащения пунктов пропуска на российско-казахстанской границе, те же американские биолаборатории в Казахстане или недавнее сообщение о предстоящей покупке Казахстаном двух американских самолётов-разведчиков King Air B300ER Scorpion с полным набором разведывательного оборудования.

Тем более, что в Москве хорошо понимают, что у США и их западных союзников достаточно рычагов давления на казахстанское руководство: начиная от ареста зарубежной недвижимости и заканчивая заморозкой зарубежных счетов как конкретных представителей казахстанских элит, так и того же Нацфонда РК (прецеденты уже были).

И в условиях неуклонной эскалации напряженности в отношениях как России и США, в частности, так и России и Запада, в целом, руководство РФ так или иначе будет вынуждено держать на контроле события в соседней стране с самой протяженной совместной границей.

Источник

«США хотят оторвать Казахстан от России»: о словах сенатора высказалась эксперт 04 февраля 2021, 12:28

Эксперт ИМЭП при Фонде Нурсултана Назарбаева Лидия Пархомчик рассказала, какие отношения, вероятней всего, будет выстраивать администрация президента США Джо Байдена с постсоветскими странами и правда ли, что Штаты нацелены на «отрыв постсоветских республик (в том числе Казахстана) от России», передает корреспондент Tengrinews.kz.

Лидия Пархомчик отмечает, что во внешнеполитическую команду Джо Байдена вошли аналитики и дипломаты с большим опытом работы в постсоветских странах. Это не случайность, говорит эксперт: по ее словам, новый президент США считает Россию «ключевым стратегическим противником», а ее политику расценивает как «основной источник вызовов международной системе безопасности».

«При этом отмечается концентрация специалистов по России на силовом направлении, начиная от директора ЦРУ Уильяма Бернса, заканчивая главой управления по России и Центральной Азии в Совете национальной безопасности Андреа Кендалл-Тейлор.

Подобная расстановка позиций в новой администрации США указывает на приоритеты в отношениях с Москвой. И хотя прежний бэкграунд главы Белого дома является некоторой страховкой против открытой радикализации политики США в отношении РФ, команда Джо Байдена будет прилагать максимум усилий по системному ослаблению позиций Москвы.

С другой стороны, отмечает эксперт, Россия сохраняет значительное влияние на постсоветское пространство. Об этом можно судить по роли Москвы в политических кризисах, с которыми столкнулись страны бывшего СССР к моменту прихода к власти в США Байдена: ситуация в Беларуси, смена правящего режима в Кыргызстане, 44-дневный военный конфликт между Азербайджаном и Арменией.

«Даже при условии повышения приоритетности стран Южного Кавказа и Центральной Азии в системе геополитических координат Вашингтона влияние американской политики на регион останется ограниченным. Именно поэтому по ряду принципиальных вопросов, к примеру по ситуации в Беларуси, новое руководство США будет искать большей синхронизации с политикой ЕС.

Можно ожидать, что при администрации Джо Байдена усилия США на постсоветском направлении будут сфокусированы на Украине и Грузии. Одновременно с этим активизируется и риторика о необходимости масштабной работы по демократическим преобразованиям в государствах Евразии.

Она добавляет, что Казахстан всегда положительно реагировал на возможности расширения сотрудничества с США.

«Так, несмотря на кризисные явления в экономике, казахстанско-американский товарооборот остается стабильным. Вплоть до настоящего времени американскими компаниями добывается более четверти углеводородов в Казахстане.

Однако реализуемый Нур-Султаном принцип многовекторности во внешней политике не предполагает ущемления взаимодействия за счет других международных партнеров. В данном отношении Казахстан не рассматривает вариант, при котором укрепление контактов с США должно проходить за счет сокращения кооперации с Россией.

Ранее российский сенатор Алексей Пушков заявил о намерениях Байдена «оторвать постсоветские страны от России».

Источник

Военные базы США в Казахстане: от фактов до истерики в российских СМИ

Специальный представитель США по примирению в Афганистане Залмай Халилзад заявил, что Соединённые Штаты обсуждают с Казахстаном вопрос открытия военной базы в регионе.

Халилзад отметил, что этот вопрос также обсуждается с другими странами в Центральной Азии и за пределами региона. Стороны рассматривают стратегию совместной работы, чтобы не только способствовать миру в Афганистане и поддерживать его, но и в целом совместно бороться с терроризмом после вывода войск США, сообщала «Служба новостей Центральной Азии».

«Должен сказать, что обсуждения были позитивными, обнадёживающими. Но я здесь не для того, чтобы объявить что-либо или сказать, что мы достигли определённого соглашения с конкретными странами по конкретным военным шагам в настоящее время, но обсуждения носят всеобъемлющий характер и охватывают отдельные усилия, усилия по экономическому развитию, гуманитарным нуждам, а также потребности безопасности. Это и гуманитарная помощь, и вопросы безопасности, с точки зрения будущего, чтобы иметь возможность помогать афганским силам безопасности поддерживать и содержать себя, а также вместе реагировать на потенциальные террористические угрозы, что в наших общих интересах», – сказал Залмай Халилзад.

14 июня Залмай Халилзад встретился с Президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым, сообщалось на сайте Акорды.

На встрече были рассмотрены перспективы развития казахско-американского расширенного стратегического партнёрства в контексте обеспечения безопасности и стабильности в Афганистане, в том числе в свете вывода войск США и НАТО из этой страны. Также были затронуты вопросы координации двусторонних и многосторонних усилий по стабилизации и социально-экономическому восстановлению афганского государства.

Глава государства назвал сотрудничество по урегулированию ситуации в Афганистане важной составляющей взаимодействия между Казахстаном и США. Как подчеркнул Президент, афганская проблематика неизменно находится в центре внимания его переговоров с руководителями Афганистана, России, Китая, государств Центральной Азии и международных организаций.

Тема создания и существования западных военных баз в Центральной Азии вот уже почти десять лет является объектом активных обсуждений, ярых споров и предстает всё такой же важной для государств-«хозяев», причем на самых разных уровнях. Дабы проанализировать ситуацию в более широком ключе, медиа-портал Caravan.kz предлагает взглянуть на вопрос «о создании американских военных баз на территории Казахстана» по конкретным и определенным периодам.

«Ни одной западной военной базы в Казахстане не имеется. Напротив, в Узбекистане вообще нет российских объектов, что неудивительно, учитывая западную направленность республики, особенно до 2005 года. Впоследствии, хотя официальный Ташкент и «полуобратился лицом» к России, территорию для нужд ОДКБ не предоставил (хотя мог бы, например, оставленную Соединенными Штатами базу «Карши-Ханабад»). Зато в Узбекистане до сих пор дислоцируется немецкая военная база в городе Термезе для переброски воинского контингента в Афганистан.

В-третьих, продолжила специалист, благодаря территориальной близости, большим пространствам и налаженному военно-техническому сотрудничеству между Казахстаном и РФ все военные объекты в Казахстане функционируют на основе аренды. В Кыргызстане и Таджикистане они действуют безвозмездно, на компенсационной основе или с символической оплатой.

Идем дальше. В 2013 году казахстанские СМИ отмечали, что если американская военная база все же уйдет из кыргызского «Манаса», она не сможет перебазироваться в Казахстан.

В тот же год общественность взбудоражило сообщение в ряде СМИ, что американская военная база, ныне дислоцирующаяся в кыргызском «Манасе», может перебазироваться в казахстанские Актау или Шымкент. В интервью американскому телеканалу «Pentagon Channel» командир американской военной базы в Кыргызстане Джон Миллард подчеркнул, что сворачивание деятельности не планируется, а решается вопрос о «переезде в другое место».

Американская авиабаза в Бишкеке, которая позже стала носить официальное название Центр транзитных перевозок, была создана в международном аэропорту «Манас» в декабре 2001 года и до сих пор служит главным транспортным и логистическим узлом для перевозки грузов в Афганистан по так называемому северному пути доставки. Согласно официальной информации, на тот момент в центре были дислоцированы порядка 1,5 тысячи американских военных и гражданских лиц, которые заняты в операции сил НАТО «Несокрушимая свобода» в Афганистане.

Политолог Курбан Ювшанов рассказал: «Судя по активности американского военного командования, идет спешный поиск территории, куда может перебазироваться военный контингент с базы «Манас». Центральная Азия интересна США не только с точки зрения обеспечения безопасности в Афганистане, но и исходя из глобальных геополитических задач американцев. Поэтому упустить данный регион Белый дом не хочет, отсюда все разговоры о проектах, которые должны ослабить позиции России здесь. В частности, этим продиктованы проекты «The New Silk Road» и «Nabucco», усиление роли США в Узбекистане и Туркменистане. С такой точки зрения Казахстан представляется страной, в меньшей степени втянутой в орбиту американских интересов, и вполне вероятно, что американский генералитет присматривается к казахстанским территориям для потенциального размещения здесь своей базы и укрепления собственного политического и военного влияния»,отмечал Курбан Ювшанов.

По большому счету, у многих иностранных наблюдателей тогда могло сложиться мнение, что власти Казахстана все же допускают появление на своей территории американской военной базы. Однако, как отмечали отечественные авторы, Казахстану появление американской военной базы в Актау могло аукнуться большой головной болью. Во-первых, был бы нарушен баланс сил на Каспии. В случае если американцы используют Актау как базу для вторжения в Иран, под ударом мог оказаться и сам Казахстан. Во-вторых, Россия как тогда, так и сейчас выступает против любых американских баз в РК из-за опасения потери контроля на Каспии, а также влияния в Центральной Азии, где своим основным союзником считает именно Казахстан.

Продвинемся на пару лет вперед. В 2015 году прозвучало официальное заявление от американцев на этот счет.

Американский военный чиновник заверил, что армия США «идет в мир, чтобы искать партнеров». При этом решение вводить миротворческие войска в страны, где происходят конфликты, Хикман относит к прерогативе политиков. По его словам, Казахстан как суверенное государство в мирное время самостоятельно принял решение развивать военное сотрудничество с Соединенными Штатами.

Неподдельный интерес к этой теме испытывают российские СМИ. К примеру, в 2017 году в одном из российских изданий вышел материал под заголовком «Пентагон формирует в Казахстане антироссийский рубеж». В данной статье авторы рассуждали о том, как «многовекторная политика Астаны идет вразрез с интересами Москвы».

Поводом для написания статьи стали международные миротворческие учения «Степной орел-2017» в Казахстане, в которых приняли участие страны как СНГ, так и НАТО. Далее по тексту упоминается и о том, что многие российские эксперты и политики утверждают, что на территории Казахстана имеются американские военные объекты, которые могут нести потенциальную опасность для РФ и других стран СНГ.

«Россия и Казахстан объединены союзническими отношениями. В том числе и в военной сфере. Мы совместно осваиваем космос, организуем совместные военные международные игры, военные учения. Казахстан по льготным ценам получает российское оружие… Но, к сожалению, эти отношения сопровождаются неприятными фактами,высказал тогда свое мнение военный эксперт генерал-лейтенант Юрий Неткачев. – Создается ощущение, что казахстанское руководство сидит на двух стульях. С одной стороны, оно с Москвой, с другой – потакает явно антироссийским действиям США и других стран НАТО». Почему страны Центральной Азии откажутся принять у себя базы США, объяснили эксперты

Неткачев уверен, что «путем участия в военных маневрах типа «Степной орел» США активно осваивают центральноазиатский театр военных действий. Присутствие военнослужащих Пентагона в Казахстане дает возможность вести предметную разведку российских военных объектов».

В посольстве отметили, что в последние дни в ряде российских СМИ и на интернет-ресурсах были опубликованы различные материалы, содержащие недостоверные утверждения об использовании военно-морскими силами США казахстанских портов на Каспийском море и даже об открытии военных баз США на территории Казахстана.

В 2018 году в посольстве Казахстана в России отреагировали на фейковые публикации в российских ресурсах о том, что в казахстанских портах Курык и Актау появятся американские военные базы.

Тогда же подчеркивалось, что речь идет об общих усилиях всего международного сообщества по содействию в стабилизации Афганистана. Ранее, по данным посольства, Российская Федерация заключала аналогичное соглашение с США и принимала участие в поставках специальных грузов, под которыми понимается специальная техника без вооружений.

По мнению эксперта, успокаивает то, что запроса на реставрацию режима «исламского эмирата» талибов нет ни в афганском обществе, ни в странах региона, за исключением, может быть, Пакистана».

Боевые действия в Афганистане будут продолжаться, потому что у талибов сохраняется иллюзия по поводу своей военной победы. Пока эта иллюзия не будет разрушена афганской армией на поле боя и пока под жёсткий прессинг мирового сообщества не попадет Пакистан – главный оператор и спонсор «Талибана» (запрещен в РК), война в Афганистане будет продолжаться. Как Москва отреагирует на взаимодействие Казахстана и Узбекистана с Пентагоном, рассказал военный эксперт

Серенко напоминает, что страны Центральной Азии привыкли жить под американским и натовским «зонтиком» безопасности, теперь же им придётся готовиться к иному. Есть основания полагать, что между крупными международными игроками развернётся конкуренция за право предложить центральноазиатским республикам страховку.

Серенко делает оговорку: военный объект может называться деликатно: например, «центр координации международных усилий по борьбе с терроризмом» или «международная группа мониторинга», но это всё равно будет пунктом постоянного военного присутствия западных сил в регионе. Планы Вашингтона по сохранению своего военно-политического присутствия не смогут не войти в противоречие с интересами Москвы и Пекина, однако, по словам аналитика, в конкуренции участвовать будет непросто: американцы предложат элитам региона не только ресурс безопасности, но и, вероятно, существенные инвестиции.

Но давайте обратим внимание на официальное заявление главы государства на этот счет.

В 2020 году Президент РК Касым-Жомарт Токаев заявил, что Казахстан и США контактируют на постоянной основе по вопросам разоружения, вопрос о строительстве американской военной базы в республике не обсуждается.

Токаев отметил, что Казахстан работал с США «и в сфере биологической безопасности на базе бывшего противочумного института в Алматы, но сейчас, в связи с истечением контракта, американцы покинули референс-лабораторию, там трудятся только казахстанские специалисты за счет нашего бюджета».

Источник

Операционные системы и программное обеспечение