форма жандарма 1900 год

Отдельный корпус жандармов

Отдельный корпус жандармов – военизированная специальная служба, предназначавшаяся для выполнения функций политической полиции в Российской империи XIX – начала XX века. По инспекторской, строевой и хозяйственной части Отдельный корпус жандармов входил в систему Военного министерства, по надзорной части, организации и ведении политического розыска, проведению дознаний и другим вопросам подчинялся Департаменту полиции Министерства внутренних дел. Отдельный корпус жандармов состоял из главного управления, штаба, губернских, областных и городских жандармских управлений, уездных жандармских управлений в Привислинском крае (Польше), особых отделений по охране общественной безопасности и порядка, жандармских полицейских управлений железных дорог и их отделений, крепостных и портовых жандармских команд, жандармских дивизионов (в Санкт-Петербурге, Москве и Варшаве) и конной (в Одессе) и пеших (на Камчатке и Сахалине) жандармских команд. В тоже время, войсковая полиция (полевая жандармерия) формально в Отдельный корпус жандармов не входила и его шефу не подчинялась.

Жандармские дивизионы и команда комплектовались нижними чинами на общих основаниях, прочие же части Отдельного корпуса жандармов – сверхсрочнослужащими унтер-офицерами. Офицерский состав корпуса пополнялся переводом из войсковых частей: в него принимали офицеров, окончивших по 1-му разряду военные и юнкерские училища, прослуживших не менее 3 лет в строю и выдержавших особое испытание при штабе Отдельного корпуса жандармов. В корпус не принимались офицеры находившиеся под судом или имевшие долги, поляки-католики или женатые на католичках и евреи, даже крещеные.

В годы Первой мировой войны 1914–18 гг. офицеры Отдельного корпуса жандармов привлекались к службе в контрразведывательных отделениях штабов фронтов и армий.

Задачи

У каждого структурного подразделения Отдельного корпуса жандармов были свои задачи:

Организация

По штатам 1885 г. в штат главного управления и штаба Отдельного корпуса жандармов (помимо шефа жандармов и командира корпуса) входило 15 офицеров, 1 врач, 3 чиновника и 23 нестроевых нижних чина. Штаты губернских, областных и городских жандармских управлений несколько различались между собой: в Санкт-Петербургском и Московском состояло по 4 офицера, 1 секретарю и 2 нестроевых нижних чина, в прочих – только 2 офицера, в управлениях Кавказа полагался еще 1–2 «письменных» переводчиков; в некоторых управлениях дополнительно содержались 1 офицер и 2 нестроевых унтер-офицера. Особый штат имели уездные жандармские управления в Польше – 1 офицер (в Варшавском уезде – 3) и 7–9 нестроевых нижних чинов. В составе крепостной жандармской команды, в зависимости от ее класса, числились 1 офицер и 4–26 строевых унтер-офицеров. В Санкт-Петербургском и Московском жандармских дивизионах состояло от 30 до 50 строевых рядовых, а в Варшавском – 1 ветеринарный врач, 44 унтер-офицера, 2 трубача, 355 рядовых и 17 нестроевых при 20 офицерах. В Одесской городской жандармской команде имелись 1 офицер, 12 унтер-офицеров, 38 рядовых и 1 нестроевой. В жандармских полицейских управлениях железных дорог с их отделениями служило, в зависимости от округа, 3–16 офицеров, 49–301 унтер-офицер и 2 нестроевых.

Вооружение и снаряжение

Чины Отдельного корпуса жандармов были вооружены и снаряжены подобно чинам армейской кавалерии и полиции, включая офицерскую кавалерийскую саблю обр. 1827/1909 г., драгунскую шашку обр. 1881 г., кинжал-бебут (в 1907–10 гг.) и револьвер обр. 1895 г. (кроме того, могли встречаться револьверы и пистолеты других систем).

Обмундирование и знаки различия

Чины Отдельного корпуса жандармов носили форму того же образца, что и гвардейские драгунские полки, но с некоторыми особенностями. Так, мундир и околыш фуражки были из сукна темно-синего цвета, с красными выпушками; воротник и обшлага, тулья фуражки – из голубого сукна с красными выпушками. Верх лацкана имел вместо двух один большой вырез. Металлический прибор был белым. На правом плече мундира все чины эскадронов носили аксельбант (серебристый у офицеров, красный у нижних чинов). В качестве парадного головного убора использовалась каска особого образца – темно-синяя, с продольным гребнем и белой гарнитурой.

Повседневные погоны были из красного сукна; у офицеров – с серебристыми галунами и золотистыми звездочками по чинам; шифровки отсутствовали.

Походные погоны были защитного (тускло-зеленого) цвета, у нижних чинов – с различными шифровками, включавшими литеру «Ж», нанесенными красной краской.

Состав Отдельного корпуса жандармов к 1914 г.

История

Первые жандармские части обще-полицейского характера появились в России при императоре Александре I в 1817 г., когда составе Корпуса внутренней стражи были учреждены жандармские дивизионы в столичных городах Санкт-Петербурге и Москве и жандармские команды в губернских и некоторых портовых городах (всего 56 команд).

При императоре Николае I в 1827 г. был образован Отдельный корпус жандармов, шефом которого был назначен управляющий III отделением Собственной Его Величества канцелярии. Для распределения деятельности корпуса жандармов, вся Россия была разделена сперва на 5, а затем на 8 жандармских округов.

В 1880 г., при императоре Александре II, с упразднением III отделения, руководство корпусом жандармов было возложено на министра внутренних дел, получившего звание шефа жандармов. Непосредственное управление корпусом стал осуществлять командир корпуса.

В годы Первой мировой войны 1914–18 гг. на территориях, занятых русской армией по праву войны (например, в Галиции) создавались собственные жандармские и жандармские полицейские управления железных дорог.

Источник

Жандармский «спецназ»

Понятие «особые» или «специальные задачи» существовало в военном деле с незапамятных времен. Для их решения в распоряжении военного либо полицейского руководства всегда имелись и специальные подразделения. К ним, например, правда с некоторой натяжкой, можно отнести закованную в латы тяжелую кирасирскую конницу, рослых гладиаторского телосложения гренадеров, детище Петра I — морскую пехоту или казачью «инфантерию» — команды пеших пластунов.
Имелся своеобразный «спецназ» и в составе Отдельного корпуса внутренней стражи — прародительницы современных внутренних войск.

Создание мобильных конных подразделений было вызвано велением времени. Дело в том, что гарнизонные батальоны, роты и команды, постоянно загруженные караульной службой, зачастую были не состоянии оперативно реагировать на возникавшие то тут, то там массовые беспорядки, стихийные бунты и народные «буйства».
Поэтому для более эффективного подавления мятежей в составе внутренней стражи должны были быть специальные подразделения, свободные от рутинной повседневной гарнизонной службы. Самой мобильной военной силой в те времена была кавалерия. На конных подразделениях и остановились.

Любопытно происхождение понятия жандарм. Словосочетание «gens d ` armes» в переводе с французского имело несколько значений — «всадник, закованный в железо», «вооруженный человек», «рыцарь из личной королевской гвардии». Позже в европейских странах жандармами стали называть вооруженные полицейские формирования с военной организацией и дисциплиной.

Зарубежным опытом решил воспользоваться и русский император Александр I — создать нечто подобное в России. Начальник Главного штаба генерал-фельдмаршал П.М. Волконский получил от государя строгое указание, «дабы внутренняя стража могла более ответствовать цели своего предназначения, соединяя в себе все способы, тому содействующие», незамедлительно сформировать в ее составе жандармские подразделения. Что в скорости и было сделано.

Ставку делали не на количественный, а на качественный критерий. А посему отбор личного состава для службы в жандармских подразделениях был строжайшим. Главное требование — «как офицеров, так и нижних чинов выбирать для сего исправнейших, способнейших и преимущественно служивших в кавалерии» — выполнялся неукоснительно. Высокий рост, безупречная строевая выправка, красивая форма одежды выгодно отличали жандармов от остального служивого люда.

Вскоре голубой жандармский мундир становится заветной и зачастую несбыточной мечтой многих молодых кавалерийских офицеров. Не чурались примерить шикарную униформу блюстителя порядка и военные из высшего общества — дворянского происхождения. Например, родной брат поэта Александра Пушкина — Лев Сергеевич, после выхода в отставку из Департамента духовных дел 1826 году, попытался устроиться на военную службу младшим офицером в Санкт-Петербургский жандармский дивизион. Но из этой затеи у него ничего не вышло, слишком высокими морально-нравственными критериями надо было обладать, чтобы носить мундир «небесного» цвета. А Лев Пушкин любил погулять и покутить.

Проведя несколько месяцев в скорби по несостоявшейся карьере жандармского офицера, он записывается по знакомству юнкером в Нижегородский драгунский полк, стоявший на Кавказе. Но военная карьера у него сложилась не совсем удачно – дослужился он лишь до чина майора.

Но вернемся к порядку комплектования конной жандармерии. Как это нередко бывает с престижным местом службы, здесь тоже не удалось обойтись без чиновных злоупотреблений. На престижную службу в привилегированные жандармские дивизионы стали пристраивать своих отпрысков высокопоставленные и влиятельные родители. Это мешало делу. Неопытные кавалеристы больше создавали неудобств, чем пользы в полицейской службе.

Пусть сначала наберутся боевого опыта и вдоволь понюхают пороху и конского пота в регулярной кавалерии, прежде чем наденут голубой заветный мундир. Командиру корпуса император еще раз сделал строгое напоминание — впредь не принимать на службу в жандармы лиц, не прослуживших по несколько лет в армейском строю и не приобретших военных навыков. В последующем царский наказ в кадровом вопросе выполнялся неукоснительно.

В своей деятельности кавалеристы от полиции строго придерживались требований высочайше утвержденного «Положения для жандармов внутренней стражи», которое постоянно дополнялось и изменялось в зависимости от ситуации в стране.
Согласно нормативным документам жандармы внутренней стражи «состоят под непосредственным управлением своих воинских начальников, кои находятся в точном ведении командующего Отдельным корпусом внутренней стражи».
Из этого следовало, что жандармские команды губернских и портовых городов находились в полном подчинении командиров батальонов внутренней стражи. Исключение составляли жандармские дивизионы «обеих столиц».
Они имели двойное подчинение: по службе — обер-полицмейстерам Санкт-Петербурга и Москвы, во всем остальном — окружным генералам внутренней стражи, которые имели «над жандармами своих округов всю ту власть, какая предоставлена им в отношении к внутренним гарнизонным батальонам».

И еще одна любопытная деталь: император своим указом возложил на городские думы содержание жандармских эскадронов, их «исправное продовольствие и снабжение».

Обязанности жандармских подразделений были аналогичными батальонам внутренней стражи. В дополнение к которым по требованию губернских властей конные стражи закона «были непременно употребляемы для удержания полицейского порядка» на всевозможных массовых мероприятиях, народных гуляньях, больших ярмарочных торгах, крупных церковных празднествах. Им поручалась охрана и сопровождение транспортов с государственными ценностями. В их компетенцию входила также поимка особо опасных государственных преступников, их охрана и конвоирование.

Причем в Положении строго оговаривалось, что за «все последствия от употребления жандармов внутренней стражи отвечает губернская власть. Напоминание было не лишним. Тем более что власти во все времена имели склонность свою нераспорядительность свалить на людей в погонах, обязанных выполнить приказ.

На улицах и площадях больших и малых городов тотчас прекращалась бестолковая суета, когда на дежурство выходили конные жандармы. Один вид здоровенных усачей, гордо восседавших на крепких, грозно фыркающих и высекающих искры железными подковами по мостовой лошадях, действовал на иные чрезмерно горячие головы охлаждающе, не хуже ушата ледяной воды.

Около двух десятков лет жандармские дивизионы и команды находились в составе Отдельного корпуса внутренней стражи. За этот период они превратились в слаженные, хорошо организованные спецподразделения. Но в 1836 году их передали в полное подчинение шефу 3-го отделения Собственной его Императорского Величества канцелярии графа А.Х. Бенкендорфа.

Они вошли в состав Отдельного корпуса жандармов — специального военного формирования, выполнявшего в составе 3-го отделения, а затем Министерства внутренних дел роль политической полиции.

Источник

Форма одежды полиции и жандармерии

Помощник пристава

Структура полицейского аппарата царской России была сложной и разветвленной. Возглавлялась она департаментом полиции министерства внутренних дел. Высшим начальственным чином этого департамента был товарищ министра внутренних дел, заведующий полицией; ему подчинялся директор департамента. Департаменту были подвластны все виды полиции: наружная, сыскная (уголовная), речная, конная, земская (сельская). Исключение составляли политическая и дворцовая полиции.

Если департамент полиции объединял все полицейские службы в масштабах империи, то в масштабах города это осуществлялось управлением полиции данного города. Во главе его стоял градоначальник. В Петербурге и Москве этот пост занимали гвардейские генералы.

Сотский Саратовской губернии

Форма одежды полицейских чинов

Градоначальник носил форму того полка, по которому он числился, или форму генерала царской свиты.

Полицейский парадный офицерский мундир был такого же цвета, как сюртук, с одноцветным воротником, но без пуговиц и застегивался на правую сторону на крючки. На воротничке, бортах и обшлагах имелись красные канты. По длине он был почти такой, как сюртук; сзади, от талии книзу, шли заглаженные складки.

Околоточный надзиратель. Петербург

Начиная еще с 1866 года, все города делились на полицейские участки. Во главе участка стоял участковый пристав. Полицейские участки в свою очередь, были разделены на околотки, которыми ведали околоточные надзиратели. Нижние чины полиции, несшие постовую службу, назывались городовыми.

О колоточные носили черные шаровары с красным кантом, сапоги на твердом футере, с лаковыми голенищами; на улице околоточные, в отличие от военных, имели право надевать галоши. Задники галош имели специальные прорези для шпор, окованные медными пластинками.

Десятский. Петербург

Околоточными надзирателями обычно назначались люди средних лет или пожилые. Они ходили с бородами или бакенбардами и непременно с усами. Грудь почти всегда была увешана медалями; на шее огромная серебряная, похожая на рубль, медаль «За усердие» с профилем царя.

В Петербурге и Москве околоточные часто носили ордена и медали, пожалованные иностранными монархами. Особенно щедры в этом отношении были эмир Бухарский и шах Персидский.

Погоны городовых были особого фасона. На плече у рукава были нашиты почти квадратные «карточки» из черного сукна, обшитые со всех сторон красным кантом. К ним прикреплялись знаки различия в виде поперечных полосок из желтой шерстяной тесьмы с двумя красными прострочками по краям. Этих полосок могло быть от одной до трех или не быть совсем. От плеча к воротнику шел красный плетеный шерстяной шнур, пересекающий «карточку» и укрепленный у воротника на погонную пуговицу. На шнуре крепились латунные кольца. Число их соответствовало нашивкам на «карточке».

В случаях возникновения «беспорядков» городовые вооружались дополнительно винтовками с примкнутыми штыками. В дни Февральской революции 1917 года городовые были вооружены даже пулеметами, из которых с чердаков и крыш они обстреливали революционных солдат и рабочих.

К онно-полицейская стража имелась только в столицах и крупных губернских городах. Подчинялась она градоначальнику (там, где он был) или губернским полицмейстерам. Эта стража применялась как ударная сила при разгоне демонстраций, забастовщиков, выставлялась при царских проездах вдоль улиц, а также осуществляла патрульную службу (обычно конные городовые при патрулировании ездили по четыре или по два).
Форма конно-полицейской стражи соединяла в себе элементы полицейской и драгунской форм: как у полицейских, черного цвета обмундирование, погоны, петлицы, значки на фуражках и шапках; крой же мундиров, с шестью пуговицами сзади, вооружение, фасон зимних шапок и сапоги со шпорами, как у драгун.

Офицеры конной полиции носили кавалерийские шашки более изогнутые, чем пехотные, с кавалерийским темляком, оканчивающимся кистью. Револьверы, револьверные шнуры и пояса были такими же, как у обычных полицейских офицеров.

Канцелярия 2-го полицейского участка Спасской части (Петербург. Наб. Фонтанки, 63). Фото К. Буллы.
Около 1913-го года

При парадных мундирах и головных уборах с султанами конная полиция носила белые замшевые перчатки.

Городовые. Петербург. 1904 г.

Провинциальная (уездная) полиция

Оружием служили шашки того же типа, как у городовых, и наган в черной кобуре. Револьверный шнур был того же цвета, что и погоны. В особых случаях стражники были вооружены еще и драгунскими винтовками или карабинами.

Седловка коней была общекавалерийского типа, но оголовье обычно было без мундштука, а только с одним трензелем (поводом). Экипировку стражника дополняла плетка или нагайка.
Зимой в сильные морозы, а также в северной части страны и в Сибири стражники носили черные длинношерстные папахи, башлыки, а иногда и полушубки.

Исправники и становые объезжали свои «владения» зимой в санях, а летом в пролетках или тарантасах, запряженных тройкой или парой лошадей с колокольчиками и бубенцами. Исправникам полагался кучер, а у становых приставов за кучера часто сидел стражник. Ездили исправники и становые приставы в сопровождении эскорта из нескольких верховых стражников.

Городовые в губернских и уездных городах по облику мало отличались от столичных. Только пуговицы, значки на головных уборах и бляхи у них были медными, а не посеребренными.

Вывеска полицейского управления

Сыскная полиция, как и следует из ее наименования, занималась сыском, то есть уголовным розыском. Помимо специального управления сыскной полиции при полицейских частях были представительства сыскной полиции. В каждой части имелись сыскные комнаты. Подавляющее большинство аппарата сыскной полиции составляли чиновники. Свою полицейскую чиновничью форму они носили только в канцелярии. Оперативная же работа выполнялась ими в штатском костюме (извозчиков, лакеев, бродяг и т. п.). Помимо административного следственного и оперативного аппарата сыскная полиция имела многочисленный штат осведомителей в лице дворников, швейцаров, трактирных половых, разносчиков и просто уголовных элементов. Как и все полицейские службы, сыскная полиция занималась и политическим сыском, выполняя поручения охранки или жандармерии.
Среди руководящего состава сыскной полиции были и полицейские офицеры, носившие присвоенную наружной полиции форму без каких-либо специальных отличий.

Дворцовая полиция несла внешнюю охрану царских дворцов и дворцовых парков. Рядовые и унтер-офицеры набирались сюда из числа бывших солдат гвардейских полков, которые отличались высоким ростом и бравой выправкой.

Дворцовая полиция имела особую форму.
Ф уражки носила цвета морской волны с красными кантами, кокардой особого образца (с черным двуглавым орлом на золотистом фоне) на тулье. Зимой черные мерлушковые шапки с донцем цвета морской волны, с галуном у офицеров и кантами на тулье у рядовых; белые замшевые перчатки.

Вооружение состояло из шашки и револьвера в черной кобуре. Нашейный шнур для револьвера был серебряным у офицеров и серебряным в красную полоску у рядовых и унтер-офицеров.

После свержения самодержавия дворцовая полиция была ликвидирована и охрану дворцов как средоточия ценнейших памятников искусства и культуры вели солдаты пригородных гарнизонов.

Пристав адмиралтейской части. Петербург
Жандармский ротмистр. Петербург

Жандармерия, как и полиция, имела свои разновидности: жандармерия столичных и губернских управлений, железнодорожная жандармерия (каждая железная дорога имела свое жандармское управление), пограничная (она несла службу по охране границ и контролю за въездом в империю и выездом за ее пределы) и, наконец, полевая жандармерия, осуществлявшая функции военной полиции (к ней можно причислить и крепостных жандармов, выполнявших те же функции в крепостях).

Форма обмундирования у всех жандармов, исключая полевых и крепостных, была одинаковая.
Личный состав жандармерии состоял главным образом из офицеров и унтер-офицеров ; рядовых почти не было, так как младшие чины комплектовались преимущественно из прошедших сверхсрочную службу в кавалерийских частях (жандармы считались принадлежащими к кавалерии, хотя собственно кавалерийских частей жандармерии было очень мало). Офицерский состав имел военные кавалерийские звания: корнет вместо подпоручика, штабс-ротмистр вместо капитана. Среди унтер-офицерского состава тоже было кавалерийское звание: вахмистр вместо фельдфебеля.

Комплектование офицерского состава осуществлялось в жандармерии совершенно особым путем. Во всех других воинских соединениях служили офицеры, выпущенные в тот или иной полк из юнкерских училищ или переведенные из других полков в процессе военной службы. Жандармские же офицеры были офицерами гвардейской (преимущественно) кавалерии, вынужденные уйти из полка по тем или иным причинам (неблаговидные истории, долги или попросту отсутствие необходимых средств для продолжения дорогостоящей службы в гвардии).

Переход гвардейца-офицера в жандармерию связан был с необходимостью замять ту или иную некрасивую историю, в которой он был замешан, либо исправить свое материальное положение: жандармы получали оклады значительно выше, чем офицеры в полках, а кроме того, в их распоряжении находились различные специальные ассигнования, в трате которых отчета не требовалось.

Из своего гвардейского прошлого жандармские офицеры сохраняли внешний лоск (отличавший их от полиции) и щеголеватость. Этому помогала и форма, по крою схожая с гвардейскими мундирами.

Так как рядовой жандармский состав вербовался из сверхсрочных унтер-офицеров, то возраст его колебался от тридцати до пятидесяти лет. Жандармы несли караульную службу на вокзалах, пристанях (станционные жандармы), производили аресты, конвоировали арестованных. На политических процессах жандармы стояли в карауле у скамьи подсудимых.
В отличие от городовых жандармы не несли дежурство на постах, а появлялись на городских улицах лишь в исключительных случаях, обычно в конном строю с винтовками через плечо. К подобным случаям помимо разгона демонстраций и забастовок относились торжества с участием высокопоставленных или даже высочайших особ и прочее.

Жандармские офицеры. Петербург

Форма одежды жандармских чинов

Отличительным признаком жандармской формы были серебряные аксельбанты на правом плече (в военных частях аксельбанты носили только адъютанты).
Жандармские офицеры носили синие двубортные сюртуки с голубым воротником и красными кантами. При сюртуке обычно были брюки навыпуск. На сюртуке могли быть как погоны, так и эполеты.

С кителем жандармские офицеры носили палаш или обычную кавалерийскую шашку. Если надевали палаш, то непременными атрибутами были лядунка и серебряный офицерский пояс.
С сюртуком носили шашку на плечевой серебряной портупее или шпагу.
Шинель жандарма была общеофицерского типа с голубыми петлицами и с красным кантом.
До мировой войны жандармские офицеры зимой иногда носили «николаевские» шинели.
Жандармские офицеры почти никогда не снимали знаки кадетских корпусов, юнкерских училищ и знаки своих бывших полков; часто щеголяли в браслетах из цепочки со срезанными плоскими звеньями.

У унтер-офицеров жандармерии фуражки были той же расцветки, как у офицеров, но с солдатской кокардой. Каждодневную форму жандарма составляли: гимнастерка общевоенного типа с застежкой из четырех пуговиц на левую сторону (погоны на гимнастерке красные с голубым кантом); серые брюки-суженки, сапоги со шпорами, ремень затяжной, с пряжкой на один зубец; красные шерстяные аксельбанты с медными наконечниками на правом плече.

Вооружались жандармы кавалерийскими шашками на коричневой перевязи, наганом или револьвером «Смит и Вессон». Револьвер в черной кобуре висел на поясе, прикрепленный к красному шерстяному шейному шнуру. Шинель у жандармов общекавалерийского образца, с петлицами, как у офицеров. Она имела один ряд фальшивых пуговиц и застегивалась на крючки. При парадной форме жандармы вместо шашек носили палаши.

Источник

Операционные системы и программное обеспечение