форма материи понятие в логике

Логика

Учебное пособие подготовлено в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта, в него включены темы формальной логики: язык логики, понятия, суждения, законы логики, умозаключения, доказательство и опровержение с изложением основного содержания теории аргументации. Особое внимание уделено вопросам применения логики и аргументации в практической деятельности юристов. В конце каждой главы предлагаются вопросы и задания для контроля и выработки у студентов практических навыков и умений. Предназначено для студентов факультета непрерывного образования (колледжа) юридических вузов.

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Логика предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Понятие. Определение, деление и классификация понятий

♦ Логическая характеристика понятия

♦ Отношения между понятиями

♦ Деление и классификация понятий

♦ Закон обратного отношения между объемом и содержанием понятия

Ни одна из коммуникационных систем не обходится без понятий, они в естественных и специальных языках фиксируют кванты знания, важные смысловые образования.

Понятия (в формальной логике):

• один из основных элементов исследования;

• необходимая составляющая мышления — построения суждений, умозаключений, теорий;

• средство формирования и хранения знаний в самой логике, как науке.

2.1. Логическая характеристика понятия

Понятие — мысль, в которой отражены в обобщенной форме объекты, процессы, явления действительности в совокупности их существенных свойств и отношений (или отдельные их свойства, отношения). Это форма познания, позволяющая выделить изучаемый объект (процесс, явление, свойство, связь) из универсума, отраженного мышлением, определив уникальность данного — интересующего исследователя объекта, увидеть его различие и подобие с другими предметами.

В широком смысле понятие отражает все то, с чем может сталкиваться в своей жизни человек, и фиксируется в словах естественного языка. Иногда выделяют также понятия научные и другие, используемые искусственными языками. В любом случае, понятия — форма абстрактного мышления и, значит, входит в предмет логики.

Понятие — форма абстрактного мышления, отражающая единство существенных и отличительных признаков отдельного предмета или класса однородных предметов.

Признаки — наличие или отсутствие свойств, качеств, каких-то показателей у предмета, наличие или отсутствие отношений между предметами.

В свою очередь свойства — это характеристики, параметры, атрибуты предметов и явлений, словом, все, что позволяет воспринимать предметы, процессы и явления и сравнивать их между собой.

Свойство — сторона объекта (процесса, явления), отличающая его от других объектов или позволяющая увидеть их сходство, что выявляется в их отношениях; то, в чем предметы сходны или различны между собой.

Признаки отражают сходство или отличие предметов. Предметы одного класса имеют общие существенные признаки, то есть признаки могут быть существенными и несущественными, отличительными и неотличительными.

Существенные признаки раскрывают внутреннюю природу предмета, его сущность, то, без чего предмет не будет самим собой.

Несущественные признаки к сущности предмета не относятся, а отражают его неосновные стороны, они могут принадлежать и не принадлежать предмету. Например, фасон одежды, цвет бытового прибора, стиль шрифта текста и т. д.

Так, для человека существенный признак — способность мыслить, трудиться, а рост или цвет глаз — несущественный. Для баскетболиста рост может оказаться, наряду с прочими, существенным признаком, для ученого-физиолога существенным может стать и цвет глаз.

В оценке качества участия студента в учебном процессе существенные признаки — успеваемость, посещаемость, прилежание и дисциплина на занятиях и несущественные — тембр голоса и степень волнения при ответах на семинарах.

Отличительные признаки присущи только предметам, принадлежащим одному классу. Они отличают предметы, относящиеся к данному классу (например, стулья), от всех остальных (например, от блокнотов, стрекоз или от водорослей). Так, отличительные признаки профессии — тип образования, функционал, моральные нормы (профессиональные кодексы чести).

Неотличительные признаки принадлежат не только данным предметам, но и предметам, входящим в другие классы. Например, и необходимые и бесполезные вещи могут быть одного цвета или совершенно новыми.

К отличительным признакам судьи следует отнести юридическое образование, стаж юридической практики, заслуженный авторитет честного и ответственного человека. Хорошее владение логикой — в данном случае неотличительный признак, так как это свойственно ученым, преподавателям, шахматистам, военным и многим другим участникам социальных отношений.

Вместе с тем, хорошее владение логическим мышлением — отличительный признак здравомыслящих людей.

Любое понятие имеет объем и содержание.

Объем понятия — множество предметов, обобщаемых и выделяемых в понятии, то есть тех предметов, которым присущи признаки, составляющие содержание понятия.

По объему понятия могут быть:

единичными — обозначают один предмет, явление («Российская академия правосудия», «вселенная», «Марс»).

общими — включает число элементов больше одного («мост», «галактика»),

Есть также всеобщие понятия, которые включают все предметы конкретной области знания или рассуждения («люди», «предмет», «явление», «натуральные числа» и др.);

пустые (или нулевые), которые не отражают ни один предмет из универсума («горячий лед», «то, чего не может быть», «разноугольный квадрат»);

неопределенные, объем которых нельзя определить однозначно («население России в 2040 году», «чудовище Lochness»). (см. схему 1).

Классификация понятий (по объему)

Кроме того, выделяют понятия собирательные, в которых группа однородных предметов обозначается как единое целое («коллегия адвокатов», «студенческая группа», «сборник стихов»); и несобирательные, которые можно отнести к каждому предмету данного класса, охватываемому понятием (например, «воин», «судья», «учебник»). Содержание собирательного понятия нельзя отнести к каждому отдельному элементу, входящему в объем этого понятия; несобирательное отражает содержание любого отдельного предмета (процесса, явления) данного класса.

Учитывая, что классификация понятий содержит две группы (вида): по объему и по содержанию, возникает вопрос, к какой их них отнести деление понятий на собирательные и несобирательные. Поскольку собирательными понятиями обозначается группа (несколько, не один) сходных предметов, представляющая собой целостность — «взвод пехотинцев», «группа студентов» — можно предположить, что речь идет о классификации по объему. Однако несобирательные понятия могут быть как единичными, так и общими (уже рассмотренный тип деления по объему). В связи с этим возможно предположить и то, что в данном случае главное — содержание понятие.

Содержание понятия — совокупность основных, существенных и отличительных признаков предмета или класса однородных предметов, отраженных в этом понятии.

«Судебная власть» (по содержанию) — понятие, содержащее ряд существенных и отличительных признаков: специфический орган государственной власти; социальный институт обеспечения прав и свобод граждан; арбитр спорящих сторон; сила, призванная воздействовать на общество с целью соблюдения права и обязанностей друг перед другом.

Логическое содержание — информация, включающая логическую форму понятия, по которой можно дать его характеристику. 1. Определить: является ли понятие универсальным, то есть включающим весь универсум рассуждения — род (например, «субстанция», «разум»).

2. Установить: является ли понятие пустым (обозначающем нечто, не существующее в действительности, «ковер-самолет», например).

3. Соотнести понятия между собой по содержанию: богаче или беднее одно понятие по сравнению с другим (например, понятие «студент РАП» богаче понятия «студент» и беднее «студент второго курса РАП»).

Фактическое содержание — содержание с учетом всего имеющегося знания о предметах (об их свойствах и отношениях), обобщаемых в понятии, о признаках, по которым происходит обобщение.

По содержанию понятия могут быть:

1) конкретными и абстрактными: конкретные — отражают отдельный предмет или класс предметов («лошадь», «планета», «Солнце»); абстрактные — отражают признак предмета, отношения между ними («несправедливость», «честность», «неравенство», «тождество»);

2) относительные и безотносительные: относительные — отражают предметы, существование которых предполагает существование других предметов («начальник — подчиненный», «отец — сын», «учитель — ученик»); безотносительные такой связи не предполагают (означают предметы, не связанные непременно с другими — «дом», «слово», «Родина»);

3) положительные и отрицательные: положительные — содержат характерные качества или отношения свойственные предметам («эксплуататор», «тиран», «враг», «грамотный человек»); отрицательные — отражают отсутствие в предмете неких качеств («безграмотный специалист», «бескорыстный партнер», «незлобивый человек», и т. д.).

Классификация понятий (по содержанию)

Не стоит путать один из элементов логического анализа понятия с этическими, эмоциональными, юридическими и другими социальными характеристиками. Таким образом, дать логическую характеристику понятию означает — определить его тип по всем известным параметрам «по качеству» (по содержанию) и «по количеству» (по объему).

Так, понятие «студент» — общее (не пустое), несобирательное, конкретное, безотносительное, положительное.

Объем и содержание понятия взаимозависимы. Строгая зависимость одного параметра от другого отражена в законе обратного отношения между объемом и содержанием понятия.

Закон обратного отношения между объемом и содержанием понятия — увеличение содержания (количества признаков) понятия ведет к уменьшению его объема (числа элементов, которое оно объединяет), и наоборот, уменьшение содержания понятия означает увеличение объема.

То есть чем богаче содержание понятия, тем уже его объем и, наоборот, чем беднее содержание понятия, тем шире его объем.

Чем меньше информации о предметах, заключенной в понятии, тем больше класс предметов оно отражает и неопределеннее его состав. И наоборот, увеличение информации о предметах, заключенной в понятии, уменьшает количество отражаемых им предметов, делает определеннее его состав. Понятие «герой» гораздо шире, чем понятие «герой романа Л. Н. Толстого «Воскресенье» или «Герой России».

Итак, важно уметь давать логическую характеристику понятий, то есть определять все их параметры по объему и содержанию. Не менее важно уметь соотносить понятия между собой.

2.2. Отношения между понятиями

Понятия могут быть сравнимыми и несравнимыми.

Сравнимые понятия имеют хотя бы один общий признак, что дает возможность выявить между ними отношения тождества, противоречия, противоположности, подчинения, несравнимые общих признаков не имеют.

Источник

Материя, бытие, сущность

Всеобщими формами бытия (в смысле существования, движения – А.З.) материи являются пространство и время, которые не существуют вне материи, как не может быть и материальных объектов, которые не обладали бы пространственно-временными свойствами. Универсальное свойство материи – детерминированность (причинно-следственная связь – А.З.) всех явлений, их зависимость от структурных связей в материальных системах и внешних воздействий, от порождающих их причин и условий. Взаимодействие приводит к взаимному изменению тел (или их состояний) и отражению. Отражение, проявляющееся во всех процессах, зависит от структуры взаимодействующих систем и характера внешних воздействий» (Философский энциклопедический словарь, 1989 год).

С этой точки зрения бытие существует только тогда, когда есть ощущение, сознание, мысль, идея. Разумеется, что обозначенная философская позиция в своей крайности отрицает материальный мир как объективную реальность. Каждому философу ясно и понятно, что в этом состоит суть субъективного идеализма. Ни один из современных философов-материалистов не унизит себя даже критикой указанной концепции, поскольку она однозначно преодолена развитием философской науки. Однако, в данном случае, речь идёт не о простом отрицании субъективным бытием материи и её сущности, а об отрицании такого отрицания.

Конечно, указанное бытие отрицает сущность, но и сущность отрицает бытие как своё отрицание. В результате двойного отрицания (созидания) сущность снимает (включает в себя), отрицающее её бытие, сохраняя при этом себя как сущность. Беркли и Г.Гегель останавливаются на одном отрицании. По этой причине сущность у Гегеля по отношению к бытию превращается в «ничто» и развивается от «ничто» к «ничто». По этому поводу В.И. Ленин выразил сомнение, заметив, что «пожалуй, это не так». Таким образом, сущность является и в моём, и в нашем бытии как субъективно-объективный феномен. На этом примере мы видим осуществление перехода противоположностей – субъективного идеализма в фундаментальный материализм.

С этим новым знанием, уже не опасаясь возможной критики со стороны философов – представителей материалистического учения о мире, вернёмся вновь к «нашему» бытию. Сущность, понимаемая здесь как объективная реальность, одинаково существенно (значимо) проявляется в содержании и форме бытия. Иными словами, сущность проявляется в социальном бытии, будучи в себе самой, как объективная реальность и её собственное отражение (рефлексия). Такое пояснение категории «бытие» ничуть не противоречит материализму, но и, даже, может способствовать дальнейшему развитию материалистической диалектики.

Таким образом, бытие есть, пока есть сознательная жизнь. Бытия нет, если жизни нет. При этом, мы понимаем, что сущность как материя и объективная реальность есть всегда, и тогда тоже, когда более не даётся нам в ощущениях. Пора уточнить позиции. Бытие есть и его нет, потому что его может не быть. Оно едино во множестве. Материя – единое, что есть всегда. Сущность – едина во множестве и есть всегда, даже если не всегда даётся нам в ощущениях, то есть, в неопосредствованном знании. Сущность (в изначально материалистическом понимании) – это материя в движении, во множестве его форм.

Сущность, по Г.Гегелю, становится материей благодаря форме, находясь в форме, то есть, будучи оформленной. Материя в его учении – это оформленная сущность. Сущность в материализме материальна по понятию, а в диалектике Гегеля, она оформляется в материю путём развития рефлексии (отражения) в форму. Никаких других разногласий с Гегелем по поводу сущности у материалистов нет. Сущность содержится внутри бытия лишь потому, что бытие находится внутри сущности. Бытие и сущность как моменты являются противоположностями, тесно взаимодействуют и переходят друг в друга, составляя единое понятие – бытие-сущность (курсив мой – А.З.).

Не исключено, что в философском словаре допущена неточность. Поскольку речь идёт о понятии «материя», то понятие «форма» должно быть истолковано как форма движения материи, а понятие «материя», кроме субстанции, неизбежно подразумевает движение, которое заключается в нём, в самом понятии. Только с этим уточнением мы можем говорить о том, что содержание включает «форму» и «материю» как снятые моменты. В таком случае мы можем определить содержание другим понятием: «материя в движении». Вот сейчас всё становится на свои места. Сущность как сущность, как объективная всеобщая реальность («вещь в себе», реальная действительность, материя в движении), снимает форму («движение материи» как понятие) и содержание («материю в движении» как понятие) в качестве противоположных моментов. – Курсив мой – А.З.

Разрешение противоречий между С. и ф. может протекать по-разному – от полного отбрасывания старой формы, переставшей соответствовать новому содержанию, до использования старых форм, не смотря на существенно изменившееся содержание. Но в последнем случае и форма не остаётся прежней, новое содержание «…может и должно проявить себя в любой форме, и новой, и старой, может и должно переродить, победить, подчинить себе все формы, не только новые, но и старые…» (там же, т. 41, с. 89). Мышление отражает объективный мир как содержанием, так и формой. Чем полнее, глубже и всестороннее содержание мышления, тем в более развитых и конкретных формах оно выражается (Философский энциклопедический словарь, 1989 год).

Нужно постараться представить простую логическую схему взаимосвязи и взаимоотношений выше перечисленных философских категорий.

Существует понятие «материя», отражающее объективную реальность,- единое, что есть. Её неотъемлемое свойство (атрибут) – движение. Движение имеет множество разнообразных форм. Материя в движении (объективная реальность), во всём разнообразии форм движения, есть сущность. Сущность в реальной действительности (в социальном бытие) имеет два варианта: сущность как сущность (всеобще-объективный феномен, то есть, мир «вещей», «материя в движении») и сущность как понятие (субъективно-объективный феномен бытия).

Сущность как понятие – это бытие (по Гегелю). Сущность как сущность развивается по законам всеобще-объективной диалектики – «диалектики вещей». Сущность как понятие (бытие) составляет субъективно-объективную диалектику. Бытие имеет содержание и форму. В них одинаково значимо является сущность как сущность – объективная реальность. Явление сущности придаёт бытию объективность. Таким образом, бытие становится субъективно-объективным феноменом, то есть снятой частью всеобще-объективной сущности – объективной реальности.

Гегель предлагает развивать диалектическую логику с самого начала, с бытия. Трудно не согласиться с великим философом. Только начинать нужно не с «чистого бытия», а с бытия определённого, наличного бытия, то есть с самой человеческой жизни. Человеческая жизнь определяется сознанием. Следовательно, бытие прочно и навсегда связано со знанием, со смыслом. Не может быть бытия без сознания, без знания. Стало быть, бытие – это, в первую очередь, субъективный феномен. Однако и сам субъективный мир, мир понятий, будучи всеобще-объективным движением отражения, также объективен. Разделение действительного реального «мира вещей» в бытии на субъективный и объективный, как и всякое знание, относительно. Оно относительно бытия и сущности как сущности.

Бытие у Гегеля, в итоге, проявляется (является) как определённое наличное бытие, как результат снятия становления. Если же в наличии бытия нет, то бытие – это ничто (небытие). Наличное бытие – это определённое, то есть социальное, человеческое бытие. Только в этом случае сущность является в бытие в форме понятия (истины). Бытие в таком случае есть явление и форма сущности.

14.04.2014 г. Доктор – социальный психотерапевт, социальный философ Андрей Яковлевич Зуев, коммунист, член Ленинского районного местного отделения политической партии КПРФ города Перми, член Пермского крайкома КПРФ.

Источник

Форма материи понятие в логике

7.2. мПЗЙЮЕУЛЙК УНЩУМ ЛБФЕЗПТЙЙ НБФЕТЙС/ЖПТНБ.

7.2.1. пВЭБС ЬЛУРМЙЛБГЙС.

йФПЗ ОБЫЕЗП ТБУУНПФТЕОЙС ФБЛПЧ. лБФЕЗПТЙС НБФЕТЙС/ЖПТНБ Ч МПЗЙЮЕУЛПН УНЩУМЕ ЕУФШ ТЕБМШОПУФШ Ч УФТХЛФХТЕ ОБЫЕЗП ТБУУХДПЮОПЗП НЩЫМЕОЙС Ч ФПН РМБОЕ, ЮФП, ЙНЕС ДЕМП У НЩУМЙНЩНЙ Й СЧМЕООЩНЙ ЧЕЭБНЙ Й УПВЩФЙСНЙ МАВПК ПОФПМПЗЙЮЕУЛПК РТЙТПДЩ (ФП ЕУФШ ЖЙЪЙЮЕУЛЙЕ, ЙМЙ УПГЙБМШОЩЕ, ЙМЙ ДХИПЧОЩЕ), НЩ ЙНЕЕН УЛМПООПУФШ Й ЧПЪНПЦОПУФШ ПУХЭЕУФЧЙФШ ДЙУЛХТУ П ОЙИ, ОБРТБЧМЕООЩК ОБ ФП, ЙЪ ЮЕЗП ДБООБС ЧЕЭШ (ЙМЙ УПВЩФЙЕ) УПУФПЙФ, УЛМБДЩЧБЕФУС, ЧПЪОЙЛБЕФ, ЙМЙ /Й/ ОБ ФП, ЛБЛЙН УРПУПВПН УЧСЪБОП НЕЦДХ УПВПК ФП, ЙЪ ЮЕЗП ПОБ УПУФПЙФ.

7.2.2. пОФПМПЗЙЮЕУЛЙК БУРЕЛФ.

дМС ВПМЕЕ БДЕЛЧБФОПЗП ПРТЕДЕМЕОЙС ПОФПМПЗЙЮЕУЛПК РТЙТПДЩ ЖПТНЩ ОЕ ПВПКФЙУШ ВЕЪ ТБЪМЙЮЕОЙС ЧОЕЫОЕК Й ЧОХФТЕООЕК ЖПТНЩ.

7.2.3. мПЗЙЮЕУЛЙК БУРЕЛФ

фБЛЙН ПВТБЪПН, ЧЪСФЩЕ Ч БВУФТБЛГЙЙ, НБФЕТЙС Й ЖПТНБ УХФШ УЧПКУФЧБ, Б ЙИ ФПЦДЕУФЧП (УПДЕТЦБОЙЕ) ЕУФШ ЖХОДБНЕОФ ЧУЕИ ЛБЛ РТПСЧМЕООЩИ, ФБЛ Й ОЕ РТПСЧМЕООЩИ (ЬЪПФЕТЙЮЕУЛЙ УХЭЙИ) УЧПКУФЧ ЧЕЭЙ.

7.2.4. зОПУЕПМПЗЙЮЕУЛЙК БУРЕЛФ.

тЕЫБС ЛБЛХА-МЙВП РПЪОБЧБФЕМШОХА ЪБДБЮХ, ЛБУБАЭХАУС ЮЕЗП ХЗПДОП, НЩ ЙНЕЕН ЧПЪНПЦОПУФШ ТБУУНПФТЕФШ ЙЪХЮБЕНПЕ Ч БУРЕЛФЕ ЛБФЕЗПТЙЙ НБФЕТЙС/ЖПТНБ. рТЙ ЬФПН ЙНЕАФУС ФТЙ ЧПЪНПЦОПУФЙ ФБЛПЗП ТБУУНПФТЕОЙС. чП-РЕТЧЩИ, НПЦОП ТБУУНПФТЕФШ ЙЪХЮБЕНПЕ ОЕЮФП ЛБЛ НБФЕТЙБМШОПЕ, ЕЗП НБФЕТЙА. рТЙ ЬФПН ОБДП РПНОЙФШ ПВ ПФОПУЙФЕМШОПУФЙ НБФЕТЙЙ. оЕПВИПДЙНП ЮЕФЛП ЪБДБФШ ХТПЧЕОШ БВУФТБЛГЙЙ, ОБ ЛПФПТПН ЙДЕФ ТБУУНПФТЕОЙЕ. чП-ЧФПТЩИ, Ч УППФЧЕФУФЧЙЙ У ЪБДБООЩН РПОЙНБОЙЕН НБФЕТЙЙ ЧЕЭЙ, ТБУУНПФТЕФШ ЖПТНХ ЧЕЭЙ. пВБ ЬФЙ ТБУУНПФТЕОЙС, ЛПОЕЮОП, ВХДХФ ЧЕУШНБ БВУФТБЛФОЩНЙ, РПЬФПНХ ЧУЕЗДБ ОБДП СУОП УФБЧЙФШ ГЕМШ ФБЛПЗП БВУФТБЗЙТПЧБОЙС. ч-ФТЕФШЙИ, Ч ФПК ЦЕ РМПУЛПУФЙ БВУФТБЛГЙЙ НПЦОП ТБУУНПФТЕФШ УПДЕТЦБОЙЕ, ФП ЕУФШ УПЧПЛХРОПУФШ УЧПКУФЧ, ЖХОЛГЙК Й УНЩУМПЧ.

*7.2.5. жПТНБ Й РПТСДПЛ

жХОЛГЙА «УРБУЕОЙС» РПТСДЛБ РЕТЕД МЙГПН «ТБДЙЛБМШОП ВЕУЖПТНЕООПЗП ЧТЕНЕООПЗП ПРЩФБ» ЧЩРПМОСЕФ ОБТТБФЙЧОЩК ИБТБЛФЕТ ЛХМШФХТЩ, ПУПВЕООП ИХДПЦЕУФЧЕООПК Й ЙУФПТЙЮЕУЛПК. оБТТБФЙЧ

«ЧОПУЙФ УПЪЧХЮЙЕ ФХДБ, ЗДЕ УХЭЕУФЧХЕФ ФПМШЛП ДЙУУПОБОУ», «РТЙДБЕФ ЖПТНХ ВЕУЖПТНЕООПНХ» /ФБН ЦЕ/.

п ОЕБДЕЛЧБФОПУФЙ РТЙНЕОЕОЙС РПОСФЙС ЖПТНЩ УЧЙДЕФЕМШУФЧХЕФ Й ДБООБС тЙЛЈТПН ТЕЛПНЕОДБГЙС:

дЕКУФЧЙФЕМШОП, бТЙУФПФЕМШ Ч УЧПЕК НЙНЕФЙЮЕУЛПК ЛПОГЕРГЙЙ ФТБЗЕДЙЙ РПМБЗБЕФ ЬФП ОЕПВИПДЙНЩН. оП ПЪОБЮБЕФ МЙ ЧЛМАЮЕОЙЕ peripeteia ОБТХЫЕОЙЕ РПТСДЛБ ТБУУЛБЪБ Й, ФЕН ВПМЕЕ, ЖПТНЩ? юФП ЛБУБЕФУС ЖПТНЩ, ПЮЕЧЙДОП, ЮФП ПФЧЕФ ДПМЦЕО ВЩФШ ПФТЙГБФЕМШОЩН. юФП ЛБУБЕФУС РПТСДЛБ, ФП ПФЧЕФ ЪБЧЙУЙФ ПФ ФПЗП, ЮФП РПОЙНБФШ РПД РПТСДЛПН. уРТБЧЕДМЙЧП, ЮФП РПТСДПЛ ОБТХЫБЕФУС УМХЮБКОПУФША. оП ОЕ РПТСДПЛ ЧППВЭЕ, Б ДБООЩК РПТСДПЛ! уМХЮБКОПУФШ ОБТХЫБЕФ ОЕЛПФПТХА НСЗЛХА ОЕПВИПДЙНПУФШ, ЛПФПТБС Й РТЕДУФБЧМСЕФ ОЕЛПФПТЩК ЛПОЛТЕФОЩК РПТСДПЛ. жПТНБ, УПРТСЦЕООБС У НБФЕТЙЕК, ЪДЕУШ ЧППВЭЕ ОЕ РТЙЮЕН.

ьФПФ РТЙНЕТ УЧЙДЕФЕМШУФЧХЕФ, ЮФП Й ЖЙМПУПЖЩ ЗТЕЫБФ РПДНЕОПК ПФТЕЖМЕЛУЙТПЧБООЩИ РПОСФЙК ПВЩДЕООЩНЙ ЙДЕСНЙ.

*7.2.6. жЕОПНЕОПМПЗЙС НБФЕТЙЙ Й ЖПТНЩ

чПРТПУЩ ДМС РПЧФПТЕОЙС

лБЛ ЙЪНЕОЙМ бТЙУФПФЕМШ ФТБДЙГЙПООПЕ ДП ОЕЗП РПОЙНБОЙЕ НБФЕТЙЙ?

ъОБЮЕОЙЕ Й УНЩУМ БТЙУФПФЕМЕЧУЛПЗП ХЮЕОЙС П ЖПТНЕ.

лБОФ П НБФЕТЙЙ Й ЖПТНЕ ЛБЛ ПУОПЧОЩИ РПОСФЙСИ ТЕЖМЕЛУЙЙ.

зЕЗЕМЕЧУЛПЕ ХЮЕОЙЕ П НБФЕТЙЙ, ЖПТНЕ Й УПДЕТЦБОЙЙ.

Источник

7.2. Логический смысл категории материя/форма.

7.2.1. Общая экспликация.

Итог нашего рассмотрения таков. Категория материя/форма в логическом смысле есть реальность в структуре нашего рассудочного мышления в том плане, что, имея дело с мыслимыми и явленными вещами и событиями любой онтологической природы (то есть физические, или социальные, или духовные), мы имеем склонность и возможность осуществить дискурс о них, направленный на то, из чего данная вещь (или событие) состоит, складывается, возникает, или /и/ на то, каким способом связано между собой то, из чего она состоит.

7.2.2. Онтологический аспект.

Форма в онтологическом смысле это, прежде всего, активно-определяющее начало всякой явленной и мыслимой вещи. Форма ближайшим образом определяет, чем является вещь, какой она является. В ней выражается качественность вещи, ее чтойность.

Для более адекватного определения онтологической природы формы не обойтись без различения внешней и внутренней формы.

Аристотель часто эксплицировал форму именно как внешнюю, как «образ» или «облик» вещи. Применительно к обыденным физическим вещам это имеет вполне ясный смысл. Форму мы, в этом случае, прежде всего, видим. Она и предстает как зрительный образ или видимый облик. Например, кувшин может быть «пузатым» или вытянутым, с длинным узким горлышком или с коротким и широким горлом и т.п. Эти формы можно практически до бесконечности разнообразить. Но этот простой пример ставит проблему: ведь различающиеся формы кувшина не превращают его каждый раз в нечто другое? Еще более зрительно очевидный пример: кучевое облако при достаточно заметном ветре. Оно имеет внешнюю форму (облик, образ), которая, однако, непрерывно изменяется. Значит ли это, что постоянно меняется «суть бытия» облака? Нет, так как облако хотя и изменяется, но всё же остается облаком и более того – тем же самым облаком. Из подобных наблюдений выросла глубоко ошибочная идея, что внешняя форма есть что-то не важное, второстепенное. Она вступает в явное противоречие с основной идеей существенности и активности формы. Как же разрешить этот парадокс?

Аристотелевское понимание формы как облика – субъективистское, оно отнесено к человеческому восприятию, а не к самому предмету. А надо ее отнести к предмету. Тогда внешняя форма определится как объективная организация внешних границ физической вещи, то есть мест, вступающих в контакт с другими вещами.. В эту организацию непременно войдет «оболочечная» функция формы – функция «удержания» вещи самой в себе /не путать с функцией действительной оболочки, например, шкурки апельсина, которая является его материальной частью, то есть должна быть отнесена к материи/. Ничто не мешает этой форме быть подвижной, изменчивой, если сохраняется ее континуальность, топологическая целостность, как у облака, или некоторая мера ее изменения как в случае с кувшином. Когда эта граница разрушена, тогда данная вещь перестает быть и как таковая и как представляющая свой вид. Если облако, столкнувшись с другим, сольется с ним, то перестанет быть. Так же и кувшин лишь в рамках определенной меры формальных признаков остается кувшином. Если «пузатый» медный кувшин распилить пополам по средине «пуза», нижняя часть превратится в чашу, а верхняя в нечто, не имеющее ни названия, ни функционального назначения. То есть внешняя форма физических вещей – это внешне проявляющаяся пространственная организация, и дело не в том, как мы ее видим, а в том, как вещь благодаря этой организации взаимодействует с другими и сохраняется как таковая. На поверхности с легким наклоном кубик неподвижен, а шар катится. Это целиком определяется именно внешней формой в указанном смысле. Биохимики показали, что чем больше форма молекулы при данной массе отклоняется от сферической, тем больше коэффициент трения в движениях молекул в массе вещества (например, в клетке). Приведем чуть более конкретный пример из весьма важной области – сферы живого вещества. Биохимик Л. Страйер пишет:

«каждый из белков имеет четко определенную трехмерную структуру …будучи развернутыми или уложенными случайным образом, полимерные цепи лишены биологической активности. ….Функциональные свойства белков определяются их конфигурацией, то есть пространственным расположением атомов» /Страйер Л. Биохимия,. т. 1—М., 1984, с.32 /

Онтологическое значение формы еще более глубоко раскрывается в том положении, что форма определяет не только некоторую конкретную, законченную ограниченную вещь, но и целые области бытия. Это достаточно основательно показано относительно жизни в целом, жизни как биосе. Современная биохимия показала, что как в возникновении жизни, так и в ее функционировании (протекании) большую роль играют такие моменты формы, как стереохимизм, асимметрия, только благодаря которым и возможен морфогенез, то есть формирование органов живого тела, требующее систематической «смены направления» или молекулярной логики. Жизнь базируется на хиральности (зеркальной несовместимости молекул). Так называемые энантиоморфные молекулы отличаются тем, что при полной тождественности набора атомов и связей между ними, они отличаются взаимной зеркальностью, то есть бывают правыми и левыми. Это является источником активности и совместно с диссиметрией формирует направленный асимметричный синтез, в котором осуществляется морфогенез. Ясно, что и стереохимизм, и дисимметрия, и хиральность – чисто формальные определения молекул живого вещества, именно эти моменты формы, собственно, и делают его живым, вызывая к действительности огромный и специфический слой бытия.

7.2.3. Логический аспект

Таким образом, взятые в абстракции, материя и форма суть свойства, а их тождество (содержание) есть фундамент всех как проявленных, так и не проявленных (эзотерически сущих) свойств вещи.

7.2.4. Гносеологический аспект.

Решая какую-либо познавательную задачу, касающуюся чего угодно, мы имеем возможность рассмотреть изучаемое в аспекте категории материя/форма. При этом имеются три возможности такого рассмотрения. Во-первых, можно рассмотреть изучаемое нечто как материальное, его материю. При этом надо помнить об относительности материи. Необходимо четко задать уровень абстракции, на котором идет рассмотрение. Во-вторых, в соответствии с заданным пониманием материи вещи, рассмотреть форму вещи. Оба эти рассмотрения, конечно, будут весьма абстрактными, поэтому всегда надо ясно ставить цель такого абстрагирования. В-третьих, в той же плоскости абстракции можно рассмотреть содержание, то есть совокупность свойств, функций и смыслов.

*7.2.5. Форма и порядок

Уместно отметить, что форма иногда и в философии трактуется неадекватно. Часто ее понимают как порядок в противовес беспорядку как бесформенному. Для обыденного сознания это довольно обычно, но встречается также и в научных и в философских текстах. Например, П.Рикёр, утверждая, что одна из характерных черт современности – очарование бесформенным, говорит:

«только благодаря безотчетной тяге к порядку мы противимся этим чарам и отчаянно цепляемся за идею, что наше дело – порядок, наперекор всему» / /Рикёр Т.1, с.88/.

Функцию «спасения» порядка перед лицом «радикально бесформенного временного опыта» выполняет нарративный характер культуры, особенно художественной и исторической. Нарратив

«вносит созвучие туда, где существует только диссонанс», «придает форму бесформенному» /там же/.

О неадекватности применения понятия формы свидетельствует и данная Рикёром рекомендация:

«Гармоничность рассказа не должна быть чрезмерной. Построение интриги никогда не бывает триумфом «порядка». Даже парадигма греческой трагедии отводит место пертурбациям, peripeteia, то есть случайностям и превратностям судьбы» /там же, с. 89/.

Действительно, Аристотель в своей миметической концепции трагедии полагает это необходимым. Но означает ли включение peripeteia нарушение порядка рассказа и, тем более, формы? Что касается формы, очевидно, что ответ должен быть отрицательным. Что касается порядка, то ответ зависит от того, что понимать под порядком. Справедливо, что порядок нарушается случайностью. Но не порядок вообще, а данный порядок! Случайность нарушает некоторую мягкую необходимость, которая и представляет некоторый конкретный порядок. Форма, сопряженная с материей, здесь вообще не причем.

Понятие порядка само требует специального рассмотрения. На обыденном уровне мы имеем некую интуицию /точнее, ретенцию/ порядка. Попробуем смоделировать содержание этой ретенции. Во-первых, очевидно, что в ретенцию порядка входит представление о множестве вещей или событий, которое обладает порядком или находится в беспорядке. Естественно обратиться к теории множеств, где понятие упорядоченности вводится наиболее абстрактным и строгим образом. Вполне упорядоченное множество – это множество, в котором элементы составляют некоторую последовательность, образованную жестким отношением, которое и определяет порядок. Но для нас такое теоретическое представление является поризмой, которая открывает путь конкретизации идеи применительно к иным ситуациям оценки пары порядок/беспорядок. Представим себе комнату со столом и стульями, расставленными, по нашему мнению, «беспорядочно». Но означает ли, что эта ситуация не имеет формы, что она бесформенна? Конечно, нет. Тут есть материя /то, из чего, в данном случае – стол и стулья/ и форма /то, как – их взаимное расположение, оно есть и оно конкретно/. Мы можем изменить эту форму, передвинув несколько стульев или стол, причем так, что «беспорядок» останется. Если мы передвинем стол к окну, поставим около него стул, а другие стулья поставим вдоль стен – такую ситуацию мы, пожалуй, назовем «порядком». Очевидно, что это – не единственно возможный порядок. Но все ситуации порядка должны отвечать сформулированной выше поризме, в каждом случае должно быть некоторое жесткое отношение – принцип упорядочения. Мы ощущаем нечто как порядок, когда улавливаем некую телеологическую логику расположения частей в целом и наблюдаем элементы симметрии. Это значит, что в идее порядка есть объективный момент /основное отношение, симметрия/, и есть субъективный момент /телеологическая логика/, то есть организация множества для какой-то цели.

В каком же отношении находится порядок к форме? Из модели видно, что впечатление порядка производит форма, адекватная материи и цели /субъективной или объективной/, а не просто форма. Если же рассмотреть более внимательно, то обнаружится, что идея порядка /именно идея, а не впечатление/ является дериватом категорий материя/форма, часть/целое и необходимость/случайность, а не только категории форма. Тем более форма не тождественна порядку. Порядку-организации противостоит беспорядок как хаос. А хаос – понятие динамическое, стохастическое, а не статическое.

Этот пример свидетельствует, что и философы грешат подменой отрефлексированных понятий обыденными идеями.

*7.2.6. Феноменология материи и формы

Первое наше «видение» мира – созерцание, а первое в созерцании это вещь и ее «внешние» (точнее сказать – открытые нам непосредственно) свойства. Вот шар. Мы его видим и можем взять в руки и берем. Что нам дано непосредственно? Его цвет. Его шарообразность. Это для зрения. Его вес, шероховатость, или гладкость, плотность, твердость или мягкость – это для рук. Нам ничего не нужно, кроме самого этого контакта с шаром, чтобы иметь эти переживания, которые суть феномены нашего сознания в форме созерцания. Совсем иное дело, что шар «большой». Как будто бы это тоже свойство шара, но это не так. Шар, конечно, имеет некоторый размер (длину диаметра, объем). Но этот размер нами не переживается в качестве непосредственно данного, тем более его оценка – «большой». Чтобы дать такую оценку, мы должны были иметь дело или иметь идею другого шара, другого размера, меньшего. Значит для того, чтобы воспринять шар как большой, мы должны иметь опыт переживания разных шаров и у нас должны быть идеи «меньше» и «больше». Следовательно, это уже не факт созерцания, а факт мысли, и этот факт надстраивается над созерцаниями в многоступенчатой процедуре ее формирования. То же самое можно сказать о нашем восприятии шара как «деревянного». Это отнюдь не непосредственное созерцание, а мысль. Ясно, что исток идеи формы и материи должно искать не на этом уровне, а на первом – уровне созерцаний. Итак, где же он?

Вопросы для повторения

1. Как изменил Аристотель традиционное до него понимание материи?

2. Значение и смысл аристотелевского учения о форме.

3. Кант о материи и форме как основных понятиях рефлексии.

4. Гегелевское учение о материи, форме и содержании.

5. В чем некорректность марксистского представления о содержании и форме?

6. В чем общий логический смысл категории материя/форма?

7. Какое значение имеет различение понятий внутренняя форма и внешняя форма?

Задачи и упражнения

1. Проанализируйте как можно более подробно, что представляет из себя материя текстильной ткани. А в чем форма ткани? Есть ли разница в самом принципе анализа материи и формы ткани?

2. Как можно представить форму молекулы воды? А капли воды? В чем разница?

3. Примените понятия материя и форма к анализу следующего рассуждения: «Если бы люди всегда поступали согласно разуму, они, скорее всего, никогда бы не враждовали между собой. Увы, они бывают подвержены страстям»

4. Известное положение марксизма гласит: «В способе производства его содержание составляют материальные производительные силы, а форму – производственные отношения». Что вы можете сказать по этому поводу в свете известного вам о категории материя/форма?

5. Проанализируйте какую-нибудь обыденную вещь, например, автомобиль, с точки зрения гегелевского учения о материи и форме. То же относительно какого-нибудь известного произведения живописи, например, картины И.И.Шишкина «Утро в сосновом бору».

6. Придумайте собственный пример, который показывал бы, что материя вещи может выполнять функцию формы.

1. Аристотель. Метафизика. Книга 7, гл.7,8; Книга 8, гл.1 п.25, гл.4, гл. 6 п30.

2. Кант И. Критика …*.//Соч. в 6 томах, т.3, с.с.318-319

3. Гегель Г. Наука логики. Книга 2 (Учение о сущности) Отд.1, гл.3, п. А пп. а/ и с/.

Источник

Операционные системы и программное обеспечение