программа 14 взн что это

ФКУ Минздрава объявило первые закупки по «14 ВЗН» на 2022 год

Общая сумма объявленных аукционов – 15,2 млрд рублей. Срок окончания по крайней мере первых этапов поставки – не позднее 1 февраля 2022 года. Только по одному аукциону – по антиингибиторному коагулянтному комплексу – препарат должен быть поставлен до 15 января 2022 года.

С поставщиком натализумаба (Тизабри от Biogen) ФКУ предлагает заключить двухлетний контракт – на 2022-2023 годы. Каждый год на закупку препарата предлагается тратить по 2,9 млрд рублей. В 2019-2020 годах поставщиком натализумаба выступал «Фармстандарт». Объявленная цена по двулетнему контракту – 88,4 тысячи рублей за упаковку, на 10% ниже предельной зарегистрированной цены, по которой один из контрактов с «Фармстандартом» был заключен на 2021 год.

В 2020 году ФКУ уже заключило с «Фармстандартом» трехлетние контракты на леналидомид, сэкономив 30% от цены контрактов предыдущего года.

Всероссийский союз пациентов (ВСП) считает, что раннее объявление аукционов говорит о «глубоком кризисе финансирования программы ВЗН». Дефицит финансирования программы, по расчетам союза, в 2021 году составил около 10 млрд рублей, а с учетом потребности в формировании переходящего остатка на 2022 год – 18 млрд рублей.

На закупку лекарств по «14 ВЗН» в 2021 году выделено 64,3 млрд рублей. Практически на всю сумму контракты уже заключены, утверждают в ВСП. В бюджете на 2022 год под эти цели заложено 66,9 млрд рублей.

Шестнадцать пациентских организаций в сентябре 2020 года обратились к руководству страны с просьбой пересмотреть схему финансирования и лекарственного обеспечения по «14 ВЗН». Организации предложили выделить дополнительно 21 млрд рублей и возобновить закупки лекарств с переходящим трехмесячным остатком, чтобы пациенты бесперебойно получали лекарства в течение первого квартала.

ВСП в апреле 2021 года обращался в Минздрав и Правительство РФ с просьбой изменить механизм закупки лекарств из номенклатуры «14 ВЗН». Союз предложил закупать оригинальные препараты, не имеющие аналогов, не через аукционы и разрешить увеличение объема закупаемых препаратов в ходе исполнения контракта.

Источник

Союз пациентов заявил об отсутствии лекарств для страдающих болезнью Гоше

Пациенты с болезнью Гоше, которых в России насчитывается 450 человек, минимум два месяца не получают жизненно необходимый препарат имиглюцераза. Об этом написали «Известия» со ссылкой на Всероссийский союз пациентов.

Председатель межрегиональной общественной организации «Содействие инвалидам с детства, страдающим болезнью Гоше, и их семьям» Марина Терехова в беседе с изданием заявила, что некоторые из них не получают лекарство уже более полугода.

До 2019 года, как отмечает издание, пациенты получали препарат имиглюцераза, который производит международная фармацевтическая группа Sanofi. Затем его биоаналог (глуразим) начала выпускать российская компания «Генериум».

По данным сайта госзакупок, с конца прошлого года по настоящее время прошли два аукциона на поставку глуразима, но «Генериум» оба раза не принял участие в торгах. Когда состоится следующий аукцион, пока не известно. В пресс-службе «Генериума» сообщили изданию, что компания не участвует в аукционах, так как не выполняет функции дистрибьютора, а является производителем глуразима.

Как сообщил сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулев, отмена двух аукционов подряд в рамках программы ВЗН происходит впервые.

Что такое программа Минздрава «14 ВЗН»

Федеральная программа Минздрава «14 высокозатратных нозологий» существует с 2008 года. Сначала в нее входило семь заболеваний, в 2018 году добавилось пять, а в конце 2019 года — еще два. В рамках «14 ВЗН» Минздрав собирает от регионов заявки на наиболее дорогостоящие лекарственные препараты и закупает их за счет средств федерального бюджета. Минздрав обеспечивает по программе пациентов с гемофилией, муковисцидозом, злокачественными новообразованиями лимфоидной, кроветворной и родственной им тканей, рассеянным склерозом, болезнью Гоше и другими редкими заболеваниями, которые не поддаются полному излечению.

Общее количество пациентов с подпадающими под программу заболеваниями в 2020 году составило 149 254 человека, в заявке на 2021 год значится более 165 тыс. человек. Ранее Минфин уточнял, что в 2020 году на программу «14 ВЗН» выделено 61,8 млрд руб., а в проекте бюджета на 2021 год заложено 64,3 млрд.

Как отмечают «Известия», купить препарат для пациентов с болезнью Гоше в аптеках невозможно, так как государство закупает его адресно и выдает бесплатно. Стоимость лекарства весьма высокая — месячный курс терапии при болезни Гоше может доходить до 1,5 млн руб.

Программа «14 ВЗН», в которую включены люди, страдающие болезнью Гоше, подразумевает закупку трех необходимых им лекарств: имиглюцеразы, велаглюцеразы-альфа и талиглюцеразы-альфа. По словам Алексея Василевского (заместитель Тереховой), примерно 70% пациентов с болезнью Гоше в России необходима именно имиглюцераза. «Остальные препараты появились позже и назначены меньшему числу пациентов. В частности, талиглюцераза-альфа вошла в список «14 ВЗН» год назад, и пока ее получают единицы», — отметил он.

РБК обратился за комментарием в пресс-службу Минздрава.

Болезнь Гоше — наследственное заболевание, при котором в организме не хватает фермента, расщепляющего некоторые жиры. Пациентам необходима фермент-заместительная терапия: без нее в клетках накапливаются эти нерасщепленные жиры, и клетки погибают.

В конце прошлого года Союз пациентов заявил о дефиците более 40 лекарств на фоне пандемии. С письмом об этом организация обратилась к президенту Владимиру Путину, а также в правительство, Минздрав и Минпромторг со списком препаратов, которые являются дефицитными в России.

В обращении говорилось, что с августа 2020-го наблюдается острая нехватка лекарств, среди которых есть жизненно важные для лечения онкобольных, пациентов с муковисцидозом, рассеянным склерозом, ревматическими заболеваниями, первичным иммунодефицитом и другими недугами.

Источник

Запасу лекарств нужны еще три месяца

В 2020 году россияне с неизлечимыми заболеваниями столкнулись с перебоями в обеспечении лекарствами по программе «14 высокозатратных нозологий». Об этом говорится в коллективном обращении 16 общественных пациентских организаций на имя президента Владимира Путина, премьера Михаила Мишустина, министра здравоохранения Михаила Мурашко и министра финансов Антона Силуанова (документ есть у РБК), направленном всем адресатам на прошлой неделе.

Под обращением стоят подписи как представителей сообществ пациентов, которые участвуют в программе «14 ВЗН», так и других обществ помощи больным. Среди них Всероссийский союз пациентов, общественная организация «Содействие больным саркомой», Российская ревматологическая ассоциация «Надежда», благотворительный фонд «Семьи СМА», Всероссийское общество онкогематологии «Содействие», общественная организация «Помощь больным муковисцидозом», общественная организация нефрологических пациентов «Нефро-Лига» и другие.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не ответил на запрос РБК. В пресс-службе правительства РБК сообщили, что письмо поступило и находится в обработке.

Что такое программа Минздрава «14 ВЗН»
Федеральная программа Минздрава «14 высокозатратных нозологий» существует с 2008 года. Изначально в нее входило семь заболеваний, в 2018 году добавилось еще пять, а в конце 2019 года — еще два. В рамках «14 ВЗН» Минздрав собирает от регионов заявки на наиболее дорогостоящие лекарственные препараты и закупает их за счет средств федерального бюджета. Минздрав обеспечивает по программе пациентов с гемофилией, муковисцидозом, злокачественными новообразованиями лимфоидной, кроветворной и родственной им тканей, рассеянным склерозом, болезнью Гоше и другими заболеваниями, которые не поддаются полному излечению.

Какие проблемы испытывают неизлечимо больные

Нынешняя ситуация с финансированием программы «14 ВЗН» вызывает тревогу, говорится в обращении. Минздрав сумел сэкономить миллиарды рублей благодаря централизованным закупкам, что позволило увеличить их объем, но это не спасает ситуацию, утверждают авторы документа.

Ключевая проблема, пишут они, — недофинансирование закупок лекарств с переходящим трехмесячным запасом на следующий календарный год. Ранее Минздрав формировал закупки лекарств с расчетом на 12 + 3 месяца. Таким образом, была возможность обеспечивать препаратами вновь выявляемых пациентов в регионах в течение года, а остаток использовался в первые месяцы следующего года. Начиная с 2018 года эта практика была прекращена.

Как сообщила РБК директор департамента лекарственного обеспечения Минздрава Елена Максимкина, министерство вынуждено было отказаться от этой схемы обеспечения из-за ежегодного увеличения числа пациентов. «Сейчас эти остатки нулевые. У нас шло увеличение пациентов, и в течение последних лет не было финансирования переходящего остатка. Но благодаря тому что бюджет формируется на три года, мы осуществляем закупки за счет бюджета следующего года [для обеспечения пациентов в начале 2021 года]», — пояснила она.

Результатом отмены закупок с переходящим остатком стали перебои в обеспечении пациентов в феврале—марте на протяжении двух последних лет, пояснил РБК президент Общероссийской общественной организации инвалидов — больных рассеянным склерозом Ян Власов. Он также отметил, что некоторые инновационные препараты не попадают в программу «14 ВЗН» из-за установленного потолка финансовых трат. «Самые инновационные препараты для лечения стоят дорого, количество новых пациентов растет, но бюджет существенно не возрастает. Кроме того, программа пополняется орфанными (редкими) заболеваниями, которые финансово полностью не обеспечиваются. В результате бюджет программы находится в дефиците», — говорит он.

В пользу возвращения схемы закупок с переходящим остатком в разговоре с РБК высказался и другой подписант обращения, президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулев. Она позволяла быть уверенным, что пациент получит лекарство, говорит Жулев. «Сейчас Минздрав объявляет аукционы с учетом оплаты в будущем году. Если аукционы не состоятся — нас ждут серьезные перебои», — прогнозирует он.

Пациентские организации в письме также обращают внимание на общее увеличение потребности в лекарствах в рамках программы Минздрава. Это связано с ростом федерального регистра пациентов, произошедшим за счет увеличения продолжительности жизни, увеличением дозировок или переходом на терапию более дорогими препаратами в случае осложнения формы ранее выявленного заболевания.

При этом в обращении отмечается, что реализация существующих в программе гарантий позволила улучшить качество и продолжительность жизни больных, сократить количество госпитализаций, значительная часть пациентов смогла интегрироваться в общество.

В итоге авторы просят Минздрав возобновить закупки лекарств для программы «14 ВЗН» с переходящим трехмесячным остатком, а также увеличить ежегодное финансирование с учетом такой закупки на 21 млрд руб. По словам Власова, эта цифра складывается из расчетов, сделанных на основании опросов пациентов и анализа ситуации в регионах. «Мы знаем, какие заявки сделали региональные министерства здравоохранения, и знаем, что они выполнены лишь на 75%», — говорит он.

Какова позиция министерств

В Минздраве в ответ на запрос РБК пояснили, что объемы поставок лекарственных препаратов определяются с учетом клинических рекомендаций и средней курсовой дозы лекарства исходя из ежемесячной потребности больных и необходимости формирования запаса на 15 месяцев. «Вместе с тем бюджетные ассигнования федерального бюджета в 2018–2020 годах на закупку лекарственных препаратов по ВЗН были предусмотрены только на увеличение численности 14 ВЗН, без учета формирования переходящего остатка», — отметили там. В Минздраве также добавили, что считают целесообразным поддержку финансирования переходящего остатка.

В Минфине напомнили, что проект бюджета на предстоящую трехлетку предусматривает выделение следующих средств на программу «14 ВЗН»: в 2020 году — 61,8 млрд руб., на 2021 год заложено 64,3 млрд руб., на 2022 год — 66,9 млрд руб. Кроме того, добавляют в ведомстве, с 2021 по 2023 год будет ежегодно выделяться более 60 млрд руб. на лечение детей, страдающих орфанными заболеваниями, эти средства появятся после введения с 1 января 2021 года НДФЛ по ставке 15% для россиян, зарабатывающих свыше 5 млн руб. в год.

На вопрос о том, считает ли министерство необходимым увеличить ежегодное бюджетное финансирование программы на 21 млрд руб. с учетом переходящих остатков, в пресс-службе Минфина не ответили.

Источник

Минфин объяснил возврат в бюджет средств на лекарства от редких болезней

Доработанная версия проекта федерального бюджета на 2021–2023 годы не предполагает сокращения бюджетных ассигнований на проведение Минздравом централизованных закупок лекарственных препаратов, предназначенных для лечения больных 14 ВЗН («14 высокозатратных нозологий»), сообщили РБК в Минфине.

Как писал РБК, из пояснительной записки к проекту федерального бюджета следовало, что в 2021–2023 годах предполагается сокращение бюджетных расходов почти на 20 млрд руб. по программе Минздрава «14 высокозатратных нозологий», в рамках которой министерство централизованно закупает дорогостоящие лекарства для редких (орфанных) заболеваний.

После внесения проекта федерального бюджета на 2021–2023 годы в правительство и до его направления в Госдуму «бюджетные параметры уточняются и дорабатываются с учетом необходимости проведения более точных расчетов по тем или иным направлениям», сообщили в Минфине в ответ на запрос об указанном в пояснительной записке сокращении бюджетных ассигнований.

«В уточненной версии законопроекта средства на программу «14 высокозатратных нозологий», как уже отмечалось, заложены в полном объеме, без сокращения финансирования», — подчеркнули в министерстве. В 2020 году на эти меры выделено 61,8 млрд руб., в проекте бюджета на 2021 год заложено 64,3 млрд руб, указывали в министерстве.

Программа Минздрава «14 ВЗН»

Федеральная программа Минздрава существует с 2008 года. В рамках «14 ВЗН» Минздрав собирает от регионов заявки на наиболее дорогостоящие лекарственные препараты и закупает эти лекарства за счет средств федерального бюджета. Минздрав обеспечивает по программе пациентов с гемофилией, муковисцидозом, злокачественными новообразованиями лимфоидной, кроветворной и родственной им тканей, рассеянным склерозом и другими заболеваниями, которые не поддаются полному излечению.

Общее количество пациентов с различными заболеваниями, участвующих в программе, на момент осени 2020 года составляет более 165 тыс. человек.

Вместе с тем по поручению президента Владимира Путина Минфин внес в Госдуму проект поправок в Налоговый кодекс, согласно которым дополнительные доходы с уплаты НДФЛ по повышенной ставке 15% (с доходов, превышающих 5 млн руб. в год) будут направляться на лечение детей с тяжелыми жизнеугрожающими и хроническими заболеваниями, в том числе редкими (орфанными) заболеваниями. В проекте федерального бюджета зарезервированы средства на эти цели: 60 млрд руб. в 2021 году, 64 млрд руб. в 2022 году и 68,5 млрд руб. в 2023 году. В документе не уточнялось, будет ли программа «14 ВЗН» финансироваться из этих средств и в каком объеме.

Источник

Союз пациентов обеспокоен закупкой лекарств по программе «14 ВЗН»

Повод для беспокойства

Всероссийский союз пациентов обратился к министру здравоохранения Михаилу Мурашко с просьбой обратить внимание на процесс защиты заявок на препараты для лечения заболеваний по программе ВЗН на 2022 год. В противном случае, опасаются в объединении, врачи при назначении лечения будут вынуждены руководствоваться не медицинскими, а экономическими соображениями из-за недостатка финансирования.

Сложности с выделением бюджетных средств на закупку лекарственных препаратов в рамках программы возникают не впервые, поэтому, как полагают специалисты, в данном случае необходимы более серьезные меры, чем заимствование средств из бюджета грядущего года – ведь и в будущем они будут нужны не меньше, чем в настоящем.

Федеральная программа «14 высокозатратных нозологий» существует с 2008 года. Она позволяет обеспечивать лекарственными препаратами пациентов с гемофилией, муковисцидозом, злокачественными новообразованиями лимфоидной, кроветворной и родственной им тканей, рассеянным склерозом, болезнью Гоше и другими заболеваниями, которые не поддаются полному излечению. Минздрав собирает от регионов заявки на наиболее дорогостоящие лекарственные препараты и закупает их за государственный счет.

Согласно данным Минздрава, по состоянию на 1 января 2020 года в Федеральный регистр по ВЗН были включены 219 318 человек. В числе задач ведомства на 2021 год значились наполнение и функциональная доработка регистра граждан, имеющих право на обеспечение лекарственными препаратами, медицинскими изделиями и специализированными продуктами лечебного питания.

Однако во Всероссийском союзе пациентов ситуация вокруг реализации программы вызывает беспокойство. В письме, адресованном главе Минздрава Михаилу Мурашко, говорится, что в августе Федеральный центр планирования и организации лекарственного обеспечения граждан объявил аукцион на поставку ряда препаратов для лечения высокозатратных нозологий, закупленных ранее не в полном объеме. На закупку лекарств по «14 ВЗН» в 2021 году было выделено 64,3 млрд рублей, а в 2022 году планируется потратить 66,9 млрд бюджетных рублей – это на 4% больше, притом, что часть этой суммы пойдет на закупку лекарств для пациентов, нуждающихся в лечении, уже в 2021 году. Очевидно, что для обеспечения всех нуждающихся этой суммы будет недостаточно.

«Финансирование новых закупок проводится за счет средств федерального бюджета на 2022 год и это говорит о глубоком кризисе финансирования программы ВЗН. Предполагаем, что проблема пока не решена и в следующем году мы снова можем столкнуться с дефицитом дорогостоящих препаратов для лечения столь тяжелых заболеваний. ВСП обеспокоен сложившейся ситуацией и просит также обратить внимание на процесс защиты заявки на препараты для лечения заболеваний по программе ВЗН на 2022 год и одобрение назначенной экспертом терапии инновационными препаратами по причине недостаточной эффективности ранее получаемой терапии», — пишут представители организации.

В связи со сложившимся дефицитом бюджета, Всероссийский союз пациентов обеспокоен тем фактом, что доступность современной эффективной терапии по программе ВЗН будет определяться не назначением специалистов и клинической необходимостью, а экономическими подходами, резюмируют авторы обращения к министру.

«Мы вынуждены констатировать, что проблема финансирования программы ВЗН не решается. В 2022 году мы снова столкнемся с дефицитом дорогостоящих препаратов для лечения тяжёлых заболеваний. Для хронических пациентов это означает самый негативный сценарий развития ситуации на фоне новых перебоев в поставках жизнеспасающей терапии», — заявил сопредседатель Всероссийского союза пациентов Ян Власов.

Обозначить проблему недостаточно – требуется предложить возможные пути ее решения. О ряде таких предложений «Газете.Ru» рассказал советник директора НИФИ Минфина РФ Николай Авксентьев.

По его словам, «14 ВЗН» — хорошая программа, которая действительно обеспечивает пациентов необходимыми лекарственными препаратами, но включение нового препарата было возможно, если его стоимость не приводила к увеличению бюджета программы. «С одной стороны, это плюс, потому что при планировании программы исходят из имеющихся денежных средств. С другой стороны, это минус, потому что появляются новые дорогостоящие препараты, и они могли бы стать альтернативой в тех случаях, когда эффективность старого препарата недостаточна, однако включить их в программу по экономическим соображениям нельзя. Получается, что программа, которая была создана, чтобы снять с регионов финансовую нагрузку, сейчас в некоторых случаях перевернулась в обратную сторону: федеральный бюджет закупает дешевое, а регионам остается дорогое», — поясняет он.

На эти проблемы накладывается включение в перечень ВЗН новых орфанных заболеваний, которые, очевидно, потребовали больше денег, чем исходно планировалось. В результате, констатирует эксперт, мы приходим к ситуации, которая сложилась сейчас. У специалистов НИФИ Минфина есть предложения относительно того, что можно было бы сделать.

В первую очередь эксперты предлагают обратить внимание на постановление, которое регламентирует процесс включения препаратов в ВЗН. В этом документе указаны не расходы программы, а расходы федерального бюджета в целом на лекарственное обеспечение различных групп граждан (ВЗН, федеральные льготы людям с инвалидностью плюс трансферт в систему ОМС, в первую очередь для лекарственной терапии при злокачественных образованиях). Производители часто готовы предлагать скидки при их включении в программу ВЗН, и это тоже может менять расходы на указанные направления лекарственного обеспечения.

«Можно было бы пользоваться этой возможностью и перемещать расходы между программами таким образом, чтобы в сумме они не изменились или даже сократились. Однако на практике пока подобных примеров не было: постановление трактуется именно в части бюджета программы», — рассказывает Авксентьев.

Второе предложение, которое позволило бы обеспечить пациентов необходимым лечением, касается экономии, образующейся в результате удешевления лекарственных препаратов. Специалисты НИФИ Минфина считают правильным разработать механизм планирования предполагаемой экономии в силу заключения долгосрочных контрактов или выхода воспроизведенных аналогов. «Если эта экономия необходима для расширения имеющегося лекарственного обеспечения, то использовать [ее] с этой целью. Если же в данный момент ситуация этого не требует, то при наличии свободных средств можно включить в нее что-то, требующее дополнительных расходов», — говорит эксперт.

Можно использовать и ряд других способов решения финансовых проблем программы – например, в части управления назначениями. Сейчас препарат, включаемый в программу, должен предоставляться всем пациентам при наличии соответствующих медицинских показаний. Например, препарат для лечения заболеваний крови может применяться в первой или второй линии терапии, но для кого-то из пациентов есть альтернатива, которая с высокой вероятностью сработает, а для кого-то это единственный вариант лечения. Формально в программе сейчас нельзя выделить эту группу, не имеющую альтернатив, хотя в этом есть смысл, говорит Николай Авксентьев.

Наконец, еще один путь решения трудностей программы «14 ВЗН» — так называемые инновационные методы доступа на рынок. Это, например, соглашения о разделении рисков, причем не только связанных с эффективностью, когда производитель получает выплату только в случае успешного применения препарата, но и связанных с численностью целевой популяции пациентов. «Наша статистика не всегда совершенна, поэтому, когда мы включаем что-то новое в программу, сложно понять, сколько таких пациентов у нас будет. Условно говоря, у нас есть деньги на 150 человек, а если их будет 200, денег может не хватить. Эти опасения как раз можно закрывать контрактами с разделением риска с производителем», — отмечает советник главы НИФИ Минфина.

По его словам, некоторые производители готовы предлагать подобные подходы и предоставлять дополнительное количество препаратов за свой счет, так как для них это гарантированный рынок. В результате все стороны процесса остались бы в выигрыше.

Здравоохранение и экономика

Обеспокоенность относительно лекарственного обеспечения пациентов с редкими заболеваниями разделяет и президент общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский.

«Программа, известная как «Программа 7 нозологий», была создана в 2007-2008 годах. Были выявлены 7 нозологий, едва не погубившие всю программу дополнительного льготного лекарственного обеспечения (ДЛО), так как для их лечения необходимы очень дорогие лекарственные препараты. Со временем число высокозатратных нозологий было увеличено до 14. К сожалению, этот процесс не сопровождался соответствующим наполнением деньгами», — рассказывает он.

По словам Саверского, за 14 лет существования программы многие препараты, входившие в нее изначально, дешевели в силу комплекса причин. В результате вместо того, чтобы добавлять в программу другие, инновационные лекарственные средства, например, от гемофилии или рассеянного склероза, стали добавляться другие нозологии. В итоге для 7 нозологий, первоначально входивших в программу, предусмотрены более дешевые и старые лекарственные препараты, а для попавших туда позднее – более дорогие и современные средства, говорит эксперт.

Ситуация усугубляется тем, что вместо системного пересмотра программы ВЗН, чтобы финансировать с ее помощью действительно дорогостоящее лечение, в нее вводятся дополнительные критерии в пользу наиболее дешевых препаратов. «Сейчас правительством рассматривается проект нового постановления №871, которое регулирует принятие перечней. Экономический принцип ложится в основу формирования перечней, причем прямо на входе регистрационное досье рассматривается именно с этой точки зрения. И дальше по процедуре: как экономика играет роль в начале, так она до конца и сопровождает его, имеет решающее значение. Что здесь критически важно? Конечно, экономика важна, но вопрос в том, почему этим занимается Минздрав, а не Минфин. Пациентское сообщество устроило бы, если бы Минздрав не брал на себя функции Минфина. В противном случае складывается какая-то странная ситуация, при которой фактически в государственном аппарате интересы пациентов не представляет никто», — делится мнением Александр Саверский.

А ведь если посмотреть 14 статью ФЗ №323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», говорит он, то в самом ее начале будет написано, что задачей федеральных органов власти является, в частности, защита прав и свобод человека и гражданина в сфере охраны здоровья. Тренд, при котором во главу угла ставятся только деньги, естественно, не может никого устраивать, констатирует глава «Лиги защитников пациентов».

Из жесткого ценового ценза вытекает другая проблема – безальтернативность лечения для пациентов, отмечает эксперт.

«Это приводит к целому ряду проблем. Поскольку во всех перечнях есть только один препарат, то есть выбора нет, происходят страшные вещи: врач не может подобрать терапию. Даже если он видит, что пациенту необходимо что-то поменять, он не может этого сделать, потому что существующая система перечней не дает такой возможности. Если в перечень входит новый препарат, то прежний из него выходит, то есть альтернатив нет. Врачебная комиссия созывается только по жизненным показаниям или в случае непереносимости препарата. А что делать в случаях, когда эффективность недостаточна? Подобрать терапию не получится», — рассказывает Саверский.

По его словам, дозакупка лекарств на текущий год за счет бюджета на следующий год приведет к возникновению «дыры» в бюджете программы, и беспокойство пациентов на этот счет является совершенно обоснованным.

Подводя итог, можно сделать следующие выводы. Проблема финансирования важной программы «14 ВЗН» носит комплексный характер, и решить ее простым переносом расходов из года в год невозможно – возникает порочный круг, который необходимо разорвать, не доводя ситуацию до крайности.

Эксперты полагают, что имеющиеся сложности нужно решать в комплексе. Во-первых, необходимо увеличить финансирование программы, о чем неоднократно просили пациентские объединения, адресуя письма президенту Владимиру Путину и главе правительства Михаилу Мишустину. Во-вторых, важно оптимизировать расходы, скорректировать принципы распределения средств и наладить сотрудничество с фармпроизводителями, чтобы максимально эффективно распоряжаться бюджетными рублями, отмечают специалисты.

Главным союзником пациентов в решении этого вопроса, по мнению экспертов, должен быть Минздрав как гарант прав и свобод человека и гражданина в сфере охраны здоровья. Объединенными усилиями привлечь внимание к проблеме и добиться ее решения шансов будет существенно больше. Это сложный, но нужный путь, который позволит сохранить здоровье и жизнь сотням тысяч россиян.

Источник

Операционные системы и программное обеспечение