форма немцев в африке

Роммель в Африке

В немецкой версии хорватского военно-исторического журнала «Husar» (Nr.1- 2018) опубликована подборка фотографий, иллюстрирующая боевые действия в Африке во время Второй мировой войны. Оригиналы этих фотографий хранятся в американском архиве NARA и в открытых источниках ранее не публиковались.

Роммель в легкой командно- штабной машине Sd.Kfz-250/3 «Greif» с номером WH 937035. КШМ оснащена двумя радиостанциями. Большая антенна принадлежит радиостанции FuG 7 с дальностью действия до 50 км. Меньшая антенна- радиостанции FuG 5 с дальностью до 5 км, служащей для связи между машинами внутри подразделения. Её можно видеть на обоих машинах Sd.Kfz-251 запечатленных на фотографии (NARA/ «Husar»).

Редкая фотография орудия Flak 36 в момент выброса гильзы после выстрела. Фото сделано судя по всему во время осады Тобрука. Видимо в этот момент никакой угрозы расчету нет и поэтому один из артиллеристов уютно расположился на крыле. Спиной к нему сидит наводчик. (NARA/ «Husar»)

Первый передвижной штаб Роммеля представлял собой прицеп. Он часто застревал в песке, был неустойчив. О том что его пассажиры вынуждены были «глотать» пыль от тягача не стоит и говорить. (NARA/ «Husar»)

Три британских командо- штабных машины АЕС «Дорчестер» были захвачены взводом немецких мотоциклистов застрявшими в пробке у Дерна во время отступления британцев от Мехили. Ранее они принадлежали генерал-лейтенантам Ричарду О`Коннору, Филипу Ниму из штаба 8-й армии и генерал-майору Гамбье-Перри из штаба 2-й танковой дивизии. В такой последовательности они были обозначены большими белыми цифрами «2», «3», и «5». Роммель передал одну из машин генералу Штрайху, а две других оставил при своём штабе. Машиной с номером «2» пользовался генерал Штайн. (NARA/ «Husar»)

На этой машине можно ещё разглядеть номер 4426422 под нанесённой позже маскировочной окраской. Эти машины сначала называли «мамонтами» а затем они получили прозвища «Макс» и «Мориц», в честь героев детской книги. (NARA/ «Husar»)

Роммель со своим штабом и итальянскими офицерами. Крест на борту машины имеет очень узкие черные штрихи в середине, что является большой редкостью и был вскоре вытеснен более привычным. Никакой дополнительной маскировки на машине нет. (NARA/ «Husar»)

Роммель осматривает АЕС с номером «5» и именем «Мориц». На машине сохранен трёхцветнаый британский камуфляж лишь частично перекрываемый немецким. (NARA/ «Husar»)

Источник

Офицеры немецкого Вермахта из состава Африканского корпуса

Солдаты и унтер-офицеры саперных и артиллерийских подразделений

Офицеры подразделений Люфтваффе из состава Африканского корпуса

Солдаты и офицеры спецподразделений немецкого Вермахта из состава Африканского корпуса

Офицеры и унтер-офицеры немецких Кригсмарине из состава Африканского корпуса

Унтер-офицеры специализированных подразделений из состава Африканского корпуса

Иностранные добровольцы, капелланы и военнослужащие карательных подразделений СС

Представители немецких полувоенных организаций из состава Африканского корпуса

Элементы воинской униформы солдат и офицеров немецкого Вермахта из состава Африканского корпуса

Погоны и нарукавные нашивки солдат и офицеров немецкого Вермахта из состава Африканского корпуса

Также смотри по данной теме другие материалы с тегами « Ron Volstad«, « Солдаты» и «Вооружение«

Источник

Африканский поход Роммеля

Северо-Африканская кампания, в рамках которой союзные войска и страны «оси» провели серию атак и контрнаступлений в пустынях Северной Африки, продлилась с 1940 по 1943 год. Ливия уже несколько десятилетий являлась итальянской колонией, а соседний Египет находился под контролем Великобритании еще с 1882 года. Когда в 1940 году Италия объявила войну странам антигитлеровской коалиции, между двумя государствами сразу же начались боевые действия. В сентябре 1940 года Италия вторглась в Египет, но в декабре этого же года состоялось контрнаступление, в результате которого британские и индийские войска захватили в плен около 130 тысяч итальянцев. В ответ на поражение Гитлер направил на фронт недавно сформированный Африканский корпус под командование генерала Эрвина Роммеля. На территории Ливии и Египта состоялись несколько затяжных ожесточенных битв. Поворотным моментом в войне стало Второе сражение при Эль-Аламейне в конце 1942 года, во время которого 8-я армия генерал-лейтенанта Бернарда Монтгомери разгромила и вытеснила войска гитлеровской коалиции из Египта в Тунис. В ноябре 1942 года в рамках операции «Факел» Британия и США высадили на западное побережье Северной Африки тысячи военнослужащих. В результате операции к маю 1943 года силы антигитлеровской коалиции окончательно разгромили армию нацистского блока в Тунисе, положив конец Войне в Северной Африке.

Один из самых прославленных генералов Вермахта Эрвин Роммель известен, прежде всего, своими действиями в Северной Африке. Его популярность в армии и всеобщая любовь в Германии начались с Ливии и Африканского корпуса, которым он командовал с февраля 1940 года. Соратники дали Роммелю прозвище «Лис пустыни», его боялись генералы союзников, а Черчилль уважал за полководческий талант. Но действительно ли Роммель настолько блестяще провел африканскую компанию, как об этом принято говорить?

Боевые действия в Северной Африке практически прекратились, и командование союзников не предполагало активности противника на этом театре в ближайшее время. Однако в то время как британские солдаты переправлялись из Африки в Грецию, на помощь разбитым и деморализованным итальянским войскам в Ливии началась передислокация Африканского корпуса под командованием Эрвина Роммеля.
В конце марта, дождавшись сосредоточения в Триполитании основных сил 5-й легкой дивизии, при поддержке пехотных итальянских частей, Роммель неожиданно атаковал британцев у Эль-Агейлы. Практически не встречая сопротивления, на плечах разрозненных соединений союзников, корпус Роммеля двигался вперед так быстро, что приказы его непосредственного начальника, командующего итальянскими войсками в Ливии Итало Гарибольди, все время опаздывали. Без боя заняв Бенгази и пленив в городе Дерна до 3000 солдат противника и 6 генералов во главе с военным губернатором Киренаики Филиппом Нимом, 10 апреля части Роммеля подошли к Тобруку.

Этот двухнедельный бросок Роммеля от Эль-Агейлы до Тобрука потряс и обескуражил командование союзников и их войска в Ливии. Около тысячи миль части Африканского корпуса прошли с такой скоростью, что передовые моторизованные группы немцев не успевали за отступающими и постоянно теряли контакт с ними. Пробная атака Роммеля малыми силами, задачей которой было стабилизировать фронт и не допустить полного разгрома итальянских частей, превратилась в паническое отступление союзников. Немецкий генерал получил почетное прозвище «Лис пустыни», не проведя ни одного крупного сражения в Ливии. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль назвал его «великим полководцем», а главнокомандующий силами Среднего Востока генерал Клод Окинлек писал: «Существует реальная опасность, что наш друг Роммель станет для наших солдат колдуном и пугалом… Даже если бы он был сверхчеловеком, было бы крайне нежелательно, чтобы наши солдаты уверовали в его сверхъестественную мощь… представляется важным не называть имя Роммеля, когда мы говорим о противнике в Ливии… с психологической точки зрения, это дело высочайшей важности».

Несомненно, Эрвин Роммель был талантливым полководцем, и операция, проведенная им в начале апреля 1941 года, заслуживает лестных эпитетов. Немецкий генерал был крайне деятелен, лично водил в атаку небольшие подразделения, на своем самолете успевал и облететь марширующие в пустыне колонны, и отдать распоряжения лейтенантам на передовой. За две недели он превратился в «отца солдатам» для войск в Ливии, и даже деморализованные ранее итальянские дивизии под его началом проявляли дисциплину и твердость духа. Скорость и маневр войск Роммеля во время этой операции вызывают восхищение, однако нужно заметить, что до Тобрука войска Африканского корпуса не встречали адекватного сопротивления и в серьезных боях не участвовали. Изучая боестолкновения в Ливии, проходившие с конца мая по 10 апреля, создается ощущение, что войска союзников и их генералитет были совершенно не готовы к военным действиям и просто отдали Роммелю территорию до Тобрука. Однако под Табруком все изменилось, и при осаде города «Лис пустыни» не смог проявить свой полководческий талант.

Контроль Тобрука имел важнейшее значение для обеих воюющих сторон. Это был единственный крупный порт на 1.5 тысячи километров ливийского берега от Туниса до Египта. В условиях труднопроходимой пустыни обладание Тобруком фактически означало обладание Ливией. После захвата города Роммелю уже ничего не помешало бы победоносно войти в Александрию, Каир и закрыть для судов союзников важнейший морской путь – Суэцкий канал.

Роммель был окрылен успехами последних дней и полагал так же легко, с ходу, взять Тобрук. Но измотанные войска Африканского корпуса на подступах к городу увязли в столкновениях с заслонами 9-й австралийской дивизии и продвигались вперед уже не так быстро, как хотелось «Лису пустыни». Роммель, недовольный действиями командира 5-й легкой дивизии генерал-лейтенанта Штрайха, поручил взять город недавно прибывшему командиру 15-й бронетанковой дивизии генерал-майору Генриху фон Приттвицу унд Гаффону (сама 15-я дивизия в это время только перебрасывалась в Ливию по морю). Но и Приттвицу не удалось ускорить движение на Тобрук. Когда Роммель при старших офицерах устроил генерал-майору разнос, тот вскочил в штабной автомобиль и уехал на передовую, где был убит при артобстреле. Командир 200-го полка полковник Герхард фон Шверин позже вспоминал: «…Я проинформировал его [Роммеля], что генерал, которого он только что отправил поднять фронт, уже мертв. Я впервые увидел, что Роммель растерялся. Он побледнел, развернулся на каблуках и вышел, не сказав ни слова».

Поскольку самые боеспособные части из Ливии были отправлены на оборону Греции, Тобрук защищала плохо обученная, необстрелянная 9-я австралийская пехотная дивизия под командованием недавно произведенного из полковников в бригадиры Лесли Моршида. Моршид получил приказ продержаться два месяца, и, несмотря на плохую подготовку частей своей 9-й дивизии, был настроен решительно. В городе находилось большое количество военного снаряжения, продовольствия, боеприпасов, которые не должны были попасть в руки немцев. И главное, каждый солдат понимал, что сдача города может привести к краху всего североафриканского фронта и потере Суэца. Две бригады Моршид оставил в Тобруке, а еще двумя занял укрепрайон, который построили итальянцы за год до начала войны и откуда были выбиты союзниками в ходе операции «Компас».

Укрепрайон Тобрука состояла из 48-километровой линии обороны с ходами сообщений, построенной на возвышенности. 170 хорошо замаскированных и слитых с ландшафтом дзотов прикрывались полутораметровыми бетонными стенами, минными полями, колючей проволокой и противотанковыми рвами. Кроме надежных укреплений защитники Тобрука имели еще одно серьезное преимущество перед войсками Роммеля. Африканский корпус снабжался через порт Триполи, за тысячу километров, а у гарнизона были под боком военные склады, рассчитанные на все ливийские войска союзников, кроме того, Моршид мог получать снабжение из Александрии по морю. Немецкие ВВС в этой части Средиземного моря были слабы, и их бомбардировочная авиация не имела достаточно сил ни для уничтожения конвоев союзников, ни для дестабилизации работы порта Тобрука.

11 апреля начался штурм Тобрука. На острие атаки был выдвинут 8-й моторизованный пулеметный батальон обер-лейтенанта Поната. Следуя за броней двадцати танков 5-го полка, пехота подошла к линии обороны Тобрука, но перед самыми траншеями танки уперлись в противотанковые рвы и повернули обратно. Беззащитный 8-й батальон подвергся ураганному артиллерийскому огню и стал быстро окапываться. На этом Роммель атаку прекратил, а солдат Поната оставил на ночь в вырытых ими укрытиях.

На следующий день к противотанковым рвам были направлены саперы, но разыгралась сильная песчаная буря, и, неся потери от огня австралийцев, саперы отступил. Вечером была предпринята еще одна попытка танкового прорыва. Снова 5-й танковый полк оберста Ольбрихта пытался маневрировать вдоль линии укрепрайона и «наощупь» отыскать разрывы в обороне противника, но понес большие потери и был вынужден отойти. Командир 5-й дивизии генерал Штрайх хотел отговорить Роммеля от дальнейших атак, он настаивал на сборе разведданных и тщательном планировании. «Лис пустыни» не услышал подчиненного и оставил батальон Поната еще на одну ночь в окопах под яростным артогнем пушек Тобрука.
К вечеру 13 апреля Роммель приказал 8-му батальону еще раз атаковать позиции австралийцев. Итальянская артиллерия предварительно провела артподготовку и проделала бреши в заграждениях из колючей проволоки. Солдаты Поната выполнили задачу, прошли линию обороны австралийцев и закрепились, но стало смеркаться и Роммель, опасаясь засад, не решился послать в прорыв танки.

С рассветом полк Ольбрихта двинулся в образовавшуюся брешь, однако выяснилось, что немецкая пехота, ожидая подкрепления, прошла за линию австралийских траншей, оставляя ее второй волне наступления, и ночью солдаты Моршида без боя вернулись в свои окопы. Танки 5-го полка встретил шквальный огонь и Ольбрихт поспешно ретировался. Батальон Поната оказался в окружении.

Вечером следующего дня разрозненным группам пехоты все же удалось пробиться назад. Из батальона вернулось только 116 человек, остальные пятьсот вместе с командиром не пережили этих четырех дней постоянного штурма. Половина танков 5-го полка была уничтожена, а другая повреждена. Это был полный провал – так думали все немецкие генералы, но не Роммель.

Он приказал 5-ой дивизии снова атаковать укрепления Тобрука, но терпение генералов лопнуло, и в ответ «Лис пустыни» получил прямое неподчинение своим приказам. Штрайха поддержал Ольбрихт и командир 200-го полка Шверин. Они отказывались атаковать вслепую, без разведки, и упрекали своего командира в том, что он готов жертвовать отличными солдатами вместо того, чтобы потратить время на подготовку к штурму.
В результате своих необдуманных и скоропалительных действий под Тобруком Роммель обрел в лице высших офицеров Африканского корпуса сильную и консолидированную оппозицию. Яростные дебаты окончились для «Лиса пустыни» ничем, он так и не смог заставить генералов принять его волю и продолжить атаку на Тобрук. Роммель возложил на Штрайха и Ольбрихта вину за гибель батальона Поната, обвинил их в неподчинении приказам и бездарном руководстве войсками.

Информация о провале штурма города и саботаже генералами приказов Роммеля быстро дошла до Берлина. Начальник Генерального штаба Сухопутных войск Франц Гальдер так отразил эти события в своем дневнике: «У меня такое чувство, что там полная неразбериха. Рапорта офицеров, приходящие с театра военных действий, как и частные письма, говорят о том, что Роммель совершенно не подходит для поставленной перед ним задачи. Он целыми днями мечется между рассеянными на огромном расстоянии войсками… растрачивает на мелочи свои силы». Чтобы «охладить этого обезумевшего солдата», Гальдер направил в Африку своего заместителя, генерал-майора Фридриха фон Паулюса.

К концу апреля Африканский корпус получил подкрепление. К месту боевых действий прибыла 15-я танковая дивизия, командиром которой, после гибели под Тобруком Притвица, был назначен генерал-майор Ханс-Карл фон Эзебек. Кроме того итальянцы наконец-то нашли план укреплений Тобрука, которые они сами построили незадолго до войны.

Второй штурм было решено начать не от дороги на Каир, а с равнины на юго-западе. Атакующие были разделены на две группы. Первой, которая состояла из частей 5-й дивизии, командовал генерал-майор Киршхайм, старший офицер Генерального штаба, находящийся с инспекционной поездкой в Ливии. Во вторую группу под началом фон Эзебека входила новоприбывшая 15-я дивизия.
После усиленной артподготовки вечером 30 апреля началась атака города. Немецкие войска устремились к высоте 209. К утру следующего дня передовые доты австралийцев были взяты, но атакующих остановили хорошо замаскированные укрепления второй линии обороны. Немецкие части стали нести большие потери, а к вечеру еще и разыгралась песчаная буря. Видя бессмысленность дальнейшего продвижения на этом участке, Паулюс предложил остановить штурм, но Роммель настоял на продолжении атаки.

Африканский корпус оказался в тяжелом положении еще и потому, что боеприпасы и продовольствие подходили к концу. Корпус снабжался из Триполи, порта, отстоящего на тысячу миль. На море хозяйничали англичане, но и те конвои, что сумели избежать встречи с кораблями союзников, не могли обеспечить Роммеля всем необходимым. Максимальная пропускная способность порта Триполи составляла 45 тысяч тонн в месяц, а немцам и итальянцам требовалось 116 тысяч тонн.

Чтобы изменить положение войск в Ливии, Паулюс срочно вылетел в Берлин и 11 мая имел продолжительный разговор с Гальдером. После этой встречи начальник Генерального штаба сделал запись в дневнике: «Там сложилась очень нехорошая ситуация… У этого парня [Роммеля] абсолютно отсутствует чувство меры… Для этой задачи он не подходит».

Что докладывал Паулюс своему начальнику, неизвестно, но, вернувшись домой из Генерального штаба, он в крайне резких выражениях высказался об «этом тупом недальновидном швабе, который создает себе имидж за счет корреспондентов, фотографов и кинооператоров всех мастей».

После неудачи второго штурма Тобрука наступила долгая пауза. Роммель перешел к осаде города. Союзники также были измотаны, обескровлены и не могли начать активных действий. Но генералы противоборствующих сторон по-разному использовали отпущенное им время.

В июле 1941 года Черчилль назначил Главнокомандующим на Среднем Востоке генерала Клода Окинлека, который сразу заявил, что без серьезной подготовки наступление в Северной Африке начаться не может. К неудовольствию премьер-министра (который надеялся возобновить военные действия в Африке, пока немцы заняты на Восточном фронте), Окинлек, прилетев в Лондон, настоял на переносе активной фазы боевых действий на ноябрь.

С начала лета британские конвои пошли по длинному, но безопасному маршруту: вокруг Африки и через Суэцкий канал. Была проведена железнодорожная ветка почти до границы Египта с Ливией, от Александрии был проложен водопровод. В Западном Египте концентрировалась техника, налаживались линии снабжения, пополнялись склады вооружения, продовольствия и боеприпасов, готовились и тренировались войска. К концу сентября под началом командира 8-й армии генерала Алана Каннингема было сосредоточено около шести дивизий и 720 танков.

Роммель же в это время делил власть с Главнокомандующим итальянскими вооруженными силами в Африке фельдмаршалом Этторе Бастико. 28 июля «Лис пустыни» вылетел в рейх для встречи с Гитлером, а потом отправился к Муссолини. Роммель сумел убедить лидеров стран Оси переподчинить себе часть итальянских войск в Северной Африке. Несмотря на ужасные условия, в которых находились войска под Тобруком, и недостаток снабжения, лидеры Германии и Италии согласились не снимать осаду города.

Документ был дезинформацией, подброшенной разведкой союзников, и из него явно следовало, что британцы к наступлению не готовы и проводить его не собираются. Вернувшись, Роммель немедленно собрал свой штаб и продемонстрировал «планы» союзников. «Наша вылазка четырнадцатого числа, – говорил он, – дала нам одно: у противника нет намерения наступать. Это значит, что в ближайшие недели или месяцы никакого наступления не ожидается…»

Не беспокоясь больше о тылах своей армии, Роммель еще раз надавил в Берлине и Риме, и 11 октября объявил о начале подготовки к операции «Михаэль» по захвату Тобрука. Фельдмаршал Бастико и многие итальянские генералы были не согласны с таким решением, они указывали на слабость позиций атакующих, плохое снабжение и главное, на риск удара в тыл войскам штурмующим город. Но у Роммеля был непобедимый аргумент – «план» действий 8-й армии Каннингема.

Доклады немецкой и итальянской разведок об активности на границе и концентрации войск союзников Роммель и слушать не хотел, фотографии авиаразведки игнорировал. Одному из своих подчиненных, генерал-майору Максу Зюммерману, он даже запретил в дальнейшем проводить разведывательные операции. В начале ноября Роммель демонстративно улетел из Африки, чтобы встретить с семьей свой день рождения. Вернулся в войска «Лис пустыни» 18 ноября, как раз в тот день, когда началась наступательная операция «Крестоносец», в результате которой осада Тобрука была снята.

Ситуация накалилась до предела тогда, когда Роммель из-за болезни должен был уехать на лечение в Германию. Англичане воспользовались данным фактором, и перешли в наступление 23 октября под тем же Эль-Аламейном, а Роммель в спешном порядке, не закончив лечение, вновь уехал на фронт.

Но все было решено, и тогда померкла звезда немецкого генерала, а его армия после поражения во время второй битвы под Эль-Аламейном спешно отходила к Тунису. Также американцы высадились на территории Африки 8 ноября, тем самым никаких шансов на победу у немцев и итальянцев уже не было. Ведь их преследовали многократно превосходящие силы американцев и англичан, а также многие другие жители английских колоний.

Роммель под конец 1942 года был разгромлен, однако даже после своего разгрома он смог нанести локальное, но внушительное поражение Союзникам в битве у Кассеринского перевала. Когда 9 марта 1943 года Роммель покидал Африку, он делал это не от страха, а хотел спасти своих солдат и договориться с Гитлером об эвакуации. Но фюрер вцепился в Северную Африку лишь после военного разгрома там, так что Роммеля отстранили от командования, чего он не смог простить себе. Так окончательно закатилась звезда блистательного немецкого танкового генерала, который стал легендарным еще при своей жизни. 13 мая 1943-го года остатки его солдат сдались Союзникам.

Анализируя для себя информацию, полученную из различного рода источников, о боях на Северо-Африканском театре военных действий Второй мировой войны, могу выделить следующие причины поражения Африканского Корпуса Фельдмаршала Эрвина Роммеля.

Таковы, на мой взгляд, основные причины поражения Африканского Корпуса. Тема этого может быть актуальная тем, что нынешняя война в Ливии проходит ровно там же, где и действовал Африканский Корпус. Бенгази, Тобрук, Триполи, всё те же районы.

Источник

Операционные системы и программное обеспечение