считается ли договор заключенным если он оплачен но не подписан

Тема: Считается ли договор подписанным, если оплачен счет?

Опции темы
Поиск по теме

Допустим, клиенту направляется договор на оказание услуг, в условиях которого явно не прописано, что оплата счета означает согласие с условиями договора.

Клиент договор не подписал, но счет оплатил.

Является ли данный договор действительным? Равносилен ли он подписанному договору?

В чем разница? Чем такая ситуация грозит исполнителю?

Договор не действует. В случае суда будете опираться на положения ГК РФ в части договора возмездного оказания услуг

Достаточно ли будет прописать в договоре, что его оплата означает согласие с условиями?

так он же не подписан. Какая разница, что в нем написано?

Лично мне тут видится ст. 438 ГК:

Сумма по счету соответствует сумме по договору. Перечень предоставляемых услуг в счете и в договоре есть, эти перечни друг другу тоже соответствуют. То есть исполнитель свое предложение обозначил четко.

Заказчик в свою очередь этот счет оплатил, то есть своими действиями обозначил согласие с условиями договора.

Что не так? Что мешает считать такой договор заключенным?

Не может быть действителен договор, который не подписан.

Ну вот от названия документа точно ничего не меняется.

Ох. Какие советы. ((
Вообще то не каждый договор есть оферта.
Определение случаев оферты в ГК присутствует.

Вот мне как раз и видится, что по логике факт оплаты счета по договору должен быть равнозначен подписанию этого договора.

Собственно вопрос в том, так ли это?

И надо ли это как-то отдельно оговаривать в договоре?

Вот мне как раз и видится, что по логике факт оплаты счета по договору должен быть равнозначен подписанию этого договора.

Собственно вопрос в том, так ли это?

И надо ли это как-то отдельно оговаривать в договоре?

Вам нужно будет доказать что оплата счета есть акцепт оферты.

В контексте данного обсуждения под договором я имел в виду направленный вами второй стороне текст договора.
Но суть вы уловили верно. Текст еще не договор. Это и есть ответ.

Естественнно. Я вроде обратного и не писала

Нет. Если это прямо не оговорено в договоре. А вот если счет сам по себе содержит все условия договора, то зачем еще какой-то договор на это же самое?

Клиент договор не подписал, но счет оплатил.

Является ли данный договор действительным? Равносилен ли он подписанному договору?

Проблем в связи с неподписанием договора возникает две.

1. Не понятно, какими бумажками в случае чего нужно будет прикрываться от проверяющих органов (из обсуждения я заключаю, что оплаченного клиентом счета с перечнем предоставляемых услуг будет вполне достаточно).

2. Собственно в договоре из существенных условий, помимо перечня работ, оговариваются сроки предоставления информации заказчиком и сроки выполнения работ исполнителем. Эти условия в счете не дублируются. Не понятно, что делать, например, если клиент оплатит счет и начнет требовать странного, ссылаясь на то, что он договор не подписывал.

Поскольку на практике реально подписанную копию договора возвращают крайне редко (даже если просить отдельно и напоминать), и с учетом п. 2 в идеале было бы сформулировать договор так, чтобы факт оплаты счета заказчиком приравнивался к подписанию.

Источник

Стороны не вправе ссылаться на незаключенность договора, если существенное его условие ими фактически исполнено

Syda_Productions / Depositphotos.com

В Обзоре судебной практики № 3 Верховный Суд Российской Федерации дал разъяснение по спору, возникшему из договорных отношений, а именно, по иску о признании договора подряда незаключенным при наличии признаков заключенного такого договора.

Гражданин обратился в суд с иском к обществу, указав, что между ними был заключен договор подряда на выполнение работ по ремонту и реконструкции здания школы, работы выполнены в полном объеме, без замечаний, а поскольку работа не была оплачена, истец просил взыскать с ответчика оплату по договору подряда, компенсацию морального вреда и судебные расходы.

Общество иск не признало, и подало встречные исковые требования о признании договора подряда незаключенным, ссылаясь на то, что существенные условия договора не были согласованы, и договор не исполнялся. К участию в деле были привлечены третьи лица без своих требований (школа и две строительные компании).

Суд первой инстанции отказал в иске гражданину и удовлетворил встречный иск ответчика по делу. В обоснование принятого решения суд указал, что договор подряда не может быть признан заключенным, поскольку соглашение сторон спора о видах и объеме работ, подлежащих выполнению в рамках данного договора, то есть о предмете договора, достигнуто не было, смета не составлялась, а фактов сдачи результата работ и их принятия лицом, для которого они были выполнены, не установлено.

Суд также сослался на то, что обществом (ответчиком) представлены договоры подряда на выполнение спорных работ по реконструкции школы, заключенные с другими организациями с приложением технических заданий, актов, счетов-фактур, бухгалтерских справок, платежных поручений. Суд апелляционной инстанции согласился с принятым решением.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ признала указанные выводы судов необоснованными и указала, что в силу п. 3 ст. 432 Гражданского кодекса сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности. Например, если работы выполнены до согласования всех существенных условий договора подряда, но впоследствии сданы подрядчиком и приняты заказчиком, то к отношениям сторон подлежат применению правила о подряде и между ними возникают соответствующие обязательства (п. 6 постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора»).

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Кроме того, коллегия отметила, что незаключенность договора подряда не освобождает заказчика от оплаты фактически выполненных подрядчиком и принятых заказчиком работ, имеющих для последнего потребительскую ценность. В случае если результат выполненных работ находится у заказчика, у него отсутствуют какие-либо замечания по объему и качеству работ, и результатом работ он может воспользоваться, то незаключенность договора подряда не может являться основанием для освобождения заказчика от оплаты работ.

ВС РФ обратил внимание на то, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о невыполнении истцом работ по договору подряда, о чем свидетельствуют отсутствие актов приема-передачи выполненных работ и утверждения ответчика о выполнении работ другими организациями ошибочны, поскольку акты выполненных работ не являются единственным средством доказывания соответствующих обстоятельств. Законом не предусмотрено, что факт выполнения работ подрядчиком может доказываться только актами выполненных работ (ст. 60 ГПК РФ).

Что касается доводов ответчика о выполнении работ другими лицами (строительными компаниями), истец ссылался на то обстоятельство, что договоры строительного подряда заключены ответчиком со строительными компаниями уже после начала им ремонтных работ, и они заключены на иные виды работ, которые истец не выполнял, за исключением работ по заливке стяжки полов.

Судебная коллегия посчитала, что в нарушение ст. 67, ст. 198 ГПК РФ суд первой инстанции не создал условий для выяснения обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора, в связи с чем направила дело на новое апелляционное рассмотрение.

Источник

Когда договор считается заключенным: переписка и счет по e‑mail, аналоги электронной подписи, оформление письма с договором

Бухгалтеры часто сталкиваются со следующей ситуацией. Контрагент находится в другом регионе, договор согласуют с ним по электронной почте или вообще обговаривают условия по телефону, а вот «бумажный» договор по каким-то причинам не подписывают. Считается ли такой договор заключенным? Примет ли суд такой договор в качестве доказательства, если между контрагентами возникнут разногласия? Подтверждает ли подобный договор реальность сделки с точки зрения налоговиков? Обязательно ли при каждой поставке или оказании услуг заключать «бумажный» договор в письменной форме? Давайте разбираться.

Формы сделки: устная и письменная

Гражданское законодательство знает всего две формы, в которых может быть заключена сделка: устная и письменная (п. 1 ст. 158 ГК РФ). В свою очередь, письменная форма подразделяется на простую и нотариальную. А простая письменная форма, если речь идет о двусторонних или многосторонних сделках (т. е. о договорах), может принимать самые разнообразные виды.

Это не только привычный бумажный документ, в котором изложены все условия, поименованы стороны и стоят их подписи. Договоры могут заключаться и путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи (п. 1 ст. 160, п. 2 ст. 434 ГК РФ). При этом главное, чтобы применяемый способ обмена позволял достоверно установить тот факт, что автором документа является именно другая сторона. О том, как выполнить это условие, мы еще поговорим. А сейчас продолжим рассмотрение возможных вариантов простой письменной формы договора.

Помимо единого документа, подписанного сторонами, а также обмена документами, Гражданский кодекс знает еще одну разновидность письменной формы договора. Это направление одной стороной письменного предложения заключить договор и совершение другой стороной действий по выполнению указанных в этом предложении условий договора, например, по отгрузке или оплате (п. 3 ст. 434, п. 3 ст. 438 ГК РФ). Проще говоря, в ситуации, когда одна сторона просто выставляет счет, содержащий указание на то, что после его оплаты в установленный срок произойдет отгрузка указанных в нем товаров, работ или услуг, а вторая сторона в установленный срок этот счет оплачивает, между сторонами заключается договор. Причем, такой договор считается заключенным именно в письменной форме, даже если отдельный документ, подписанный обеими сторонами, при этом не оформляется.

Подведем промежуточный итог: простая письменная форма сделки считается соблюденной в следующих случаях.

«Электронный» договор

Перейдем теперь к более детальному рассмотрению дистанционной формы заключения договора. Как гласит п. 2 ст. 160 ГК РФ, сделка может быть заключена с помощью электронной подписи. Понятно, что речь тут идет об использовании электронной подписи (простой или усиленной) в соответствии с Федеральным законом от 06.04.11 № 63-ФЗ «Об электронной подписи».

Однако помимо электронной подписи п. 2 ст. 160 ГК РФ допускает применение и других аналогов собственноручной подписи, прямо их не называя. То есть перечень допустимых аналогов является открытым. На практике ими могут служить, например, коды дилера, различные шифры, ПИНы, или скан-копии «живой» подписи. При этом они выполняют ту же роль, что и электронная подпись, т.е. являются полным аналогом собственноручной подписи и могут подтверждать подписание договора в электронной форме.

Но для того, чтобы произошло подобное приравнивание нужно выполнить одно важное условие: предусмотреть такую возможность соглашением сторон (п. 2 ст. 160 ГК РФ). Сразу оговоримся, что подобное соглашение требуется только в тех случаях, когда приравнивание прямо не предусмотрено законодательно. Так, п. 1 ст. 6 Закона № 63-ФЗ проводит такое приравнивание в отношении квалифицированной электронной подписи (КЭП). Следовательно, когда стороны используют КЭП, то заключенные ими договоры в электронной форме имеют равную юридическую силу с договорами на бумажных носителях непосредственно в силу закона.

Поэтому в данном случае сторонам договора не нужно делать оговорок или заключать отдельных соглашений на бумажных носителях, в которых имеется условие о том, что стороны признают одинаковую юридическую силу договоров в электронной форме и на бумажных носителях.

В остальных же случаях такая оговорка необходима. Причем лучше, если она будет сделана в обычном, бумажном документе, подписанном обеими сторонами. Это может быть как отдельное соглашение об использовании аналогов собственноручной подписи, так и специальный пункт или раздел в каком-либо из договоров, заключенных ранее. Хотя использовать электронное соглашение тоже не запрещено.

Возможность оформления договора путем обмена электронными документами признает и судебная практика. Например, ФАС Дальневосточного округа признал, что между сторонами действительно заключен договор в ситуации, когда он был подписан путем обмена сканкопиями по электронной почте. При этом суд установил, что данные копии документов идентичны, а возможность электронного обмена была предусмотрена условиями предложения делать оферты, которое исходило от одной из сторон договора (постановление от 21.04.14 № Ф03-1251/2014 по делу № А37-1143/2013).

Арбитраж Северо-Кавказского округа признал заключенным договор, условия которого были изложены в электронных письмах, направленных друг другу контрагентами. Причем в этом случае между сторонами не было заключено специального соглашения, предусматривающего возможность подобного электронного обмена документами. Но суд обратил внимание, что сторона, получившая по электронной почте акты транспортно-экспедиционных услуг, оказанных по заключенному в таком порядке договору, произвела оплату оказанных услуг в полном соответствии с полученными по электронной почте документами. Эти действия суд признал подтверждением возможности обмена документами посредством электронной почты (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 08.08.12 по делу № А53-11601/2011). Аналогичный подход к соглашению, допускающему электронное подписание договора, находим и в постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 12.04.11 по делу № А63-4698/2010).

Как определить автора документа

Как было сказано выше, при заключении договора путем обмена письмами и прочими документами, в т. ч. и электронными, важное значение имеет факт установления автора соответствующего документа. Согласно п. 4 ст. 434 ГК РФ необходимо, чтобы сторона, получающая соответствующее письмо или документ, смогла достоверно установить, что они исходят от другой стороны по договору.

Очевидно, что безусловным доказательством составления стороной по договору документов в электронной форме является квалифицированная (КЭП) или неквалифицированная электронная подпись отправителя документа (п. 2 ст. 160 ГК РФ). В этом случае не требуется каких-то дополнительных доказательств того, что документ исходит от стороны по договору. Ведь такая электронная подпись позволяет достоверно определить лицо, подписавшее электронный документ (ст. 5 Закона № 63-ФЗ). Поэтому наличие КЭП в документе в электронной форме, подлинность которого удостоверена программой проверки, позволяет сделать вывод, что он составлен конкретным лицом, т.е. «исходит от стороны по договору».

Если же при заключении договора в электронной форме стороны используют простую электронную подпись или иной аналог собственноручной подписи, то стороне нужно отдельно удостовериться, что документ составлен и отправлен стороной по договору. В частности, доказательством этого может быть отправление электронного документа именно с того адреса электронной почты, который указан в соглашении, предусматривающем электронный документооборот. Также подтвердить автора можно путем просмотра метаданных в соответствующем документе, или, к примеру, телефонограммой отправителя. В любом случае допустимые методы проверки и доказательства авторства лучше заранее предусмотреть в соглашении об электронном документообороте.

Как оформить электронное письмо с договором

От теории перейдем к практике. Как правильно оформлять договоры, заключаемые в электронном виде? К примеру, если речь идет об обмене электронными письмами, нужно ли все условия излагать непосредственно в «теле» письма, или это может быть вложение? А если вложение, то в каком формате?

Гражданский кодекс на этот счет хранит молчание и не устанавливает обязанности сторон использовать при заключении договора в электронной форме какие-либо конкретные информационные технологии и (или) технические устройства. Значит, все эти вопросы определяются сторонами самостоятельно. Например, вопросы могут согласовываться в заключенном сторонами рамочном договоре, определяющем порядок и условия заключения последующих договоров в электронной форме. Если же подобные нюансы сторонами не согласованы, то каждая из них может использовать любой вариант оформления документа в электронной форме.

Более того, если стороны не установили иных условий, то разные экземпляры одного и того же договора, для которого законодательством предусмотрена простая письменная форма, могут формироваться в разных форматах и даже на разных носителях, т.е. и в электронной форме, и на бумажном носителе. Ведь ГК РФ не устанавливает запрета на совмещение нескольких способов заключения договора в простой письменной форме. Поэтому, к примеру, один экземпляр договора может существовать на бумажном носителе, а другой экземпляр этого же договора — в электронной форме. Или же один — в виде электронного письма без вложений (т. е. текст в «теле» письма), а другой — в виде файла в формате pdf или doc.

Счет на оплату по электронной почте

В заключение остановимся еще на одном моменте: можно ли в электронной форме заключить договор путем выставления счета и его оплаты? То есть, можно ли такой счет-оферту выставлять не на бумаге, а в электронном виде?

Как уже говорилось, пунктом 3 статьи 434 ГК РФ предусмотрено, что требование о письменной форме договора считается соблюденным, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 438 ГК РФ. В соответствии с указанной нормой совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.) считается акцептом (акцепт путем исполнения). Применение этого правила ГК РФ никак не ограничивает только сферой документооборота на бумажных носителях. А значит, оно может применяться и в случае оферты (в т. ч. и выставления счета) в электронной форме. Заметим, что указанные выводы подтверждаются и судебной практикой (см. уже упоминавшиеся постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 12.04.11 по делу № А63-4698/2010 и от 08.08.2012 по делу № А53-11601/2011, где суд как раз и признал договором действия по оплате выставленных в электронной форме счетов).

Обратите внимание: организации и предприниматели, у которых есть сертификат электронной подписи для отправки налоговой отчетности, могут бесплатно отправить контрагентам неограниченное количество юридически значимых договоров, счетов-фактур, накладных и других документов через систему «Контур.Диадок» в рамках акции «Безлимит на 2 месяца».

Источник

Актуальная позиция судов относительно договоров, заключенных неуполномоченным или неустановленным лицом

Управляющий партнер юридической группы Double Pro

специально для ГАРАНТ.РУ

В гражданском обороте нередки случаи, когда за одну из сторон в договоре подписывается лицо, которое не наделено на это полномочиями, либо кто-то с подражанием подписи, например, директора общества. Чаще всего такие действия имеют рутинный характер, ведь договоры то и дело заключаются дистанционно путем направления сторонами друг другу подписанных экземпляров по почте либо курьером.

При этом суды, столкнувшись с рассмотрением дел об оспаривании факта заключения договора, для установления истины вынуждены разбираться, действительно ли сделка накладывает на общество обязательства помимо его воли или же договор исполнялся сторонами, а позиция о недействительности лишь скрывает злоупотребление правом.

Становление единого подхода

В судебной практике дела, связанные с оспариванием сделок, заключенных неуполномоченным, а в некоторых случаях – неустановленным лицом, традиционно вызывают вопросы о квалификации таких сделок и о том, нарушает ли такая сделка сама по себе права стороны, от имени которой она была заключена.

Высшими судами на протяжении времени менялась позиция относительно того, как лицу, ставшей стороной сделки поневоле, защитить свои права.

Во второй половине 1990-ых годов договоры, заключенные неуполномоченным или неустановленным лицом, признавались судами незаключенными, и такая практика получила поддержку со стороны Высшего арбитражного Суда РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 1 августа 1995 г. № 7357/94, постановление Президиума ВАС РФ от 16 мая 2000 г. № 6612/98).

Но в постановлении Президиума ВАС РФ от 10 января 2003 г. № 6498/02 такие сделки квалифицированы иначе. Согласно правовой позиции Суда при совершении сделки от имени юридического лица лицом, которое не имело на это полномочий в силу закона, ст. 174 Гражданского кодекса не применяется. ВАС РФ разъяснил, что в таких правоотношениях стоит руководствоваться ст. 168 ГК РФ о недействительности сделок, не применяя при этом п. 1. ст. 183 ГК РФ.

С тех пор аналогичный подход был взят на вооружение судами при рассмотрении споров о недействительности сделок.

Несколько позднее Президиум ВАС РФ в Определении от 9 августа 2012 г. № ВАС-8728/12 по делу № А56-44428/2010 высказал позицию, что договор, заключенный неустановленным лицом, не отвечает требованиям закона, поэтому является ничтожным согласно ст. 168 ГК РФ независимо от признания его таковым судом.

С течением времени первоначальная позиция ВАС РФ о признании сделок, подписанных неуполномоченным лицом, незаключенными потеряла свою актуальность.

Например, арбитражный суд Северо-Кавказского округа в своем постановлении от 14 мая 2015 г. по делу № А53-6874/14 указал, что договор, подписанный неустановленным лицом, не соответствует требованиям закона и поэтому является ничтожным, а основанием для признания договора незаключенным в силу ст. 432 ГК РФ может являться лишь несогласование сторонами существенных условий, предусмотренных законом для данного вида договоров.

При этом в обоснование позиции суды, помимо положений непосредственно о недействительности сделок, обычно исходят из следующих норм ГК РФ:

Важно также иметь в виду, что заключение сделки неустановленным лицом обладает теми же правовыми последствиями, что и заключение сделки неуполномоченным лицом, поскольку последующее одобрение сделки порождает для одобрившего ее лица все правовые последствия. Об этом в своем Определении от 4 июня 2013 г. № 44-КГ13-1 высказалась коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Восстановление прав в виде освобождения от обязательств

П. 1 ст. 183 ГК РФ в совокупности с разъяснениями, данными ВС РФ в п. 122-123 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» подводят к тому, что сделка является заключенной между «лжепредставителем» и иной стороной договора, но для представляемого никаких последствий не наступает.

Следуя данной логике, в некоторых спорах арбитражные суды приходили к выводу, что стороне для защиты своих прав достаточно не совершать действий, направленных на конвалидацию (последующее одобрение) сделки, заключенной неуполномоченным или неустановленным лицом.

В постановлении арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 июля 2015 г. № Ф04-21327/2015 по делу № А70-5966/2014 высказана позиция, что заключение сделки неуполномоченным лицом не влечет ее недействительности, а лишь не создает никаких последствий для лица, от имени которого подписана сделка, если только это лицо впоследствии прямо не одобрит сделку.

Суд исходил из буквального толкования абз. 1 ч. 1 ст. 183 ГК РФ, согласно которому при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку.

Однако такой подход в определенных ситуациях способен привести к нарушению прав лица, от имени которого была заключена сделка неуполномоченным или неустановленным лицом.

В качестве примера приведем вымышленный случай, где неуполномоченное лицо заключает договор аренды нежилого помещения и подписывается от имени собственника. Очевидно, что действия, направленные на исполнение договора со стороны арендатора, будут нарушать права собственника нежилого помещения.

Арендатор может попробовать произвести государственную регистрацию договора аренды, в том числе путем подачи заявления в суд, а также требовать от собственника имущества предоставить доступ к арендованному помещению.

Собственнику помещения ничего не остается, как в каждой отдельной спорной ситуации доказывать непричастность к договору, заключенному от его имени с нарушениями.
Из этого простого примера мы видим недостатки позиции, согласно которой «заключение сделки неуполномоченным лицом не создает никаких последствий для лица, от имени которого подписана сделка».

В действительности же права и интересы собственника нежилого помещения будут защищены в полной мере лишь вступившим в законную силу судебным актом о признании договора аренды недействительным.
Так может ли суд «сыграть на опережение» и признать сделку недействительной без применения двусторонней реституции в случае, когда имущественные интересы уже восстановлены в других спорах, а новые негативные последствия могут возникнуть лишь в теории?

В похожей ситуации оказался истец в деле № А40-99614/17 о признании недействительными инвестиционных договоров (постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 апреля 2018 г. № Ф05-4979/18 по делу № А40-99614/2017).

Требования основаны на том, что неустановленным лицом от лица общества «Транссервис» были заключены инвестиционные договоры, порождающие определенные права и обязанности в отношении имущества, принадлежащего истцу.

Первоначально решением от 31 октября 2017 г. арбитражный суд города Москвы в иске отказал, а Девятый арбитражный апелляционный суд не нашел оснований для отмены решения суда и удовлетворения исковых требований общества.

Отказывая в иске, суды исходили из того, что истец не сослался на конкретные нормы, указывающие на недействительность такого рода договоров в силу несоблюдения их простой письменной формы.

Помимо прочего, недоказанным суды посчитали и сам факт того, что оспариваемыми сделками в принципе нарушены права истца и общество потерпело какие-либо негативные имущественные последствия.
Однако постановлением арбитражного суда Московского округа от 28 апреля 2018 г. судебные дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Окружной суд обратил внимание судов нижестоящих инстанций на то, что при рассмотрении дела не был рассмотрен довод о ненаделении полномочиями лица, подписавшегося в договорах в качестве представителя по доверенности. Не проверены доводы о том, существует ли доверенность и почему она отсутствует в материалах настоящего дела и других судебных дел.

При новом рассмотрении дела Арбитражным судом города Москвы от 21 августа 2018 г. инвестиционные договоры признаны недействительными. Суд установил, что ответчики не опровергли довод истца о том, что лицо, подписавшее инвестиционные договоры, не имело полномочий на их подписание и доверенности на подписание договоров не выдавалось.

В судебном акте отмечено также, что именно оспариваемые инвестиционные договоры были использованы ответчиками в целях незаконной регистрации права собственности на объекты недвижимости, расположенные на принадлежащих истцу земельных участках (записи о регистрации были оспорены в рамках другого судебного спора).

Суд первой инстанции также высказал крайне важную позицию, что восстановление прав истца заключается в его освобождении от всяких обязательств, возникающих из оспариваемых гражданско-правовых сделок, а признание сделок недействительными в полной мере восстановит нарушенные права общества, что соответствует смыслу ст. 12 ГК РФ.

Остается надеяться, что такой подход не станет единичным, и суды будут в каждом конкретном деле оценивать, защищены ли права истца общими положениями п. 1 ст. 183 ГК РФ или же сделка в случае применения недобросовестными лицами различных правовых механизмов может затронуть имущественное положение лица, от имени которого она заключена неуполномоченным или неустановленным лицом.

Источник

Операционные системы и программное обеспечение