франко прусская война форма

День национального позора. Как 200 тысяч французов сдались пруссакам

День 27 октября 1870 года не зря называют во Франции днем национального позора. В разгар франко-прусской войны в плен неприятелю сдалась почти 200-тысячная французская армия. Подобные случаи в мировой истории можно пересчитать по пальцам, тем более, что численно французы превосходили немцев практически на 60 тысяч человек.

Мец, старинный город и исторический центр Лотарингии, во время описываемых событий находился в составе Франции. Это был хорошо укрепленный город с крепостными стенами, позволявшими организовать оборону от противника. После того, как в Мец отошли французские войска, участвовавшие в битве при Сен-Прива – Гравелот, общая численность находившихся здесь французских военнослужащих составила более 191 тыс. человек. Отошедшей в Мец французской армией командовал маршал Франсуа Ашиль Базен.

На момент описываемых событий Франсуа Базену было почти 60 лет. Маршальское звание он получил в 1868 году во время Мексиканской кампании, когда за плечами было уже более тридцати пяти лет тяжелой службы. Базен начал служить еще в 1831 г. – в Иностранном легионе, участвовал в завоевании Алжира, затем – в войне в Испании против карлистов. Довелось Базену принять участие и в Крымской войне против России – к этому времени он был уже бригадным генералом, а после осады Севастополя получил звание дивизионного генерала.

Кстати, по иронии судьбы, отец маршала Франции генерал-лейтенант Пьер-Доминик Базен двадцать пять лет прослужил Российской империи в составе Корпуса инженеров путей сообщения. С 1824 по 1834 гг. он занимал пост директора Института инженеров путей сообщения в Петербурге, на этом посту и получив звание генерал-лейтенанта. Лишь незадолго перед смертью Пьер-Доминик вернулся во Францию, которой к этому времени уже давно служил его сын Франсуа.

После того, как французские войска эвакуировались из Мексики, маршал Базен командовал 3-м армейским, а затем и гвардейским корпусами, а к моменту начала франко-прусской войны стал командующим многочисленной Рейнской армией. Правивший во Франции Наполеон III полагался на большой военный опыт маршала Базена. Однако маршал имел собственные политические амбиции и свои взгляды на войну с Германией.

Понимая, что страна находится в состоянии политического хаоса, Базен очевидно рассчитывал, что слава полководца, который не сдал Мец, поможет ему начать политическую карьеру и занять какие-то высокие государственные посты. Но, как показали дальнейшие события, маршал Базен жестоко ошибался. Стремление отсидеться в Меце очень дорого стоило и Франции в целом, и самому командующему Рейнской армии. Немецкие войска, преследовавшие французов, подошли к стенам Меца и начали осаду города.

Общее командование немецкими войсками осуществлял принц Прусский генерал Фридрих Карл Николай – сын принца Фридриха Карла Александра и внук короля Фридриха Вильгельма III. Несмотря на королевское происхождение, принц Фридрих Карл Николай действительно был настоящим военачальником, а не формальным руководителем операции. Принц получал военное образование под руководством майора Альбрехта фон Роона. Впоследствии Альбрехт фон Роон дослужился до генерала от инфантерии и с 1859 по 1873 годы был военным министром Пруссии. Именно под руководством Альбрехта фон Роона и отчасти и самого принца Фридриха и проводилось масштабное реформирование прусской армии.

Как оказалось, французская армия была совершенно не готова держать столь долгую оборону. Осада началась 23 сентября и уже к середине октября в крепости начали заканчиваться продукты питания. Поэтому маршал Базен решил предпринять атаку немецких позиций. 7 октября несколько французских корпусов начали наступление на правом берегу Мозеля. Учитывая численный перевес, они смогли несколько оттеснить немецкие соединения, но затем подошли дополнительные немецкие войска. Немцы начали контратаку наступавшей французской армии, сопровождая ее сильным артиллерийским огнем по французским позициям.

Впрочем, бой под Бельвью мало походил на реальную попытку прорыва блокады. Так, в нем участвовало всего 23 тыс. французских военнослужащих, что составляло менее 15% от общей численности находившихся в Меце французских войск.

Вполне вероятно, что если бы Базен вывел против немцев как минимум половину своих войск, германская армия не смогла бы воспрепятствовать прорыву блокады. Но выступление, закончившееся боем при Бельвью, больше напоминало не прорыв блокады, а рейд за продовольствием. Скорее всего, маршал рассчитывал захватить германские продовольственные обозы и доставить продукты в крепость, что позволило бы французам еще некоторое время продержаться в осажденном Меце.

Командовал немецкими войсками во время сражения генерал-лейтенант Рудольф Фердинанд фон Куммер – опытный офицер, участник подавления польского восстания в Познани и австро-прусской войны. Куммер, правильно организовав контратаку, смог отбить у французов все занятые ими прежде позиции. Тем не менее, 8 октября французские войска вновь попытались атаковать пруссаков на правом берегу Мозеля, но атака очень быстро ослабела и немцы оттеснили противника.

Тем временем, продовольственные запасы в крепости подходили к концу. Каждый день французские войска съедали до 1000 лошадей, а всего в Меце находилось чуть более 20 тысяч лошадей. Что касается продовольственных пайков, то их перестали выдавать уже 20 октября. При этом Франсуа Базен не предпринимал никаких шагов, даже не приступал к новой попытке захвата продовольствия.

В войсках нарастало недовольство обороной, однако маршал Базен еще рассчитывал некоторое время продержаться и не хотел сдавать крепость. Он вступил в переговоры с немецким командованием и требовал от него свободного вывода французских войск из Меца. Но немцы, прекрасно понимавшие, что французы оказались в очень сложном положении, настаивали на немедленной полной капитуляции. Переговоры зашли в тупик, но, в конечном итоге, маршал Базен все же был вынужден согласиться с требованиями немецкого командования.

27 октября 1870 года гарнизон Меца и находившиеся в нем французские войска общей численностью более 190 тысяч человек капитулировали. Сам маршал Базен был доставлен в Кассель, где давно находился в немецком плену бывший император Франции Наполеон III, а ныне просто Луи Бонапарт – военнопленный, попавший в плен к немцам еще до того, как сдался Мец, а во Франции произошел антимонархический переворот. Что касается французских военнослужащих, то немецкое командование поступило с ними достаточно гуманно. Все раненые и больные солдаты были тут же отпущены по домам, а около 150 тыс. здоровых солдат и офицеров направлены в лагеря для военнопленных до момента окончания боевых действий.

Здесь следует понимать, что содержание одномоментно поступивших новых партий военнопленных общей численностью в 150 тысяч человек влекло за собой серьезные расходы для немецкой казны, даже если учесть, что пленных кормили не очень хорошо. Поэтому в том, чтобы поскорее отпустить домой пленных французов, было заинтересовано и само германское руководство.

Что касается принца Фридриха Карла Николая, командовавшего прусскими армиями во время осады Меца, то уже на следующий день после падения крепости, 28 октября 1870 года, он был произведен в генерал-фельдмаршалы, а после окончания войны назначен главным инспектором всей прусской кавалерии. Генерал-лейтенант Рудольф Фердинанд фон Куммер в 1873 г. также получил повышение и был назначен генерал-губернатором Кельна.

Одним из главных результатов франко-прусской войны стал и ряд территориальных потерь Франции. В частности, область Лотарингия с городом Мец по итогам войны вошла в состав Германии. Также Германия аннексировала Эльзас. В Эльзасе и Лотарингии проживало более 1,5 млн жителей, были сосредоточены до 20% всех горно-металлургических запасов страны, развитая металлургическая промышленность. Кроме того, объединилась сама Германия – в ее состав вошли южногерманские государства, включая Баварию, поскольку до войны Франция была главным противником объединения германского государства.

Капитуляцию в крепости Мец во Франции не зря считают днем национального позора. Ведь она проходила на фоне того ожесточенного сопротивления, которое немцам пытались оказывать французские войска и милиционные формирования в других районах Франции. Если бы Мец не капитулировал, армии, которыми командовал принц Фридрих, оставались бы скованными его осадой, так как были бы вынуждены контролировать огромную армию маршала Базена. Теперь же, после капитуляции Меца, германское командование получило возможность бросить против французских войск и освободившиеся армии принца Фридриха.

Источник

Итоги Франко-прусской войны подвёл Франкфуртский мир 1871 года. Франция потеряла по нему Эльзас и значительную часть Лотарингии с полуторамиллионным населением, на две трети немецким, на одну треть французским, обязалась выплатить 5 миллиардов франков (т. е. 1875 миллионов рублей по теперешнему курсу) и должна была подвергнуться немецкой оккупации к востоку от Парижа до уплаты контрибуции. Пленных, захваченных во Франко-прусской войне, Германия освободила немедленно, а их было в этот момент более 400 тысяч человек.

Франция превратилась в республику и потеряла две провинции. Северогерманский союз и южногерманские государства объединились в Германскую империю, территория которой была увеличена присоединением Эльзас-Лотарингии.
Австрия, все еще не терявшая надежды отомстить Пруссии за поражение в войне 1866 года, окончательно отказалась от мысли вернуть себе прежнее преобладание в Германии. Италия овладела Римом, и многовековая светская власть римского первосвященника (папы) тем самым прекратилась.

Франко-прусская война имела важные итоги и для русских. Император Александр II воспользовался поражением Франции для того, чтобы еще осенью 1870 г. объявить остальным державам, что Россия больше не признаёт себя связанною Парижским трактатом 1856 года, запрещавшим ей иметь на Черном море военный флот.
Англия и Австрия протестовали, но Бисмарк предложил уладить дело на конференции, которая и собралась в Лондоне в начале 1871 г. России здесь пришлось согласиться в принципе, что международные трактаты должны всеми соблюдаться, но новый договор, составленный на конференции, тем не менее, удовлетворил требование России.
Султан вынужден был с этим примириться, и Турция, лишившись в лице Наполеона III своего защитника и покровителя, на время подпала под влияние России.

После Франко-прусской войны политическое преобладание в Европе, принадлежавшее при Наполеоне III Франции, перешло к новой империи, как раньше сама Франция вследствие своих побед в Крыму отняла это преобладание у России конца царствования Николая I.
Та роль в международной политике, какую играл «тюильрийский сфинкс» Луи Наполеон, по итогам Франко-прусской войны перешла к «железному канцлеру» Германской империи, и Бисмарк надолго сделался пугалом Европы. Ожидали, что после войны на три фронта (с Данией, Австрией и Францией) он начнет войну и на четвертом фронте, с Россией.
Ожидали, что Германия захочет овладеть всеми землями, где только есть немцы, т. е. немецкими частями Австрии и Швейцарии и прибалтийскими губерниями России, а, кроме того, Голландией с её богатыми колониями; ожидали, наконец, и новой еще войны с Францией, которая не мирилась с потерей двух провинций, и в которой была очень сильна идея «реванша», т. е. отместки за поражение и возвращение потерянных областей.
Бисмарк после Франко-прусской войны при каждом удобном случае заявлял, что Германия «вполне насыщена» и будет только охранять общий мир, но ему не верили.

Мир, однако, не нарушался, но это был вооруженный мир. После Франко-прусской войны последовало усиление милитаризма: введение в разных государствах всеобщей воинской повинности по прусскому образцу, увеличение численного состава армий, усовершенствование вооружений, переустройство крепостей, усиление военных флотов и пр. и пр.
Между великими державами началось нечто вроде бега наперегонки, что сопровождалось, конечно, постоянным возрастанием военных бюджетов, а вместе с ними налогов и в особенности государственных долгов.
Целые отрасли промышленности, связанные военными заказами, получили после Франко-прусской войны необычайное развитие. Один «пушечный король» Крупп в Германии, во второй половине восьмидесятых годов, мог похвастаться тем, что на его заводе было изготовлено по заказу 34 государств более 200.000 орудий.

Дело в том, что вооружаться, реформировать свои войска, вводить всеобщую воинскую повинность и т. п. стали также второстепенные государства, опасавшиеся за свою независимость или же, как это было в Бельгии и Швейцарии, за свой нейтралитет в случае нового крупного столкновения, подобного франко-прусской войне.
Мир между великими державами не нарушался после 1871 г., как и в период между 1815 и 1859 г.; только Россия в конце семидесятых годов вела новую войну с Турцией.

Источник

Франко-прусская война и её уроки

Ф. Эрлих, «Отто фон Бисмарк»

В июле 1870 года король Пруссии Вильгельм I отдыхал на водах в Бад-Эмсе, а его канцлер Отто фон Бисмарк проводил отпуск в своём новом имении в Померании. 13 июля к прусскому монарху подошёл посол Франции граф Винсент Бенедетти, чтобы переговорить об испанских делах. По заданию своего правительства Бенедетти потребовал от короля подтверждения, что Леопольд Гогенцоллерн-Зигмаринген не станет королём Испании, а Пруссия больше никогда не будет предлагать Мадриду кандидатов на престол. Король мрачно выслушал посланника, откланялся и ушёл. В воздухе запахло войной. В это время Бисмарк уже ехал из Померании обратно в Берлин, чтобы сделать её неизбежной.

В столице Бисмарк получил депешу от короля о его разговоре с Бенедетти и, переговорив с начальником прусского Генштаба Гельмутом фон Мольтке и военным министром Альбрехтом фон Рооном, исправил депешу так, что выходило, будто бы король оскорбил французского посла, прервав аудиенцию. В таком виде Эмская депеша попала в газеты. «Господь и сейчас, и впредь не даст нам бесславно умереть», – произнёс Роон, глядя на исправленный текст и понимая, чем он обернётся.

Война между Францией и Пруссией надвигалась начиная с 3 июля 1866 года, когда пруссаки разбили австрийскую армию при Кёниггреце (Садовой) и заставили Австрию признать своё господство в Германии. Бисмарк создал вокруг Пруссии Северогерманский союз, чем положил начало объединению немецких земель. Наполеон III не мог допустить создания мощной державы у своих восточных границ, и вскоре последовала череда франко-прусских дипломатических кризисов. Бисмарк специально старался переполнить чашу терпения французского императора, и последней каплей стала попытка посадить на испанский престол представителя прусского дома Гогенцоллернов. Историк Джеффри Вавро подводит итог: «Таким образом, Франко-прусская война возникла из-за необходимости для Наполеона III преподать пруссакам урок и […] для Бисмарка разжечь войну с французами, чтобы завершить процесс объединения Германии».

Э. Детайль, «Наполеон III»

16 июля в Париже состоялось экстренное заседание Законодательного собрания. Премьер-министр Франции Эмиль Оливье просил возмущенных депутатов о военных кредитах и заявлял: «Да, да, с этого дня мои министры и я берём на себя великую ответственность. Мы принимаем её с лёгким сердцем». Потом эту фразу нередко припоминали Оливье, но 16 июля вся Франция жаждала проучить пруссаков. Вернее, почти вся. Кто-то из депутатов выкрикнул в адрес премьера: «Кровь наций польётся из ваших сердец!»

Ф. фон Ленбах, «Гельмут Карл Бернгард граф фон Мольтке»

19 июля Франция официально объявила войну Пруссии. К единоплеменникам присоединились другие княжества Северогерманского союза, а также южногерманские государства Баден, Вюртемберг и Бавария.

Прусская армия комплектовалась на основе всеобщей воинской повинности, и прусский солдат, служивший всего три года, уступал видавшему виды французскому ветерану. Зато численное превосходство было на стороне немцев. Франция могла выставить не более 400 000 солдат, которых могли поддержать около 90 000 недисциплинированных и едва обученных бойцов Мобильной гвардии. Армия пруссаков в мирное время насчитывала 300 000 солдат, но уже 19 июля к ним готовились присоединиться ещё 400 000 резервистов. Численность ландвера составляла ещё 500 000 человек. Прусская армия была спаяна чувством долга и дисциплиной, а главное – ими руководил начальник Генштаба генерал Гельмут фон Мольтке.

Войну 1870–1871 годов можно назвать войной импровизации против организации. Прусский Генштаб стал чем-то вроде научно-исследовательского института по разработке рецептов победы. Ингредиенты включали тщательную подготовку, предельно быструю мобилизацию и современные тактические идеи. Немецкие офицеры собрали исчерпывающую информацию о французской армии, её вооружениях и возможностях. Срок мобилизации сил Северогерманского союза сократился с 32 до 20 дней. На время войны железные дороги фактически переходили под контроль военных. В итоге 4 августа концентрация сил на границе была практически завершена (к этому времени у французов даже не закончилась мобилизация). Мольтке разработал план войны, основанный на охвате французских сил либо с севера, либо с юга — в зависимости от ситуации.

А. фон Вернер, «Принц Фридрих Вильгельм у тела генерала Абеля Дуэ»

Первое серьёзное столкновение двух армий произошло 4 августа 1870 года у Вейсенбурга на границе французского Эльзаса, где стояла 2-я дивизия Абеля Дуэ.

Роль пробного камня, пущенного во французские позиции, исполнили баварцы, которые быстро ощутили на себе всю мощь винтовок Шасспо и митральез французов. Но вскоре на поле боя прибыл начальник штаба 3-й армии генерал Леонард фон Блюменталь, который всё исполнил по вышеописанным рецептам. Генерал Дуэ погиб от прусского снаряда, и, несмотря на храбрость, его войска были принуждены сдаться в забаррикадированном замке Геисберг.

Победа при Вейсенберге стала началом движения 3-й армии принца Фридриха Карла в обход правого фланга французов. Его противник, генерал Патрис МакМагон, начал отходить к Вогезам.

6 августа при Вёрте состоялась новая встреча принца Карла Фридриха и МакМагона. Как и всегда, французы занимали возвышенную позицию, позволявшую им использовать все выгоды винтовок Шасспо и митральез. Чтобы увеличить эффективность огня, французские генералы старались «упаковать» войска в эти позиции как можно плотнее, поэтому пруссакам не составляло труда обойти с фланга компактный фронт противника. Когда в 13:00 МакМагон заметил обходное движение, он бросил в атаку кавалерийскую дивизию генерала Ксавье Дюэсма.

На пруссаков помчались французские кирасиры. Поначалу немного испугавшись, немцы быстро оправились, офицеры скомандовали дать залп, а потом открыть учащённый огонь. Атака была отбита. Огня пехотных цепей было достаточно для того, чтобы усеять всё поле убитыми лошадьми и людьми. Кроме того, часть конницы наскочила на баррикады на узких улицах деревни Морсбронн. Из домов во французов полетели пули, и красивая кавалерийская атака превратилась в избиение конницы. Жертва французских кавалеристов оказалась напрасной. Вскоре часть сил французов попала в окружение, и при Вёрте 9000 солдат сдалось в плен. Войска МакМагона были совершенно разбиты.

Х. Зелль, «Атака Бредова»

К 16 августа стало понятно, что пруссаки выигрывают. Теперь им противостояли основные силы французов под командованием маршала Франсуа Ашиля Базена.

Базен проявил изрядный пессимизм, который не будет покидать его всю войну. В момент, когда Альвенслебен был на грани разгрома, французский командующий уже планировал отступление. Обе стороны потеряли около 15 000 человек ранеными и убитыми. Сражение завершилось вничью, которая была более выгодна прусской стороне.

К. фон Рёхлинг, «Атака прусской гвардии при Сен-Прива»

18 августа 1870 года стало решающим днём всей войны – именно тогда состоялось сражение на позициях между деревнями Сен-Прива и Гравелот. 16 августа пруссаки начали закрывать свой капкан манёвром с юга, и Базен был вынужден отступить, заворачивая фронт правым плечом назад. Через два дня он принял сражение при Сен-Прива и Гравелоте, стоя спиной к французской границе и лицом к Парижу.

Немецким войскам оставалось сковать силы Базена с фронта и дожидаться результатов обхода. Всё шло по плану Мольтке, и до сих пор неизвестно, какая муха укусила принца Августа Вюртембергского, но в 17:00 он отдал гвардии приказ взять штурмом деревню Сен-Прива. Гвардейцы были построены в слишком плотные колонны и без всякой огневой подготовки пошли навстречу французским пулям. Около 8000 солдат были ранены и убиты, причём большинство из них пали в первые двадцать минут атаки.

Далеко не сразу пруссаки поняли, что выиграли сражение. Потеряв 12 000 человек, французы спешно отходили к крепости Метц. К 21 августа прусские войска и их союзники блокировали все пути к крепости. Базен попал в окружение.

К. Штеффек, «Вильгельм I на поле боя у Седана»

Теперь у Франции оставалась лишь одна надежда – Шалонская армия, стоявшая лагерем на пути к Парижу. С ней МакМагон должен был выручить Базена, запертого в Метце. Когда французский маршал покинул свой лагерь и двинулся в сторону Седана, Мольтке просто не мог поверить в это. Теперь всё было даже слишком просто. 1 сентября армия МакМагона была прижата к бельгийской границе у крепости Седан.

Окружив французов, пруссаки начали обстреливать их из семисот орудий. Батареи были размещены концентрически вокруг небольшого пространства, и многие из 20 000 снарядов, выпущенных немецкой артиллерией, летели под углом 90 градусов друг к другу. Битва превратилась в настоящую бойню. В конце дня Наполеон III, оказавшийся среди войск, поднял белый флаг, написав прусскому королю письмо: «Не сумев погибнуть среди моих войск, мне не остаётся ничего, кроме как отдать мою шпагу в руки Вашего Величества».

В. Кампхаузен, «Бисмарк и Наполеон III»

2 сентября Наполеон III отправился к Вильгельму I обсудить условия капитуляции, но первым его встретил Бисмарк. Свидетели этого разговора вспоминали, что канцлер активно жестикулировал, а Наполеон III глубже и глубже вжимался в скамейку. Известны последние слова французского императора: «Да, так и есть, всё действительно кончено».

Условия капитуляции были жёсткими. Только офицеров отпускали под честное слово, остальных же пленных, а их было около 83 000 человек, отправляли в лагеря в Германию. Слова «Германская империя» всё чаще стали звучать из уст немцев. 4 сентября в Париже объявили о падении Второй империи. Власть взяло временное правительство, состоявшее из республиканцев – ответственность за почти беззащитную страну перешла к ним.

Ж.-Л.-Э. Месонье, «Осада Парижа»

20 сентября началась осада Парижа. Вильгельма I, Бисмарка и Мольтке постигло разочарование – они понимали, что с Наполеоном III договориться было бы намного проще. Теперь война затягивалась, и возникала угроза вмешательства со стороны Италии, Австрии и Англии. Париж был мощной крепостью, а его гарнизон численно превосходил осаждавших. Кроме того, в тылу у немцев стали появляться франтиреры – партизаны из числа дезертиров и местных жителей.

Ж. Гио и Ж. Дидье, «Отправление Гамбетты на воздушном шаре с Плас-Сен-Пьер»

7 октября один из лидеров временного правительства Леон Гамбетта совершил свой исторический полёт на воздушном шаре – это был единственный способ покинуть осаждённый Париж и отправиться на юг страны, чтобы собрать силы для отпора пруссакам. 9 октября он прибыл в Тур, которому суждено было стать второй столицей Франции.

А. фон Вернер, «На квартирах близ Парижа»

10 октября состоялось боевое крещение новой армии у стен Орлеана. Баварцы генерала Людвига фон дер Танна легко смяли разношёрстные французские батальоны (в том числе, части Иностранного легиона, прибывшие из Алжира). Началась Луарская кампания, которая не принесла новой французской армии никаких лавров.

Вплоть до 28 октября маршал Базен бездействовал в Метце. Его армия из 135 000 солдат, в которой так нуждалась Франция, медленно разлагалась под гнётом голода, холода и пережитых поражений.

28 октября командующий приказал приготовить орлы и знамёна для сдачи. Под проливным дождём и под свист своих солдат маршал Базен сдавал последнюю боеспособную армию Франции. Теперь в прусском плену находились император, четыре маршала, 140 генералов, 10 000 офицеров и 250 000 солдат.

5 января началась агония главной французской крепости – Парижа. В этот день по городу открыли огонь немецкие дальнобойные орудия. Снаряды попадали в госпитали, школы, церкви, тюрьмы и жилые дома. Несколько снарядов упало в Люксембургском саду и рядом с Пантеоном. Французы сообщили о 189 жертвах среди мирного населения. Решение использовать тяжёлую артиллерию принадлежало Бисмарку и привело его к острому конфликту с генералом Мольтке.

Бисмарк хотел как можно скорее заставить противника пойти на мир, и бомбардировка французской столицы, от которой неминуемо погибли бы мирные жители, виделась ему единственным средством закончить войну. Мольтке был против этого, ссылаясь на трудности подвоза пушек и снарядов к ним. Однако канцлер отказывался ставить логистику выше политики и недовольно бурчал: «Люди мёрзнут и болеют, война тянется, нейтральные державы тратят время, обсуждая её с нами […] Всё потому, что некоторые люди хотят называться спасителями «цивилизации». В конце концов, Бисмарка поддержал Роон, и это склонило симпатии короля на сторону канцлера. 5 января пушки открыли огонь по городу.

А. фон Вернер, «Провозглашение Германской империи»

18 января в Зеркальном зале Версальского дворца была провозглашена Германская империя. Принц Отто Баварский писал брату: «Я не знаю, с чего начать тебе описывать, как бесконечно и жгуче болезненной я нахожу эту сцену […] Она была такой холодной, такой надменной, такой фальшивой, такой напыщенной». Но как бы ни ворчали баварцы, Бисмарк добился своего, объединив Германию – следующие сорок пять лет она будет доминировать в Европе.

Г. Доре, «Эпизод осады Парижа»

К концу января голод в Париже достиг страшных масштабов: каждую неделю умирало 3000–4000 человек. На коменданта города генерала Луи Трошю давили, чтобы он предпринял хоть что-нибудь, но опытный военный прекрасно понимал, что вылазки лишь приведут к напрасным жертвам. 28 января измождённая французская столица капитулировала.

Правительство согласилось на перемирие. Мучения французов были близки к концу, в Париж устремились поезда с продовольствием, а страна готовилась к выборам в Учредительное собрание. Третьей республике пришлось начать свою историю с унизительного мира с победившим врагом.

Э. Кастре, «Бурбаки-панорама» (разоружение армии генерала Бурбаки)

А. Беттанье, «Урок географии. Чёрное пятно»

10 мая во Франкфурте был подписан мирный договор. Франция обязывалась выплатить контрибуцию в 5 млрд франков и отдать немцам Эльзас и Лотарингию, где находились плодородные земли, важнейшие месторождения железной руды и крупные текстильные предприятия. Кроме того, немцы возвращали французам крепость Бельфор за право пройти парадом по улицам Парижа.

Эльзасцы и лотарингцы были недовольны своим вхождением в Германскую империю, а главное, с их потерей не могла смириться Франция. В знак траура статуя Страсбурга на площади Согласия была задрапирована чёрной тканью. Реванш стал своеобразной национальной идеей французов, источником вдохновения для её публицистов, писателей и художников, одной из важных предпосылок будущей Первой мировой войны.

М. Люс, «Улица Парижа в мае 1871 года»

28 мая стало печальным эпилогом Франко-прусской войны. Париж давно бурлил и негодовал по поводу заключённого перемирия, и когда 18 марта его гарнизон попытались разоружить, поднялось восстание. Начались дни Парижской коммуны. Толпа разгромила дома членов Временного правительства и Вандомскую колонну (старый символ бонапартизма), были сожжены Дворец Тюильри, Отель-де-Виль и Дворец правосудия. Архиепископ Парижский и ещё несколько священников были расстреляны. 21 мая в город вошли правительственные войска. Неделю продолжались бои на баррикадах, которые можно назвать маленькой, но очень жестокой гражданской войной – пленных не брали обе стороны, на кладбище Пер-Лашез происходили рукопашные схватки среди усыпальниц. 28 мая с восстанием было покончено. Точное число погибших неизвестно, но приблизительное их число достигает двадцати тысяч.

27 июля 1872 года во Франции вступил в силу закон Сиссея, согласно которому вводилась обязательная воинская служба – недавняя война доказала её эффективность.

Железные дороги теперь позволяли не только легче организовывать снабжение, но и быстро сосредотачивать и перебрасывать войска. Это сводило на нет важное преимущество профессиональных армий – их привычку к длительным маршам. С другой стороны, мучительные попытки Гамбетты создать на пустом месте новую армию ясно продемонстрировали несостоятельность идеи народных ополчений, которые были популярны в среде европейских радикалов.

Война дала много пищи для размышлений военным специалистам. После 1871 года долговременная фортификация в Европе переживала настоящий бум (последний в своей истории), поскольку все отметили, какую важную услугу оказали Франции крепости, затянувшие войну на несколько месяцев. Артиллеристы присматривались к стальным орудиям и манере пруссаков использовать свою артиллерию, а кавалеристы спорили, является ли успех Бредова свидетельством того, что атаки в конном строю всё ещё возможны.

Сражения Франко-прусской войны показали, что даже лучшие войска теперь не могут наступать на укреплённые позиции без тщательной подготовки. Следовало выработать разумный баланс между огневой и ударной тактикой, между рассыпным строем и колоннами, между инициативой и дисциплиной.

В общей сложности во Франко-прусской войне приняли участие более 2 млн человек – 138 000 французов и 45 000 немцев погибло. Кровавые бои, осада Парижа и гибель мирного населения произвели большое впечатление на массовое сознание европейцев. Война постепенно теряла свой романтический флёр. Не случайно после 1871 года в Европе стало набирать силу пацифистское движение – вероятно, в этом и состоял главный урок той войны.

Источник

Операционные системы и программное обеспечение