форма договора и его государственная регистрация

Энциклопедия решений. Государственная регистрация гражданско-правового договора

Государственная регистрация гражданско-правового договора

Гражданское законодательство различает государственную регистрацию прав и государственную регистрацию сделок. В частности, вопросам государственной регистрации прав на имущество посвящена ст. 131 ГК РФ, согласно которой государственной регистрации подлежит право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение. На необходимость государственной регистрации прав на имущество (принадлежности объекта гражданских прав определенному лицу, ограничений таких прав и обременений имущества) указывает также ст. 8.1 ГК РФ.

До 01.03.2013 действовали положения ГК РФ, предусматривающие государственную регистрацию договоров:

— продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры (п. 2 ст. 558 ГК РФ);

— продажи предприятия (п. 3 ст. 560 ГК РФ);

— дарения недвижимого имущества (п. 3 ст. 574 ГК РФ);

— договора, предусматривающего отчуждение недвижимого имущества под выплату ренты (ст. 584 ГК РФ).

Однако в соответствии с ч. 8 ст. 2 федерального закона от 30.12.2012 N 302-ФЗ, вступившего в силу с 01.03.2013, правила о государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом, содержащиеся в ст.ст. 558, 560, 574, 584 ГК РФ, к договорам, заключаемым после дня вступления в силу этого федерального закона, применению не подлежат.

В силу п. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, для третьих лиц считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. Это означает, что, если стороны достигли соглашения в требуемой форме по всем существенным условиям договора, который подлежит государственной регистрации, но не был зарегистрирован, стороны не могут ссылаться на его незаключенность, поскольку государственная регистрация договора необходима лишь для возникновения его вещного эффекта (действия в отношении третьих лиц).

Такой эффект выражается в том, что права, предоставленные стороне незарегистрированного договора, не могут быть противопоставлены третьим лицам. К примеру, в случае заключения долгосрочного договора аренды недвижимости, не прошедшего государственную регистрацию, арендатор не приобретает преимущественного права на заключение договора на новый срок (п. 1 ст. 621 ГК РФ), а к отношениям арендатора и третьего лица, приобретшего на основании договора переданную в пользование недвижимую вещь, не применяется п. 1 ст. 617 ГК РФ. Поэтому в ряде случаев арендатору целесообразно обратиться с заявлением о государственной регистрации договора аренды в наиболее короткий срок. В отношениях же между сторонами договора аренды права и обязанности из договора возникают не в момент его государственной регистрации, а в момент получения лицом, направившим предложение о заключении договора, акцепта лица, которому такое предложение было направлено (п. 1 ст. 433 ГК РФ)*(2).

Если одна из сторон уклоняется от государственной регистрации сделки, регистрация может быть произведена без ее участия по решению суда, вынесенному по требованию другой стороны (п. 2 ст. 165 ГК РФ). Причем сторона, которая фактически исполнила договор до его необходимой государственной регистрации (передала имущество, уплатила деньги), не вправе ссылаться на истечение срока исковой давности по требованию другой стороны о его государственной регистрации. Такое поведение будет расцениваться как злоупотребление правом, что повлечет за собой отказ в защите права со стороны суда (п. 2 ст. 10 ГК РФ, п. 61 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25).

От государственной регистрации сделок в отношении недвижимого имущества необходимо отличать государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, под которыми понимаются право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение (ст. 8.1, п. 1 ст. 131 ГК РФ).

Основаниями для государственной регистрации прав на недвижимое имущество выступают не только договоры и иные сделки, но и акты органов государственной власти и органов местного самоуправления, акты (свидетельства) о приватизации, свидетельства о праве на наследство, вступившие в законную силу судебные акты, акты (свидетельства) о правах на недвижимое имущество, выданные уполномоченными органами государственной власти, а также иные основания, перечисленные в ч. 2 ст. 14 Закона N 218-ФЗ.

Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права, которое может быть оспорено только в судебном порядке (п. 6 ст. 8.1 ГК РФ, ч. 5 ст. 1 Закона N 218-ФЗ).

Государственную регистрацию прав и сделок необходимо отличать от регистрации некоторых видов имущества (например, транспортных средств).

*(1) В связи с принятием и изменением Федерального закона от 30.12.2012 N 302-ФЗ, сначала отменившего правило о государственной регистрации для договоров аренды недвижимого имущества, заключенных после 01.03.2013, а затем восстановившего его с 04.03.2013, существовала неопределенность в отношении договоров аренды недвижимости, заключенных 2 и 3 марта 2013 г. В настоящее время эта неопределенность устранена разъяснениями Пленума ВАС (см. п.п. 14, 27 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73).

*(2) Аналогичный подход был сформирован в судебной практике еще до внесения изменений в п. 3 ст. 433 ГК РФ (с 1 июня 2015 года), которыми уточнено, что договор считается заключенным с момента его государственной регистрации именно для третьих лиц (п. 77 ст. 1, ч. 1 ст. 2 Федеральный закон от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»). Так, из п. 14 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73, постановления Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 N 4905/11 и п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165 следует, что сторона договора, не прошедшего необходимую государственную регистрацию, не вправе на этом основании ссылаться на его незаключенность.

Источник

Статья 164. Государственная регистрация сделок

1. В случаях, если законом предусмотрена государственная регистрация сделок, правовые последствия сделки наступают после ее регистрации.

2. Сделка, предусматривающая изменение условий зарегистрированной сделки, подлежит государственной регистрации.

Комментарий к ст. 164 ГК РФ

1. Первый вопрос, на который необходимо дать ответ при толковании ст. 164, состоит в том, относится ли государственная регистрация сделки к ее форме. К сожалению, закон дает известные основания как для положительного, так и для отрицательного ответа на него.

Действительно, с одной стороны, по своим целям и задачам государственная регистрация сделок во многом напоминает их нотариальное удостоверение, которое, без сомнения, является элементом формы сделки. Так, при государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом проводится правовая экспертиза документов и проверка законности сделки, сведения о совершенной сделке вносятся в Единый государственный реестр, на документе, фиксирующем сделку, проставляется особая надпись о состоявшейся регистрации (ст. 13 Закона о государственной регистрации). Несоблюдение требования о государственной регистрации сделки, как и несоблюдение нотариальной формы, влечет ее недействительность (п. 1 ст. 165 ГК).

С другой стороны, требование о государственной регистрации сделок не отнесено законом к форме сделки (см. ст. ст. 158, 160, п. 3 ст. 165 ГК). Сделки, требующие государственной регистрации, по общему правилу порождают, изменяют и прекращают права и обязанности лишь с момента их регистрации (п. 3 ст. 433 ГК). В ряде случаев такие сделки связывают самих участников, но не имеют юридического значения для третьих лиц (п. 2 ст. 1028 и др. ГК). Все эти нормы говорят в пользу того, что государственная регистрация сделок является не формой сделки, а лишь стадией ее заключения.

При всей непоследовательности законодателя по данному вопросу государственную регистрацию правильнее считать не формой сделки, а стадией ее заключения в случаях, когда это установлено законом. Подтверждает данный вывод и то обстоятельство, что если применительно к форме сделки стороны нередко имеют возможность выбора (в частности, почти всегда могут облечь в письменную или нотариальную форму сделку, для которой этого по закону не требуется), то государственная регистрация сделки производится лишь тогда, когда это предусмотрено законом.

2. Государственной регистрации подлежат в основном сделки с землей и другим недвижимым имуществом. Однако в отличие от государственной регистрации прав на недвижимое имущество (об этом см. п. 3 коммент.) сделки с недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации лишь в случаях, предусмотренных законом. Применительно к данному виду сделок комментируемая статья содержит отсылку к ст. 131 ГК и Закону о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, которая, однако, почти ничего не проясняет.

И действительно, ст. 131 ГК указывает не на виды сделок, а на виды вещных и иных прав на недвижимое имущество, возникновение, переход и прекращение которых подлежат регистрации. Что касается Закона о государственной регистрации, то он также не содержит какого-либо перечня сделок с недвижимым имуществом, которые требуют государственной регистрации.

О сделках с недвижимым имуществом, подлежащим государственной регистрации, упоминается в ряде статей ГК. В частности, она требуется:

— для договора об ипотеке (п. 3 ст. 339 ГК);

— договоров продажи жилого помещения (п. 2 ст. 558 ГК) и предприятия (п. 3 ст. 560 ГК);

— договора дарения недвижимого имущества (п. 3 ст. 574 ГК);

— договора ренты под отчуждение недвижимого имущества (ст. 584 ГК);

— договоров аренды здания или сооружения на срок более года (п. 2 ст. 651 ГК) и аренды предприятия (п. 2 ст. 658 ГК);

— договора доверительного управления имуществом, продажа которого требует государственной регистрации (п. 2 ст. 1017 ГК).

3. Государственную регистрацию сделок с недвижимым имуществом надлежит отличать от регистрации возникновения права собственности и иных вещных прав на это недвижимое имущество. По общему правилу регистрации подлежат любые вещные права на недвижимое имущество, за исключением прав на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты. Наряду с вещными правами подлежат регистрации ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество, в том числе сервитут, ипотека, доверительное управление, аренда (п. 1 ст. 4 Закона о государственной регистрации).

Основаниями для государственной регистрации прав на недвижимое имущество выступают не только договоры и иные сделки, но и акты органов государственной власти и органов местного самоуправления, свидетельства о приватизации, судебные решения и т.д. (п. 1 ст. 17 Закона о государственной регистрации).

В отличие от подлежащих регистрации сделок с недвижимым имуществом, считающихся заключенными в момент их государственной регистрации, сделки с недвижимым имуществом, не требующие государственной регистрации, вступают в силу с облечением их в надлежащую форму. Государственная регистрация перехода прав на недвижимое имущество выступает в данном случае в качестве стадии исполнения такой сделки.

В случаях, прямо предусмотренных законом, государственной регистрации подлежат как сделка по поводу недвижимого имущества, так и переход права, вытекающего из сделки (п. 2 ст. 558, п. 3 ст. 560 и др. ГК). Такая двойная регистрация представляется излишней мерой, поскольку она лишь усложняет оборот без серьезного повышения гарантий его стабильности.

4. Пункт 2 ст. 164 указывает на то, что помимо регистрации сделок с недвижимым имуществом законом может вводиться также регистрация сделок с движимым имуществом. Правовое значение процедуры регистрации сделки остается таким же: с этого момента сделка считается заключенной, а отсутствие государственной регистрации приводит к ее ничтожности лишь в случаях, прямо предусмотренных законом (подробнее об этом см. п. 1 коммент. к ст. 165 ГК).

Так, в соответствии с п. 2 ст. 1028 ГК договор коммерческой концессии подлежит государственной регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности; там же регистрируются договоры, направленные на отчуждение, залог и предоставление прав на использование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков (ст. 1232 ГК).

5. Государственную регистрацию сделок, о которой говорится в ст. 164, необходимо отличать от регистрации некоторых имущественных объектов, преследующей фискальные, учетные, статистические, технические и иные подобные цели. Примером может служить обязательная государственная регистрация автотранспортных средств (их технический учет). Данная и подобные ей виды регистрации не имеют правоустанавливающего значения, однако нередко являются условиями допуска соответствующих объектов к эксплуатации.

6. Государственную регистрацию сделок не следует отождествлять также с обязательным учетом некоторых договорных обязательств, предусмотренным действующим законодательством. Так, все законы о бюджете последних лет, опираясь на требования БК, предусматривают обязательный учет в органах федерального казначейства обязательств бюджетных учреждений, подлежащих исполнению за счет средств федерального бюджета. Целью такого учета является предотвращение заключения бюджетными учреждениями договоров (прежде всего договоров на поставку продукции для государственных нужд), не обеспеченных бюджетным финансированием. Вытекающие из договоров обязательства, принятые федеральными учреждениями сверх утвержденных им лимитов бюджетных обязательств, не подлежат оплате за счет средств федерального бюджета и по иску вышестоящей организации или федерального казначейства признаются недействительными.

Указанный учет осуществляется на основании специального Положения, утв. Правительством РФ от 15 июля 1999 г. N 806 (СЗ РФ. 1999. N 29. Ст. 3762). Учреждение представляет в орган федерального казначейства оригинал договора и его копию. На оригинале договора, учтенного органом федерального казначейства, проставляются дата учета договора, штамп и подпись ответственного исполнителя органа федерального казначейства, а также учетные номера бюджетных обязательств и их суммы по каждому коду бюджетной классификации РФ. Оригинал договора возвращается исполнителю, а его копия с расшифровкой остается в органе федерального казначейства.

Судебная практика по статье 164 ГК РФ

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 65.2, 164, 174 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 8 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью», исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, приняв во внимание заключенный между участниками общества корпоративный договор, исходили из того, что Матвеевым С.В. не представлено доказательств причинения ему убытков в связи с заключением договора аренды между обществом и предпринимателем, а также доказательств наличия сговора либо иных совместных действий в ущерб интересам общества или Матвеева С.В. Также суды отметили, что поведение Матвеева С.В. по оспариванию договора аренды после заключения корпоративного договора не соответствует поведению, ожидаемому от любого участника гражданского оборота, учитывающему права и законные интересы другой стороны, и является недобросовестным.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 65.2, 164, 174 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 8 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью», исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, приняв во внимание заключенный между участниками общества корпоративный договор, исходили из того, что Матвеевым С.В. не представлено доказательств причинения ему убытков в связи с заключением договоров аренды между обществом и предпринимателем, а также доказательств наличия сговора либо иных совместных действий в ущерб интересам общества или Матвеева С.В. Также суды отметили, что поведение Матвеева С.В. по оспариванию договоров аренды после заключения корпоративного договора не соответствует поведению, ожидаемому от любого участника гражданского оборота, учитывающему права и законные интересы другой стороны, и является недобросовестным.

Согласно положениям пункта 1 статьи 164 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на 20 апреля 2006 года) сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных статьей 131 названного Кодекса и законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Кроме того, вопреки требованиям части второй статьи 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», заявителем не представлены документы, подтверждающие применение в его конкретном деле статей 164 и 181 ГК Российской Федерации, статей 49 и 67 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости», а также оспариваемых положений Земельного кодекса Российской Федерации, федеральных законов «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статей 65 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проанализировав условия договора аренды от 14.08.2012 N 101/12/Г земельного участка, предоставленного для размещения индивидуального гаража, и дополнительное соглашение к нему от 29.11.2017, суд, руководствуясь пунктом 1 статьи 164, пунктом 2 статьи 609 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью 2 статьи 14, статьями 26, 27, частью 12 статьи 29, частью 1 статьи 51 Закона о регистрации, признал, что после истечения срока действия указанного договора аренды, зарегистрированного в установленном порядке, ни одна из сторон не заявила о его расторжении, в связи с чем, в соответствии с пунктом 2 статьи 621 Гражданского кодекса Российской Федерации, этот договор аренды считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок и на момент заключения дополнительного соглашения от 29.11.2017, которым срок действия этого договора установлен с 29.11.2017 до 29.11.2020, указанный договор аренды являлся действующим.

Суд апелляционной инстанции, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь статьями 131, 132, 133.1, 164, 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, в редакции, действовавшими в спорный период статьями 42, 56, 85, 90, статьей 105 ЗК РФ, статьей 1 ГрК РФ, статьей 2, частью 6 статьи 28 Федерального закона от 31.03.1999 N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации», статьей 1 Федерального закона от 27.05.1996 N 57-ФЗ «О государственной охране», Федеральным законом от 13.07.2015 N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», пунктами 4.1, 4.4 Правил охраны магистральных трубопроводов, утвержденных заместителем Министра топлива и энергетики 29.04.1992 и постановлением Федерального горного и промышленного надзора России от 24.04.1992 N 9, Правилами охраны магистральных газопроводов, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 08.09.2017 N 1083, Сводом правил, разъяснениями, приведенными в пункте 1 Обзора судебной практики N 2 (2016), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 06.07.2016, правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 06.10.2015 N 2318-О, пришел к выводу том, что у суда первой инстанции не было оснований для удовлетворения требований Администрации, отменил решение от 07.08.2018 и отказал Администрации в иске.

Суд апелляционной инстанции, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь статьями 131, 132, 133.1, 164, 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, в редакции, действовавшими в спорный период статьями 42, 56, 85, 90, статьей 105 ЗК РФ, статьей 1 ГрК РФ, статьей 2, частью 6 статьи 28 Федерального закона от 31.03.1999 N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации», статьей 1 Федерального закона от 27.05.1996 N 57-ФЗ «О государственной охране», Федеральным законом от 13.07.2015 N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», пунктами 4.1, 4.4 Правил охраны магистральных трубопроводов, утвержденных заместителем Министра топлива и энергетики 29.04.1992 и постановлением Федерального горного и промышленного надзора России от 24.04.1992 N 9, Правилами охраны магистральных газопроводов, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 08.09.2017 N 1083, Сводом правил, разъяснениями, приведенными в пункте 1 Обзора судебной практики N 2 (2016), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 06.07.2016, правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 06.10.2015 N 2318-О, пришел к выводу том, что у суда первой инстанции не было оснований для удовлетворения требований Администрации, отменил решение от 13.07.2018 и отказал Администрации в иске.

Согласно пункту 1 статьи 164 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, если законом предусмотрена государственная регистрация сделок, правовые последствия сделки наступают после ее регистрации.
В силу пункта 3 статьи 574 указанного кодекса договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Источник

Статья 609. Форма и государственная регистрация договора аренды

1. Договор аренды на срок более года, а если хотя бы одной из сторон договора является юридическое лицо, независимо от срока, должен быть заключен в письменной форме.

2. Договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законом.

3. Договор аренды имущества, предусматривающий переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору (статья 624), заключается в форме, предусмотренной для договора купли-продажи такого имущества.

Комментарий к ст. 609 ГК РФ

1. В п. 1 коммент. ст. содержатся общие требования к форме договора аренды. Форма договора аренды может быть как письменной, так и устной. Договор аренды на срок более года, а также если хотя бы одной из сторон является юридическое лицо, независимо от срока, должен быть заключен в простой письменной форме. В части срока данное правило вполне логично: более или менее длительные правоотношения по пользованию чужим имуществом во избежание недоразумений при доказывании спорных фактов должны быть формализованы. В части требования о соблюдении письменной формы договора с участием юридических лиц рассматриваемое правило является, по сути, лишь воспроизведением общей нормы п. 1 ст. 161 ГК.

Государственная регистрация аренды недвижимого имущества производится посредством государственной регистрации договора аренды этого недвижимого имущества (п. 1 ст. 26 Закона о государственной регистрации). Договор аренды недвижимого имущества, не прошедший государственной регистрации, считается незаключенным (по общему правилу п. 3 ст. 433 ГК).

Судебная практика по статье 609 ГК РФ

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 307, 309, 310, 450, 606, 607, 609, 614, 620, 651, 655 Гражданского кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, установив, что спорное помещение передано предпринимателем по акту приема-передачи N 1 в удовлетворительном состоянии и принято обществом, которое ненадлежащим образом исполнило обязательства по внесению арендных платежей в период до возврата помещения, удовлетворили иск предпринимателя.

Суд кассационной инстанции, действуя в пределах полномочий, установленных статьями 286 и 287 АПК РФ, установив, что суд апелляционной инстанции неправильно применил нормы материального права, а его выводы о том, что истец непрерывно в течение 15 лет владеет спорными земельными участками на основании договоров аренды не соответствуют имеющимся в деле доказательствам и фактическим обстоятельствам, руководствуясь статьями 421, 422, 445, 446, 609 ГК РФ, статьями 26, 39.3, подпунктом 2 пункта 2 статьи 39.4 ЗК РФ, статьей 21 Закона N 532-КЗ, разделом 2 Порядка определения цены, отменил постановление апелляционного суда в части установления выкупной стоимости земельных участков в редакции истца и урегулировал разногласия сторон в данной части, приняв пункты 2.1 договоров в редакции Департамента.

Договор аренды земельного участка N 0300000112 от 28.10.2002 не был зарегистрирован в установленном законом порядке. Срок данного договор составлял 11 месяцев, однако по истечении срока его действия арендатор продолжал использовать земельный участок еще в течение 5 лет. Вывод окружного суда о том, что последующая пролонгация данного договора не возлагала на его стороны обязанность осуществить его регистрацию, является неверным, противоречащим пункту 3 статьи 433, пункту 2 статьи 609 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, проанализировав условия договора от 14.04.2008 N 1 и дополнительного соглашения к нему, руководствуясь статьями 309, 310, 606, 607, 609, 610, 614, 622, 650, 651 Гражданского кодекса Российской Федерации, приняв во внимание обстоятельства, установленные Арбитражным судом Республики Адыгея при рассмотрении спора N А01-184/2017, пришли к выводу о наличии оснований для взыскания с предпринимателя (арендатора) в пользу Общества (арендодателя) задолженности по арендной плате, поскольку факт использования предпринимателем в декабре 2016 года арендованного помещения по возобновленному на неопределенный срок договору от 14.04.2018 подтвержден представленными в материалы дела доказательствами.

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статей 65 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проанализировав условия договора аренды от 14.08.2012 N 101/12/Г земельного участка, предоставленного для размещения индивидуального гаража, и дополнительное соглашение к нему от 29.11.2017, суд, руководствуясь пунктом 1 статьи 164, пунктом 2 статьи 609 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью 2 статьи 14, статьями 26, 27, частью 12 статьи 29, частью 1 статьи 51 Закона о регистрации, признал, что после истечения срока действия указанного договора аренды, зарегистрированного в установленном порядке, ни одна из сторон не заявила о его расторжении, в связи с чем, в соответствии с пунктом 2 статьи 621 Гражданского кодекса Российской Федерации, этот договор аренды считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок и на момент заключения дополнительного соглашения от 29.11.2017, которым срок действия этого договора установлен с 29.11.2017 до 29.11.2020, указанный договор аренды являлся действующим.

Согласно п. 2 ст. 609 ГК РФ договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законом и в силу ч. 3 ст. 433 ГК РФ считается для третьих лиц заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 309, 310, 329, 330, 333, 421, 607, 609 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 35, 39.20, 65 Земельного кодекса Российской Федерации, учитывая экспертное заключение, произвели перерасчет задолженности по арендной плате.

Руководствуясь статьями 167, 433, 609, 651, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике», Правилами недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 N 442, Правилами государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 N 1178, суды оценили представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ и пришли к выводу о необоснованности заявленных требований. Суды указали, что сетевая организация вправе претендовать на получение платы за услуги, оказанные посредством объектов электросетевого хозяйства, затраты на содержание и эксплуатацию которых учтены при утверждении тарифного решения. Поскольку в данном случае такие затраты не учтены при формировании тарифов, суды отказали истцу в удовлетворении его требований.

Удовлетворяя заявленные администрацией требования, суды руководствовались статьями 11, 26, 39.6 Земельного кодекса Российской Федерации, статьей 425, 433, 452, 609 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 9, 14, 27 Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» и исходили из отсутствия у Управления Росреестра законных оснований для отказа администрации в государственной регистрации спорного дополнительного соглашения.

Источник

Операционные системы и программное обеспечение